Визит контр-адмирал Громова и его последствия для «Магаданского комсомольца»

Плавбаза ПБ-3 «Магаданский комсомолец».

Плавбаза «Магаданский комсомолец».

После несения боевой службы летом 1975 года у Гавайских островов (место гибели К-129) ПБ-3 «Магаданский комсомолец» вернулась в конце июля – начале августа на свою базу в Магадан. В ноябре месяце плавбаза должна была совершить переход в Петропавловск-Камчатский на зимовку. На плавбазу также загрузили продовольствие, в том числе и картошку, для экипажей подводных лодок 171 бригады. зимующих на Камчатке.

Прием на борт контр-адмирала Громова

В это же время АПЛ уходила на боевую службу. В районе острова Алаид  (это недалеко от Северокурильска)  ПБ-3 «Магаданский комсомолец» было назначено рандеву для пересадки с лодки на борт плавбазы  командующего второй флотилии контр-адмирала Громова.

«Магаданский комсомолец» прибыл в точку встречи с АПЛ и приступил к принятию на борт контр-адмирала Громова. Время было около семи утра. Сумерки. Небольшой туман. На море было волнение в 4-5 баллов, зыбь, что в принципе позволяло спустить рабочий катер  и забрать с подводной лодки человека.

Чтобы переместить контр-адмирала из точки А в точку Б рассматривалось несколько различных вариантов.

Первый вариант – швартовка к борту, но из-за большой волны отказались (рубка лодки периодически была то выше уровня палубы, то ниже).

Плавбаза ПБ-3 «Магаданский комсомолец». Подъем катераПлавбаза ПБ-3 «Магаданский комсомолец». Подъем катера.

Второй вариант доставки командующего. На этом варианте и остановились – как наиболее приемлимым.

Решение было принято и АПЛ начала лавировать, пытаясь подойти к борту «Магаданского комсомольца».

На мостике находились командир капитан 2 ранга Кашин Михаил Михайлович и все лица, несущие ходовую вахту по расписанию. Боевая тревога не игралась. Спуском рабочего катера, по приказу командира плавбазы, руководил Мошкин Николай, сам командир капитан 2 ранга Кашин Михаил находился на правом крыле ходового мостика.

За этой операцией командующий второй флотилии контр-адмирал Громов лично следил с рубки ПЛ.

Столкновение с АПЛ

Далее предоставляю слово Николаю Мошкину:  «Оба корабля легли в дрейф. По приказанию командира, и как помощник командира,  я руководил спуском катера с левых ростр и, как мне показалось, что именно в момент, когда стропы были освобождены от катера, и он устремился от корабля, чтобы не накрыло волной, плавбазу очень сильно качнуло.

На зыбь это было не похоже, поэтому я сразу же перебежал на правый борт и увидел, что подводная лодка задним ходом медленно отходит от кормовой части нашего корабля. Я понял, что произошло  столкновение, и результаты этого столкновения (некоторые называли его навалом) не заставили долго ждать.

С подходом катера, к/а Громов по штормтрапу поднялся к нам на борт, я не без труда поднял катер, поднялся на мостик».

Что именно послужило причиной происшествия – волнение в 4-5 баллов, сумерки, сила инерции, ошибка в расчетах или другой фактор уже установить невозможно. И АПЛ оказалась не у борта, а под бортом с выгнутой конфигурацией (это примерно у нижней площадки парадного трапа). На океанской зыби или подводная лодка приподнялась, или плавбаза опустилась на носовую часть лодки.

В результате АПЛ ударила своей носовой частью в правую сторону кормовой части «Магаданского комсомольца». Удар пришелся  в правую фасонную часть корпуса, где проходил гребной вал.

В связи с тем, что подводная лодка врезалась в борт не на скорости, последствия удара для АПЛ были минимальные. Корпус был лодки защищён противолокационным резиновым покрытием толщиной примерно в 15 сантиметров, так что она отделалась лёгким испугом. Осмотре отсеки, АПЛ ушла на боевую службу.

Последствия удара для «Магаданского комсомольца» были куда плачевнее. В результате столкновения в месте удара ниже ватерлинии в районе линии правого вала образовалась пробоина.

Через короткое время после столкновения из поста энергетики и живучести поступил доклад о поступлении воды в коридор правой линии вала. Вот тогда была сыграна боевая тревога и личный состав приступил к борьбе за живучесть, связанной с поступлением забортной воды.

