Из жизни ПБ-3 «Магаданский комсомолец».

Виктор Портнов

Ремонт крана и смекалка

В самом начале службы на ПБ-3 «Магаданский комсомолец» у нас произошёл такой случай. Во время погрузки или выгрузки, теперь не помню, переломилась стрела  3-х тонного крана для погрузки-выгрузки торпед. Торпеда осталась на лодке в  люке для погрузки торпед.

Нашу ремонтную команду подняли по тревоге и направили на ремонт стрелы крана. Когда мы подошли, то увидели, что стрела крана переломилась почти у основания. Что делать? Так, как запасы материала на корабле были, то решили сделать стрелу своими силами.

«Болгарок» тогда не было и всё пилили ручными ножовочными станками. Вырезали поломанное место и вместо гнутых и поломанных частей вырезали новые. Сварщик начал варить прямо на месте, чтобы не изменить конструкцию и не нарушить жёсткость конструкции.

Всё это мы делали ночью и к утру стрела была готова. Весь ремонт был произведён чуть меньше, чем за сутки. Нашу ремонтную команду снимали на фото и, кажется, была статья в газете “Боевая вахта”. Это событие произошло в начале 1970 года.

Растительное масло и узел

Однажды нам плавбазу привезли бочку растительного масла и оставили на берегу, загрузить на корабль было некому.

Стояла она, стояла и вот мой дружок, боцманёнок, Ваня Пырву  из Молдавии, предложил мне эту бочку доставить на борт. На плавбазе у нас был 11 тонный кран, но он находился почти посередине корабля. И нам для того, чтобы поднять эту бочку, необходимо было сперва эту бочку  подогнать к крану по воде – бочка была совсем нелегкой и поднять по трапу мы ее не могли. Тем более, что бы попасть на корабль, надо было пройти сперва по одному трапу (примерно 4-5 метров), потом по понтону и ещё по одному трапу наверх, на сам корабль (примерно метров 6).

Вот Ваня и предложил – бочку обвязать бочечным узлом и подтащить по воде к крану а потом поднять её краном на борт. Я спросил Ваню: «Ты умеешь вязать бочечный узел?». На что он не задумываясь ответил мне : «Да!».  На том и договорились.

Но чтобы её опустить в воду, её надо было затащить на понтон, что мы с трудом и сделали. И тут Ваня начал вязать свой  «знаменитый» БОЧЕЧНЫЙ УЗЕЛ. Вязал минут десять. Я спросил его: »Ну, что? Можем сталкивать бочку в воду?» Он Ответил: «Давай!» И мы её благополучно столкнули в воду!

Но перед тем как столкнуть, мы долго решали – а будет ли она плавать? Решили, что раз масло легче воды – значит должна плыть!

Однако в нашем случае теория и практика сильно разнились между собой… Когда бочка упала в воду то она, вопреки всем нашим расчетам, тут же пошла ко дну и мы начали её тянуть наверх. Подтянули её, а она вдруг вывернулась из узла и игнорируя наши желания, расчеты и узел спокойно ушла на дно…

Вот тут мы и поняли, накрылись все отпуска и увольнения и ещё за бочку с маслом придётся платить! Но морская смекалка нас не подвела… Мы попросили вахтенного у трапа (а только он видел наш «героизм»), сказать всем, что когда мы затащили бочку на понтон, рядом  прошёл торпедолов и от волны понтон начал сильно качаться (а так бывало). И не смотря на наш героизм мы не смогли удержать бочку и она упала за борт. На том и постановили.  После принятия такого нелегкого решения, Ваня мне предложил пойти с ним в цепной ящик и усугубить это дело спрятанной бутылкой водки…

А нашу злополучную бочку на третий день нашли водолазы в ста метрах от корабля. Вот какие случаи бывают от «большой самонадеянности» и энтузиазма..

Наша рыбалка.

Однажды, когда мы пошли на стрельбы, нас, то есть шесть матросов и мичмана высадили на острове в Охотском море. Названия острова я не помню, но помню что до него шли довольно долго.

Когда пришли, то высадились на шестивёсельном яле или проще, шлюпке. А высадили нас для того, что бы половить рыбы, форели для ухи на всю команду. Сказали, что в речке на острове она есть. Время нам дали одни сутки, взяли мы с собой провизии и рыболовные принадлежности.

Шлюпку вытащили на берег, примерно метра на два и привязали. Пошли ловить рыбу но ни чего не поймали! Тут же на берегу было много бочек с солёной рыбой, видимо рыбаки засолили.  Мы взяли немного и сварили ухи из нее.

После обеда пошли посмотреть остров. Он оказался не так уж маленьким. На самом высоком месте, возле крутого обрыва стоял автоматический маяк. Я ещё по бросал камни с этого обрыва в море. Было очень интересно смотреть, как они падают с большой высоты.

К вечеру стали готовиться ко сну, а спать не на чем! Хорошо,что на берегу валялось очень много выброшенных плетённых циновок. Правда они были сырые, но ничего, мы легли на них спать.

Рано утром, проснувшись, мы увидели,что вокруг нас сплошной туман, ни чего не видно! А нам надо идти на корабль…

И ещё нас ждала большая неожиданность, наша шлюпка оказалась после отлива в метрах 50-ти от берега. Берег был каменистый, крупная галька и нам предстояло её тащить к воде, а вес её около шестисот кг! Но делать нечего, начали тащить. Как мы её тащили, я до сих пор не могу понять, по камням, по воде которая была холоднющая, пока она не стала на воду.

А впереди ещё надо было найти корабль, которого не было видно, учитывая что видимость была не более 30-50 метров. Хорошо что на корабле стали подавать звуковые сигналы. А сигнал у нас был знатный, слышно за не один километр! Идём, идём и вдруг туман кончается, и перед нами вырос корабль…

Подошли, нас взяли на шлюпбалки и подняли на корабль. Впечатлений было много, ну а форели нет! Хорошо, что мы взяли солёного рыбы из которого потом сварили ухи на всю команду. Вот такая была у нас рыбалка!

Вячеслав Кудров

Подготовка к первой зиме

«Магаданский комсомолец» готовился к наступающей зиме 1971-72 года. Все уже были наслышаны о своенравной и холодной зиме Магадана, но экипажу плавбазы предстояло познакомиться с ней впервые. Сам экипаж в эту зиму оставался жить на корабле и нужно было предпринять все меры, чтобы зимой было к кубриках тепло.

Подумав командование приняло решение, неординарное и удачное. Решили утеплить … палубу.

Палубу сначала засыпали толстым слоем опилок, а сверху на опилки уложили доски (примерно сороковку), дабы слой утеплителя не разнесло ветром и ногами экипажа. На утепление корабля был брошен весь экипаж и вскоре «Магаданский комсомолец» был готов к зиме и морозам.

Зимой экипажу в кубриках было тепло, а по доскам ходили и  никто не падал и не ушибался.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *