Путешествие с севера на север

«Чтобы жить в цивилизованной стране, не надо уезжать из России. Тем более делать в ней революцию. Просто не мусори, не матерись, начни ездить по правилам на дорогах, не давай взяток, не бери взяток, не пей алкоголь и не кури, не изменяй любимому человеку, уважай культуру и учи историю отчизны, уважай стариков… и сам не заметишь, как окажешься в цивилизованном государстве».

                                                  Михаил Задорнов.

Наша мама преподавала в школе немецкий. По какой причине, не помню, но одно время она со мной и моей старшей сестрой дома разговаривала на немецком. И когда в школе надо было выбирать, какой язык изучать, сомнений не возникло, а по иностранному я стал в классе лидером. И не только — тянул за собой друга Вовку, чтобы быть рядом. Ангелина Николаевна, учительница немецкого, нас уважительно называла «делегатами из ГДР» (была такая страна). В институте я совершенствовал свои знания этого языка и по окончании вместе с дипломом инженера получил диплом референта-переводчика.

Разумеется, мой интерес к немецкому языку переносился на страны, где на этом языке разговаривают, на их жителей. И любая информация о них привлекала моё внимание, я знал и знаю о них много.

Однако в какой-то момент эта информация стала меня раздражать. Виной всему политика. Точнее — приезды в г. Магадан представителей зарубежных фондов, в том числе немецких, изучающих историю и менторским тоном рекомендующих пересматривать наше недавнее прошлое. А это нервирует, поскольку нашу беду я вижу как раз в стараниях жить не своим умом. Причём, перенимая только плохое.

Но я никак не предполагал, что знание языка и страноведение могут мне пригодиться и станут снова интересны и привлекательны, как прежде. И более того — когда уже буду на заслуженном отдыхе.

Володька. Усы он так и не сбрил.

Володька. Усы он так и не сбрил.

Через социальную сеть всемирной паутины отыскался друг моего детства Вовка. Только другой. Не тот, с которым мы учили немецкий, а который был в «английской» группе. Чтобы не путать с первым, буду называть его Володькой. По-колымски. Он отучился в лётном, как мы с ним оба мечтали, и куда я, в отличие от него не попал. Отлетал положенное и к началу девяностых прошлого века получил заслуженную пенсию. Естественно, вовремя женился, и у него уже было трое сыновей. Жена – из поволжских немцев. Полина. Или Pauline. Её мама в осуждаемые времена вместе с родителями была сослана в Казахстан. И Володька вместе с семьёй в 1994 году получил и использовал возможность эмигрировать в Германию. Правда пенсию ему не перевели, поскольку между этой страной и Казахстаном, откуда он уехал, нет нужного договора.

Как-то очень быстро я созрел для поездки, в короткий срок получил приглашение, визу, и вот я в Германии.

Городок Плён, где проживает Володька, с количеством жителей около тринадцати тысяч, расположен на севере Германии. Если смотреть по карте, то рядом c большим портом Киль и всего на пять градусов южнее Магадана. Где-то здесь недалеко в своё время проживала будущая российская императрица Екатерина II. В переезде в Россию на одной из остановок её охранял поручик барон Мюнхгаузен. Его родовое гнездо — городок Боденвердер, — а также замок Вернигороде, где снимался культовый советский двухсерийный фильм «Приключения барона Мюнхгаузена», расположены тоже поблизости. Посещение этих мест у меня оставило самое сильное впечатление — в них очень благоприятная аура. Правда, для некоторых моих друзей стало новостью, что Мюнхгаузен — персонаж реальный, а не сказочный (хотя для Магадана, города рыбаков и охотников, это не открытие).         

В Германии я чувствовал себя почти как дома. Наверное, потому, что был окружён северянами, и это особый склад людей, где бы то ни было. А может так во всей Германии — до конца не разобрался. Немцы очень приветливы. Причём не только по отношению к гостям, но и друг к другу. И эта приветливость искренняя, в корне отличается от дежурной улыбки американца.  

То, что они северяне, подчёркивают даже продавцы в магазинах. При выборе горячительного я поинтересовался — почему искомого напитка нет в таре менее 0,7. Мне с гордостью ответили — в Плёне меньше не пьют. Сильные люди. Но пьяных я не видел.

Немцы и россияне во многом похожи. Может, это результат родственных отношений наших монархов в прошлые века, а также взаимной миграции, в результате чего на бытовом человеческом уровне произошёл обмен некоторыми составляющими культуры и менталитета. По крайней мере, на вопросы друзей по поводу того или иного местного явления или обычая я часто отвечал: «У нас также».

Как и у нас здесь наблюдается проникновение, а, может, навязывание заокеанских традиций. К примеру, празднование «хэллоуина». Только в Германии он отмечается несколько в русском стиле — больше похоже на колядки.  

Меня давно мучает вопрос, который я хотел бы задать представителям вышеупомянутых немецких фондов, делящихся с нами опытом пересмотра истории, и на который я намеревался найти ответ в ходе поездки: «Почему именно Германия дала миру инициаторов самых великих в ХХ веке потрясений в мировой истории?» Я имею в виду, конечно, К. Маркса, Ф. Энгельса, А. Гитлера? Но ответа на него я найти не сумел. Пусть этот вопрос пока останется открытым. Но сама его постановка уже о чём-то должна говорить.

В отличие от страдающих подобным недугом россиян, о руководителях своего государства немцы стараются плохо не говорить. Выражаются по данному поводу: «А что, Меркель придёт и нам всё сделает? Если сами не сделаем, то никто не сделает». Возможно, это и есть одна из главных причин экономического успеха германской нации и того, что всего лишь через пятнадцать лет после окончания Второй мировой страна стала процветать. В отличие от нас — мы уже семьдесят пять лет только реформируем, перестраиваем и пытаемся смотреть, как там «у них», а в результате топчемся на месте. И данное наблюдение хорошо иллюстрирует анекдот:

«Иммигрант поймал золотую рыбку. Та обещает исполнить три желания, если её отпустят.

— Хочу, чтоб у меня была машина, как у немца. — Получает машину.

Второе желание:

— Хочу дом, как у немца. — Получает дом.

И третье желание;

 — Хочу стать настоящим немцем!

Исчезает машина, исчезает дом:

— Хочешь стать настоящим немцем — иди, работай!»

Немцы очень работящая нация, и если мы хотим чему-то у кого-то, учиться, то только этому.

В Германии очень мало праздников и много рабочих дней.

В Германии очень мало праздников и много рабочих дней.

Полина трудится на трёх работах. Не очень престижные должности, но получает около трёх тысяч евро в месяц. Успевает везде, и по дому тоже.

Через две недели после возвращения из Германии я попал в одну из подмосковных здравниц и мог наблюдать качество работы коллег, если их так можно назвать, Полины. Сразу обратил внимание на пыль в труднодоступных (но доступных!) местах номера. А трёх работниц чаще видел в месте для курения, постоянно что-то обсуждающих.

Причём самые бурные обсуждения были в день зарплаты — какая она маленькая.     

Подумалось, что Полина могла бы справиться с обязанностями всех трёх. И зарплата была бы на уровне, и качество. А курящих парикмахерш, продавщиц, маникюрщиц и консервных баночек с окурками на перилах у входа в соответствующие заведения в Германии не увидишь.

Пенсионный возраст у немцев для мужчин и женщин один — 67 лет. И никто не ропщет. С некоторыми потерями можно уйти на пенсию на три-четыре года раньше.

Налоги высокие. К их уплате граждане относятся добросовестно. Даже когда получают денежный подарок, должны сообщать об этом в налоговые органы, и делают это добросовестно. Нет чёрных зарплат, просрочки и уценённых (с истекшим сроком реализации) продуктов в магазинах. Как мне сказали, если в магазине обнаружится некачественный товар, то предпринимателя штрафы могут разорить, а его дальнейший бизнес будет под вопросом. В данных обстоятельствах немецкие предприниматели, более чем наши, могут и вправе рассчитывать на финансовую поддержку государства в условиях экономического кризиса, к примеру, пандемического.

Автомобильное дизельное топливо в период моего пребывания в Германии стоило в среднем около 1,2 евро за литр. Это приблизительно 100 наших рублей. Но на дорогах встречается достаточно много электромобилей. Они обозначены специальными буквами. Согласно публикациям в местной прессе, ведётся работа над другими альтернативными видами топлива. В частности, водородным. Поэтому связывать какое-то будущее с запасами нефти будет, наверное, не очень правильно.

Встречаясь с определённым бедствием, немцы борятся не с последствиями, а с причинами. Бытовой мусор сортируется и вывозится специальными службами из домов по выделенным дням — тогда-то макулатура, тогда-то пластик. Использованные батарейки сдаются отдельно. За сданную пустую посуду в специальных автоматах получают чек, который можно использовать на покупку товара в магазине. Из рыбы и мяса перед продажей удаляют кости. И это в богатой, по мнению нашего обывателя, стране! И нет заваленных мусорных контейнеров, свалок, нет грызунов — наших последствий.

Это не мы мусорим - мэр не убирает. А ведь весь этот мусор мог бы идти в сортировку и на переработку. Или даже на экспорт. В худшем случае - в брикеты для отопления. Вот где простор для креатива на экономических форумах провинциального масштаба.

Это не мы мусорим — мэр не убирает. А ведь весь этот мусор мог бы идти в сортировку и на переработку. Или даже на экспорт. В худшем случае — в брикеты для отопления. Вот где простор для креатива на экономических форумах провинциального масштаба.

Опавшая листва собирается хозяевами дома и вывозится на специальные компостные площадки, за что те, кто привозит листву, платит. Они же платят и весной, покупая компост. Не убрать вокруг дома просто недопустимо — не бывает таких вариантов.

А ведь корни поговорки: «Чисто не там, где метут, а там, где не сорят», кажется, где-то у нас.

В загрязнении городской среды мы готовы винить власть, но не себя. Подъезжаю как-то в г. Магадане к супермаркету. Из магазина выходит известный блогер, знаменитый своими обидами на мэра, готовящийся уехать за океан, чтобы жить в культурной стране. Достаёт салфетку, протирает зеркала на машине и бросает салфетку тут же на землю.

В России распространены некоторые заблуждения о быте немцев. Приходилось слышать, что они экономят воду. Будто из одной раковины или тазика умывается чуть ли не вся семья.

Нет такого. Никто при мне воду не экономил и меня не заставлял. Природный газ в домах есть и этого никто не замечает — ну есть и есть. Когда надо (по температуре), тогда отопление и включается. Пища готовится на электроплите. По поводу недостатка электроэнергии тоже нет никаких разговоров. Повсюду встречаются установки её альтернативного, по отношению к гидроэлектростанциям, получения — ветряки, солнечные батареи, миникомплексы по переработке сельхозпродукции в тепловую энергию и далее в электрическую. 

Немцы — здоровая нация. Вывод об этом можно сделать по тому, что на весь тринадцатитысячный Плён я насчитал всего три аптеки. У нас же они чередуются: аптека — виноводочный, аптека — виноводочный, аптека — виноводочный… Иногда, правда, эта последовательность прерывается ломбардом, где принимают всё…

Любопытное соседство.

Любопытное соседство.

Практически все лекарства в немецких аптеках продаются только по рецепту. Даже мой ежедневный рацион из семи таблеток, которые в России я покупаю совершенно свободно. Работники аптек никаких консультаций и советов по лечению не дают, строго отсылают к врачу. Но если человек покупает медикаменты по рецепту, обязаны по его просьбе рассказать об их побочных эффектах и с чем эти медикаменты нельзя употреблять. Дополнительно к тому, что это же самое должен сделать лечащий врач. Но нет постоянной навязчивой телевизионной рекламы лекарств.

У нас же кое-где даже пытаются рекомендовать дополнительно к тому, что вы уже купили: «Вот, возьмите ещё это». В одном из последних французских фильмов с Пьером Ришаром таких аптекарей сравнили с продавцами оружия и наркотиков. Причём, покупатели последнего осознают, что приобретают, а те, кто покупает лекарства, зачастую нет. Иногда это может быть чревато трагическими и криминальными последствиями. К примеру, в одной из подмосковных аптек мне навязывали вместо нужного лекарства его аналог, на который у больного была аллергия — отёк Квинке. Хотя некоторые производители уже и на некоторых продуктах пишут, что они могут содержать компоненты, способные вызвать подобные реакции.

Несмотря на то, что медицина платная и страховая, доктора смотрят на больного как на пациента, участливо. К сожалению, сталкиваясь с нашей медициной, приходится ощущать, особенно в центральных районах России, что для многих врачей ты уже не пациент, а клиент.

Вопрос о качестве лечения в сравнении с российским и необходимости выводить для этих целей наши средства за границу, а не тратить их на подъём отечественного здравоохранения, для меня спорный. Здесь много не то что непонятного, а даже сомнительного. В первую очередь посредники из числа бывших жителей республик СССР, которые на этом зарабатывают. И не всегда честно.

У моего друга в России случилась трагедия. Сильно заболела жена. Сказали, что помочь могут только в Германии. Он собрал нужную сумму и повёз супругу за границу. Перед поездкой и в поездке его опекала женщина со славянскими корнями. Она договаривалась о лечении, через неё решались и вопросы оплаты. После одного из курсов другу надо было срочно уезжать, поэтому он, не найдя посредника, чтобы внести необходимую сумму в кассу больницы, обратился напрямую к доктору. Тот выписал счёт. Он оказался на порядок меньше, чем требовала опекунша (цена вопроса — тысячи евро). Случился скандал. Дальнейшие проблемы по лечению жены друг решал без посредников. Оказывается, можно и так.

Кроме того, что немцы — здоровая нация, они ещё очень дисциплинированны. Перед поездкой я, конечно, был об этом наслышан, и в первые дни пытался коллекционировать фото табличек со словом «verboten» («запрещено»). Но потом устал.

 «Verboten» («запрещено»).

«Verboten» («запрещено»).

По данному поводу ещё один анекдот. О национальных особенностях. Но, чтобы никого не обидеть и не обрадовать (следственные органы), в определённом месте я не буду конкретизировать, какие национальности имеются в виду.

«Человек попал в ад. В чанах варятся грешники. Но одни чаны открыты, другие закрыты. Просит привратника разъяснить. Тот, показывая на закрытый чан, поясняет:

— Если из этих кто-то один вылезет, то потом постепенно вытащит других.

Показывая на открытый чан:

— А если из этих кто-то один захочет вылезти, то остальные затащат его.

И показывая ещё один открытый чан:

— А здесь всё просто. Тут немцы. Мы всего лишь поставили табличку: «Из чана вылезать запрещено»».

Дисциплинированность немцев особенно чувствуется на дорогах. Ездили мы много и на больших скоростях. После небольшой практики езды по немецким дорогам становишься уверенным в других участниках движения, что они не выкинут что-либо неординарное, и ощущаешь себя в большей безопасности, чем в тех же условиях там, откуда приехал.

В дорожных пробках (а они бывают везде) левый крайний ряд сдвигается максимально влево, а предыдущий — максимально вправо. Таким способом создаётся пространство для проезда спецмашин, и никто его не занимает.

И кажется, что если бы в Германии везде установили таблички «Kranken verboten!», то и эпидемия бы отступила.

Пути быстрей в России нет,
Чем улицу — на красный свет.
И в том истоки наших бед,
<Что все спешат на красный свет.
(Навеяло).

Тем не менее, практика ямочного ремонта дорожного полотна в Германии тоже распространена.

Обратил внимание, что даже немецкие кошки едят аккуратнее, чем наши. Начинают слизывать с краю блюдечка и всё подчистую, до блеска. А по наблюдениям моих друзей, собаки в Германии дрессируются легче, чем в России. Наверное, берут пример с людей.

Кстати, о блюдечках и тарелках. Немцы предпочитают однотонную посуду — на ней видно, сколько ты съедаешь, и можно себя ограничивать, чтобы таким образом бороться с лишним весом.

В какой-то нашей рекламе звучит предложение входных сейф-дверей с немецким качеством. Но в самой Германии таких дверей в жилых домах, как и железных решёток на окнах первых этажей, я почему-то не встречал. Двери там, в основном, стеклянные. Хотя, по оценке многих наших соотечественников, мы живём хуже, чем в Европе, а значит, беднее и должны меньше опасаться воровства.

Но указанное явление, к сожалению, свойственно только нам и давно замечено иностранцами. В одном из путеводителей на русском языке специально для россиян выделено жирным шрифтом: «Помните! Оставленная без присмотра вещь является чьей-то собственностью!»

Будучи в санатории, познакомился с ветераном органов безопасности Александром К.. В период службы он работал на участке, который включал в себя театр на Таганке. Спрашиваю, много ли забот доставлял В. Высоцкий? Отвечает: «Так он же ничего такого не писал». И рассказал, что больше всего проблем было со стороны контактировавших с ним иностранцев. При появлении В. Высоцкого, все бросались к нему, оставляя на скамейках свои вещи. В основном — дорогостоящую аппаратуру. А тут же рядом дежурили любители «сработать на хапок». Не уследишь — потом отписываться перед различными инстанциями. Сфера международных отношений всё-таки.

Однажды, когда наш регион прогремел в негативной статистике по числу ДТП, и столичная комиссия рекомендовала сотрудникам ГИБДД выступать с профилактическими беседами, я попал на одну из них. По простоте душевной спросил у лектора: «А есть ли статистика, отражающая количество ДТП, совершённых женщинами и мужчинами?» «Гаишник» удалился в разъяснения об особенностях вождения автомобиля представителями каждого пола, но без каких-либо обвинений. Однако, по окончанию лекции я столкнулся с осуждающими женскими взглядами и даже возгласом: «У — женоненавистник!» С чего, казалось бы?

Следующее моё наблюдение может позволить некоторым выдвинуть против меня похожее обвинение — в Германии я не увидел того, чтобы немецкие женщины носили дорогие украшения, меха, наносили макияж в таких масштабах, как наши (это при нашей-то бедности и их процветании). И их сильный пол это подтверждает.

Но вернувшись в Россию, в первом же остановочном пункте я сделал вывод, что россиянки, вне зависимости от национальности, и так красивее европеек, безо всякой внешней атрибутики, о которой я сказал. 

Если вы желаете получить представление о том, что думают о нас иностранцы, советую внимательно почитать пособия «Немецкий за рулём» или «Быстрый старт. Беглый немецкий язык», в создании лингвистической базы которых, как сказано в аннотации, «принимали участие ведущие специалисты университетов Германии». Набор слов и фраз, необходимый, по мнению немецких учёных, нам за границей, составлен, разумеется, в соответствии с нашим уровнем культуры и поведением за рубежом, и от этого становится не по себе. Из этого набора можно даже составить криминальный рассказ, что я, кстати, и сделал.

Хотя и у европейцев не всё бывает гладко. Моя знакомая во время отдыха в одной из азиатских стран стала свидетелем того, как в бассейне её отеля охранники и полиция успокаивали пьяную беснующуюся толпу. Она сразу сделала вывод, что это россияне, и ей стало очень стыдно за поведение соотечественников. Но затем, разобрав, что хулиганы разговаривают на немецком языке, немного пришла в себя. И даже, по её словам, на фоне всего и всякого, распространяемого о нас за рубежом, ощутила некий прилив патриотизма. Но такие случаи, конечно, не должны призывать нас к репликам: «А сами-то!» с отказом от самосовершенствования.

Отрицательно я отношусь к тому, что в Европе бабушки и дедушки не считаются родственниками. А по словам одного из осуждаемых руководителей нашей страны, пенсия — это зарплата государства за воспитание внуков. 

Вернувшись в Россию, я стал больше обращать на товары в магазинах с надписями «Сделано в Германии». Даже отдаю им некое предпочтение, а фото упаковок отправляю своим друзьям. Неожиданно узнал, что одно кофе и водку с очень известными названиями и указанной надписью за двадцать пять лет жизни в Германии они не встречали.  

Можно, конечно, допустить, что все указаные товары — экспортный вариант, но исключать чего-то другого нельзя. Вполне вероятно, что это уже и есть свидетельство превращения территории нашей страны в рынок поставок товаров с «особым» качеством.

Все, кто переехал в Германию из республик бывшего СССР, вне зависимости от национальности, на жизнь не жалуются. Часто отвечают: «Кто был недоволен там, недоволен и здесь». Оно и верно, поскольку, куда бы человек ни уезжал, он всегда с собой забирает себя. Хотя чувствуется разделение по статусу, в котором наши приехавшие занимают третью строчку. Перед ними — восточные немцы или «ости». После них — мигранты последней волны.

Ностальгия по своей бывшей родине у бывших наших проявляется в повышенном интересе к любой информации о ней. Новости поступают по русскоязычным телевизионным каналам, через спутник, висящий над Украиной. В том числе украинским русскоязычным, где программы сопровождаются титрами на мове. Эти каналы показывают, в частности, советские фильмы. Мы смотрели «Вечный зов». Программы, вещающие на украинском языке, показывают голливудскую продукцию, уже переведённую на мову. Герои Шварценеггера или Ван Дама, разговаривающие на украинском, с непривычки воспринимаются потешно. 

Помнится, ещё в советские времена, смотрел «Семнадцать мгновений…» на языке населения одной из советских среднеазиатских республик. Впечатления те же. Особенно от фразы Мюллера: «Ассалам алейкум, ака Штирлиц!»

Учитывая определённую направленность новостей российских телевизионных каналов, насыщенных глаголами «погибли», «арестовали», «затопило», «отравились», «загорелось» и другими из той же серии, у переехавших складывается впечатление о значительно более худшем положении в России, чем есть на самом деле. Меня поначалу даже хотели угостить тем, что есть и у нас в магазинах. Приходилось во многом разубеждать, рассказывать, как и у нас, в общем-то, не так всё и плохо.

С причинами отдельных конкретных заблуждений в нашем прошлом я попытался разобраться и с этой целью посмотрел словацкий фильм о Колыме «Мой отец — ГУЛАГ». Его можно найти в интернете. Там на самом деле звучит фраза о том, что все колымчане — потомки сидевших! А указание сотрудницы ЗАГСа на районный архив, где находятся в числе прочих документы родившихся в лагере Эльген, воспринимается так, будто весь этот архив — дети заключённых.

Года два назад меня попросили помочь писателю из Прибалтики, приезжавшему в Магадан для сбора творческого материала  (не о репрессиях). Первое, что его удивило, — он не встретил в городе ни одного военного. А ожидал увидеть — всё-таки близость к США, и Россию в западных СМИ преподносят, как агрессора.

Однако у меня сложилось твёрдое убеждение, что бывшие россияне в целом намного сильнее переживают за то, что происходит на их родине, чем все мы здесь. Поэтому я по-иному посмотрел на последнюю волну эмигрирующих, тех, кто вывозит и выводит за границу капиталы. Как бы их ни обзывали, это наши люди. И «там» они более готовы прийти на помощь в любом виде своим бывшим согражданам, чем были способны на это «здесь».

Заголовки и аннотации в немецких СМИ тоже указывают и на трагические, и на пугающие события, но содержание статей, как правило, полностью раскрывает проблему и не провоцирует ни на какие слухи, а тем более негативные действия или панику. Наши же провинциальные заголовки (о бродячих собаках, крысах, тонущих рыбаках, снежных заносах, ГУЛАГе, которого в Магадане не было и т.п.), особенно в так называемых «независимых»  информационных агентствах, призывают жителей других регионов не приезжать к нам, а тех, кто с Колымы ещё не уехал — «валить» отсюда.

В Германии, которую наш обыватель считает страной демократических свобод, ограничено использование автомобильных регистраторов, поскольку это считается вторжением в частную жизнь. Подобное у нас вызвало бы негативную реакцию оппозиционных и независимых, как они считают себя, СМИ, и было бы преподнесено в качестве свидетельства усиления тоталитарного режима.

Частная жизнь в Германии под большой защитой. Одна из переехавших сюда на постоянное жительство из России по-первости попыталась сделать замечание подросткам, которые неправильно себя вели на улице. После того, как с ней пришли разбираться их родители, она сильно пожалела. А «независимые» СМИ, которые у нас наперегонки занимаются сбором и публикацией всяческой грязи на людей, здесь бы давно поставили на место. Без всяких намёков на ограничение их свобод и усиление тоталитарного режима. Надеюсь, и мы этого скоро дождёмся.

В целом в Германии мне удалось побывать во многих разных местах и увидеть многое, о чём стоило рассказать, но это уже будет повторением и себя, и других. Отдельные впечатления достойны того, чтобы быть отражёнными в художественной форме, над чем я уже работаю. Может сложиться впечатление, что в этой стране мне всё-всё понравилось и мне показывали что-то наподобие «потёмкинских деревень». Но нет, не всё.

В ходе посещения двух бывших концентрационных лагерей — Бухенвальда и Берген-Бельзена, а также Танкового музея в городе Мунстер я столкнулся с тем, чего уже коснулся в начале своих заметок — попытками переписывания истории. Если допустить, что в так называемые «коммунистические» времена, в период существования социалистического лагеря, информация о событиях Второй мировой войны была по-своему идеологизирована, то сейчас она иногда преподносится совершенно с другой стороны.

Получается, настоящая Вторая мировая началась только со вступлением в неё США, а до этого был так, конфликт. И это вступление, оказывается, произошло в 1941 году, а не с открытием второго фронта.

Получается, настоящая Вторая мировая началась только со вступлением в неё США, а до этого был так, конфликт. И это вступление, оказывается, произошло в 1941 году, а не с открытием второго фронта.

И то, что нам с экранов телевизоров вещают «соловьёвы» об антироссийской пропаганде — не пустой звук. Хочется только надеяться, что два полюса этой пропаганды в конце концов притянутся друг к другу и мы приблизимся к истине, которая всегда должна быть посередине.

Отдельные экспозиции у непосвящённого могут сформировать впечатление, что основной силой в уничтожении фашизма во Вторую мировую войну была страна, подарившая миру таких борцов со злом, как Терминатор, Человек-Паук, Черепашки-Нинзя и им подобных. Заметим, что это происходит на фоне попыток пересмотра реальных подвигов, таких, как, бойцов дивизии Панфилова, и преподнесения их в информационном пространстве мифическими.

фотография о подписании акта капитуляции.

Фотография о подписании акта капитуляции.

Известная фотография о подписании акта капитуляции демонстрируется частично. На ней только командующий союзными войсками и представитель немецкого командования Карл Дёниц. В связи с этим, принятое Государственной Думой РФ в середине апреля по инициативе героя России генерал-полковника В.Шаманова и направленное на поддержание исторической справедливости решение о корректировке даты окончания Второй мировой войны представляется необходимым и своевременным.

Текст на стенде.

Текст на стенде.

Знакомясь с текстами некоторых стендов в бывшем концлагере, несмотря на употребление слов «убийство», «уничтожение», можно обмануться — вроде всё для заключённых: и больничные палаты, и контрастные ванны, и лишали их жизни посредством гуманной эвтаназии.

Танки на улицах.

Танки на улицах.

Советские и российские танки экспонируются с подтекстом «танки против народа» или в подбитом состоянии.

Брошенные танки на улицах. 1991 год.

Брошенные танки на улицах. 1991 год.

Известному советскому военному деятелю М. Тухачевкому оказано уважение. Его фото представлено в группе зарубежных конструкторов вооружения, что выглядит неким косвенным подтверждением выдвинутых в его отношении обвинений в сотрудничестве с вероятным противником накануне войны в дополнение к его собственноручному четырёхсотстраничному признанию.

Фотография М. Тухачевкого на стенде в группе зарубежных конструкторов вооружения.

Фотография М. Тухачевкого на стенде в группе зарубежных конструкторов вооружения.

Собственно, и сами эти обвинения указывают на то, что не было тесной дружбы между СССР и фашистским государством, к чему склоняются некоторые сторонники пересмотра истории.

Текст на стенде.

Текст на стенде.

А одна надпись подтверждает во мне уверенность, что мы сейчас живём не в реальном мире, а в какой-то оболочке, сформированной разнополюсной информационной пропагандой. Она пытается нас убедить, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки является гуманным актом, поскольку после неё Япония капитулировала во Второй мировой войне. Опять же благодаря США. То есть сотни тысяч жертв, гибель которых не оформлялась никакими судебными приговорами, даже троек и особых совещаний при отсутствии состязательности  уголовных процессов, это хорошо.

С другой стороны, сотни тысяч умерших в «сталинских» лагерях, включая расстрелянных, чьи смерти и пребывание в местах лишения свободы хоть как-то обосновывалось действовавшими тогда законами, это плохо. Думаю, если вектор информационной пропаганды соответствующим образом развернуть и подкрепить публикациями, то спустя некоторое время можно будет убедить общественность, что так называемые «репрессии» — это благо, поскольку они позволили нейтрализовать в стране так называемую «пятую колонну» и создать необходимые условия последующей Победы СССР в Великой Отечественной войне. А поступок США вынести на заседание международного трибунала. Ведь единственное в мировой истории применение ядерного оружия намного ужаснее химатак на Ближнем Востоке и обстрелов ракетами пассажирских самолётов, хотя и это тоже никак не допустимо.

Хочется верить, что антироссийская пропаганда, целью которой является обоснование применения против нашей страны, как якобы неправового государства, методов за рамками международных законов, не предусматривает в качестве возможного такого рычага ядерное оружие.

Надпись на памятнике в бывшем концлагере Берген-Бельзен показывает, что советские военнопленные не были отнесены советским государством к изгоям. 1948 год. И.В.Сталин ещё жив.

Надпись на памятнике в бывшем концлагере Берген-Бельзен показывает, что советские военнопленные не были отнесены советским государством к изгоям. 1948 год. И.В.Сталин ещё жив.

Но в общении с обычными гражданами Германии и персоналом музеев и памятных мест все указанные официальные пропагандистские перекосы не ощущаются. Более того, когда я спросил женщину, сотрудника информационно-справочной службы музея концлагеря Берген-Бельзен, смогу ли я найти какие-либо документы о пребывании в нацистском плену моего дяди, её лицо приняло такое извиняющееся выражение, будто она взяла на себя ответственность за преступления всей нацисткой Германии. Объяснив, где я могу получить такую справку, фрау подарила мне книгу немецких авторов З. Петри и Р. Келлер об указанном концлагере. В г. Магадане к юбилею Победы изданы дополненные воспоминания Берёзского Д.А., бывшего ссыльнопоселенца«власовца», реабилитированного, правда несудебной инстанцией, который проговорился в интервью , что в немецких лагерях «было получше», чем в колымских. Не имея цели подвергнуть сомнению его послевоенные заслуги, приведу цитату из книги З. Петри и Р. Келлера (стр. 3). Она, в отличие от слов автора вышеуказанных воспоминаний, не противоречит решениям Нюрнбергского Международного военного трибунала.

«Женевская конвенция 1929 года, которую ратифицировала и Германия, защищала жизнь и интересы военнопленных. В случае с советскими военнопленными нацистское руководство и вермахт сознательно отказались от основных принципов этого документа и международного права вообще. Большинство советских военнопленных умерло в немецком плену вследствие жестокого обращения, абсолютно недостаточного питания и плохой медицинской помощи». 

На месте 9-го блока концлагеря Бухенвальд, где содержался узник Владимир Бочкарёв.

На месте 9-го блока концлагеря Бухенвальд, где содержался узник Владимир Бочкарёв.

Мой дядя, Бочкарёв Владимир Васильевич, которому тоже «повезло» находиться в немецком плену, рассказывал, что в концлагере они ели крыс. Но немецкую форму он не надел и коллаборационистом не стал. Попал в плен сержантом, после освобождения был направлен в действующую армию и дослужился от звания сержанта до капитана – такова была ненависть к нацистам.

Страница из «Дневника узника фашистского концлагеря» .

Страница из «Дневника узника фашистского концлагеря».

Его «Дневник узника фашистского концлагеря» я отредактировал и опубликовал в № 21 журнала «Колымские просторы» за 2015 год. Умер дядя Володя в возрасте 42-х лет. Сказалась потеря здоровья из-за пребывания в концлагере и пытки — за побеги он был зачислен в смертники. На голове у дяди Володи оставались шрамы от электродов.

Моя бабушка, Акулина Фадеевна, была очень набожной — проводив на фронт мужа и двух сыновей, дала обет и всё время молилась за них. Я спросил у неё, почему хорошие люди уходят рано. Она ответила, вознеся глаза к небу: «А такие люди и там нужны!».  

Видимо те, кто рассказывает о мучениях в «сталинских» лагерях, но прожившие более, чем в два раза дольше, чем дядя Володя, ТАМ не нужны.

Глиняная табличка с фамилий и именем узника концлагеря.

Глиняная табличка с фамилий и именем узника концлагеря.

На территории бывших концлагерей очень многое делается для сохранения исторической памяти. Работают молодёжные отряды волонтёров. После выяснения имени погибшего узника молодые люди изготавливают глиняную табличку, которую устанавливают в специальном месте. Разыскиваются и приглашаются для проведения памятных мероприятий родственники.  

В составе мемориального комплекса «Бухенвальд» имеется архивно-информационное подразделение, куда я, по совету фрау из Берген-Бельзена, и обратился в поисках расширенных данных на дядю.

Ответ на запрос из архивно-информационного подразделения мемориального комплекса «Бухенвальд».

Ответ на запрос из архивно-информационного подразделения мемориального комплекса «Бухенвальд».

Спустя некоторое время пришёл ответ. Информацию не нашли. Но этот ответ, мне кажется, надо использовать как учебное пособие для чиновников. Мне сообщили, что нужные данные искали различными способами изменяя фамилию дяди. В тексте ответа три раза извинились, успокоили, что такой исход обычен, и написали инструкцию, как вести поиски дальше.

Памятники советским воинам - освободителям Европы от фашизма в Германии не уничтожаются.

Памятники советским воинам – освободителям Европы от фашизма в Германии не уничтожаются.

В книге отзывов мемориального комплекса я написал со всей искренностью: «Спасибо, Германия!». Вне зависимости от этого, тоже получил от немцев знаки уважения и благодарные слова в свой адрес. Наверное, вёл себя, как подобает, и достойно представлял свою страну.

Автор статьи: Пётр Ив. Цыбулькин,  член Союза писателей России.

 Фото: Wladimir Kolobanow.

Май 2020 года.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.