Обследовав пробоину в обшивке корпуса, а она имела рваную Г-образную форму размерами 15Х15 сантиметров в непосредственной близости к опорному подшипнику. Вода продолжала поступать в корпус плавбазы, затапливая линию правого вала. Появился крен на правый борт.

Место удара пришлось на фасонную часть корпуса и его форма усложняла проведение спасательных работ. Была попытка соорудить цементный ящик, но это не привело к ожидаемым результатам. И тогда, чтобы вода не начала поступать через сквозной проход в коридор левой линии вала, было принято решение заварить вход в коридор правой линии вала.

Замурованная аварийна партия

Надо сказать, что личный состав боевой части 5 действовал  быстро, смело и решительно. В ремонтном блоке вырезали  по размеру прохода металлическую пластину и приступили к перекрытию коридора.

Команда сперва попыталась заварить коридор со стороны левой линии вала, но давление воды не давало возможности плотно прижать лист металла. Тогда группа моряков зашла на затапливаемую половину и с обратной стороны прижали лист (тут вода помогла). Ремонтники быстро заварили коридор по периметру двери.

Из правой линии вала на верхнюю палубу имелся узкий выход в район рубки дежурного по кораблю, вот по этому выходу и должны были выйти матросы. Но шло время, а ремонтная группа не возвращалась. Через некоторое время возле рубки дежурного услышали стук. Тогда и было обнаружено, что люк выхода их шахты правой линии вала заварен! Люди, которые боролись с водой в коридоре линии вала, оказались замурованными.

Тут думаю стоит немного рассказать о другом случае, имевшем место ранее. Три двери находились рядом: одна шла в кормовой кубрик, другая в рубку дежурного, а третья в линию вала. По тревоге матрос влетел вместо рубки дежурного в линию вала, упал  и сломал себе ноги. После этого случая   люк выхода их шахты линии вала заварен. В общем хотели сделать как лучше, а получилось как всегда.

Ремонтники притащили ацетиленовый генератор, кислород, срезали болт заваренный. Ребята в это время в ледяную воду ныряли, чтобы металл расплавленный на голову не попал. Надо было видеть отважных матросов, которые не обращая внимания на ещё горячие следы  сварки, с очумелыми глазами выпрыгивали на божий свет! Вся группа была доставлена в санчасть. Там доктор Иванов Василий Дмитриевич устроил растирание спиртом двухстороннее: снаружи и изнутри спиртом! Никто не заболел. Старшим группы был командир отделения мотористов Илья Фаршатов.

После того, как коридор правой линии вала был наглухо заварен, дальнейшее поступление воды в левую линию вала было прекращено. Крен выровняли за счет топлива и воды в носовых цистернах. Воду из затопленного отсека уже откачивали в доке (ту, что сама не вылилась через пробоину).

И снова боевая тревога!

Но на этом драматические события не закончились. Уже вечером, в 22 часа, на ГКП поступил доклад от дневального 7-го кубрика: «Поступление воды в кормовой артиллерийский погреб!».

Откуда?! Оказалось, что артиллерийский погреб, находящийся под 6-7 кубриками, сообщается шпигатом с коридором линии вала. Забортная вода, заполнив коридор правой линии вала, через шпигат стала поступать в артиллерийский погреб.

В это время снарядов там не было. Погреб был заполнен на 1/3 объёма свежим картофелем (провиант для магаданских подводных лодок, зимующих на Камчатке) и тюками пакли (скорее всего для чистки трюмов). Снова прозвучала команда: «Боевая тревога!».

Самым хитрым моментом в этой борьбе с водой было добраться до шпигата и запихать в него ЧОП. Водолаз, получив несколько ударов по своему корпусу от плавающих ящиков с картошкой, нашёл злополучный шпигат, забил в него ЧОП, но при возвращении к люку, повредил маску и глотнул морской водички.

Переключить аппарат «на атмосферу» он не мог, так  пакля, плавающая в воде, намоталась на переключатель клапана. Водолаза с лёгким испугом и небольшими травмами благополучно вытащили, люк в погреб заклинили.

В результате происшествия была затоплена была правая линия вала и частично затоплен  артиллерийский погреб. Оба машинных отделения работали в штатном режим (только правый винт не работал). Все дизели и генераторы были исправны, забортной воды в кормовой машине не было.

Прибытие и ремонт в Петропавловске-Камчатском

В Петропавловск-Камчатский ПБ-3 «Магаданский комсомолец» возвращалась на одном винте и с небольшим дифферентом на корму. Её сопровождал до места назначения буксир, срочно прибывший к месту происшествия. По прибытии плавбаза ошвартовались у 6-го пирса в посёлке Завойко.

Спасательное судно, уже ожидавшее нас, оказало первую помощь: пробоину залатали с внешней стороны корпуса, воду откачали погружными насосами.

В плавучий док для ремонта в Вилючинске вставали со скандалом. Капитан дока требовал, чтобы экипаж плавбазы почистил док. Экипажу пришлось в авральном режиме перед тем, как начать работу, убирать ледяные глыбы с дока.

ПБ-3 «Магаданский комсомолец» в доке на Камчатке после столкновения с АПЛ. Зима 1975-1976 годов.

ПБ-3 «Магаданский комсомолец» в доке на Камчатке в Вилючинске после столкновения с АПЛ. Зима 1975-1976 годов.

Зиму 1976 года плавбаза провела в доке на ремонте. Уже в доке выяснилось, что от удара сдвинулся дейдвудный подшипник. Чтобы отцентровать правую линию вала необходимо было сперва изготовить часть обшивки, так как  и трещина и вмятина не позволяли произвести центровку.

В Петропавловске-Камчатском не было базы для изготовления фасонного куска корпуса.  Представляете корпус корабля: форштевень заостренный, брюхо плоское, корма фасонная – имеет два конуса для выхода гребных валов.

В результате было принято решение о продолжении ремонта уже во Владивостоке, где мощности и возможности позволяли выполнить необходимые работы.

Пробоину заварили и после удаления правого вала «Магаданский комсомолец» перешел  в Завойко.

Сага о картошке..

Отдельно также хочется остановиться на многострадальной свежей картошке для экипажей подводных лодок, которая оказалась в морской воде после поступления воды в артиллерийский погреб.

Раньше картошку военнослужащие заготавливали (работали в совхозах) или закупали осенью в Магадане. Часть оставалась для базы 171 бригады, а часть вывозили для экипажей ПЛ 171 ОБрПЛ, которые зимовали на Камчатке. Доставлялась она на Камчатку различными способами, в этот раз картошка путешествовала в арт. погребе «Магаданского комсомольца».

После помывки морской водой перспективы хранения картофеля были печальные и поэтому экипажи лодок кормили ею как на убой.

Из воспоминаний Евгения Блинова (экипаж C-198): «Нас целый месяц кормили картошкой и прочими овощами, начиная с завтрака и заканчивая ужином…».

Также снабженцы ухитрялись менять злополучную картошку бартером на необходимое.

Ремонт во Владивостоке и Министр обороны СССР

В марте – апреле 1976 года плавбаза своим ходом ушла на ремонт во Владивосток  в «Дальзавод».

Но в ремонт во Владивостоке сразу не попал… Вот как рассказывает об этом Николай Мошкин: «На переходе из Петропавловска-Камчатского во Владивосток я не присутствовал. Это было во время моего очередного отпуска. Прилетев во Владивосток, я долго искал свою родную плавбазу, пока не спросил у оперативного дежурного ТОФ. На мою просьбу доставить на борт, дежурный любезно согласился и отправил меня на какое-то судно вспомогательного флота.

Прибыв на корабль и доложившись о прибытии из отпуска, узнал, что «Магаданский комсомолец» длиной 140 метров и водоизмещением 6 тысяч тонн, был спрятан, как иголка  в стоге сена, подальше от глаз Министра обороны СССР в район островов Рейнеке и Рикорда».

Видимо командование КТОФ очень не хотело, чтобы Министру обороны СССР стало известно о происшествии. Уже после того, как министр покинул Владивосток «Магаданский комсомолец» был поставлен в док на «Дальзаводе».

Лето и осень 1976 года «Магаданский комсомолец» провел в ремонте во Владивостоке (ремонт продолжался несколько месяцев), где и  были устранены все последствия столкновения с АПЛ.

Впереди у «Магаданского комсомольца» была боевая служба в Индийском океане сроком 14 месяцев без захода в советские порты. Но это уже совсем другая история..

Вот так вот закончилась история о переходе контр-адмирал Громова с подводной лодки на плавбазу.

За информацию, терпение, память и желание помочь при написании статьи огромная благодарность Игорю Логвиненко, Александру Рожко, Евгению Блинову, Александру Дьяченко, Георгию Лобышеву, Александру Могутину, Валерию Петрову, Николаю Мошкину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *