Но есть один нюанс…

Советско-китайский плакат.

Советско-китайский плакат.

Россияне привыкли отмечать наступление Нового года несколько раз. Следующий повод для этого — 12 февраля, по китайскому календарю.

Советско-китайские и российско-китайские отношения знают разные времена, и тесного сотрудничества, и взаимной вражды. В своей биографии и по роду занятий мне довелось соприкоснуться и с тем и с другим, только разными способами.

Срочную службу я проходил на китайской границе в промежутке времени между событиями на Даманском и в Афганистане. Даже задержал одного нарушителя, причём шедшего не отсюда туда, а в направлении «сюда». В период моей службы, когда я уже был «дедом», умер товарищ Мао Цзедун, и всему нашему, осеннему 1974-го года, призыву отсрочили до начала 1977 года демобилизацию из-за нестабильной обстановки в сопредельном государстве, пока свежий призыв осени 1976 года не прошёл обучение и не смог самостоятельно выполнять воинские обязанности. Само собой разумеется, что на регулярных политических информациях и специальных занятиях значительное внимание уделялось получению нами, пограничниками, знаний об экономической и политической жизни в Китае, его истории, обычаях и т.д. и т.п. Поэтому интерес к этой стране даже въелся в меня, и всё, что происходило и происходит внутри неё и с ней на международной арене, по-прежнему привлекает моё внимание. Надо заметить, что официальные магаданские СМИ обходят эту тему своим вниманием, несмотря на наличие на нашей территории предприятий, реализующих экономическую программу Китая, и определённого количества временно проживающих у нас (до пандемии) граждан КНР.

Нынешняя экономическая политика Китая у меня, как и у многих моих знакомых, вызывает и некоторое восхищение, и поддержку. Сейчас Китай является нашим партнёром и союзником в разных сферах. Но во многих современных новостных сообщениях, негативно освещающих политику и экономику Китая, просматривается участие страдающего от своей исключительности нашего заокеанского соседа. Для интересов оплота всемирной демократии невыгодно укрепление отношений между Россией и Китаем. В статье «Народная дипломатия. Перезагрузка», написанной по итогам презентации в г. Магадане в 2018-м году книги бывшего заместителя губернатора штата Аляска Дэвида Рамсера «Растопить ледяной занавес» я допустил даже ряд тезисов в защиту российско-китайских отношений от нападок с американской стороны. В частности, в адрес создания Китаем собственного ледокольного флота, якобы способствования китайскими торговцами агрессивной эксплуатации Россией Аляски.

Одним из этапов плодотворного сотрудничества между нашими странами является борьба с японским милитаризмом во время Второй мировой войны. Не следует скрывать, что на стороне союзника фашистской Германии воевали и наши бывшие соотечественники, эмигранты первой волны.

В №№ 73 и 74 журнала «Литературный Кисловодск» автор из г. Владивостока Борис Мисюк в рассказе «Воскресенье» (можно спросить в областной библиотеке) повествует о прозаике, эмигранте, харбинце Борисе Юльском, по данным автора, в конце 40-х прошлого века отбывавшем наказание за «антисоветскую деятельность» на Колыме, в Севвостоклаге. Борис Юльский являлся русским фашистом. В китайской эмиграции в г. Харбине «щеголял в красивой» (со слов Б. Мисюка) фашистской форме, работал в фашистской газете, в составе отряда русской горно-лесной полиции в Маньчжурии боролся с бандитами-хунхузами (партизанами союзника СССР в войне с фашизмом — Китая?). Схема почти такая же, как в спектакле с известным пациентом берлинской клиники, проявляющим негативные психические последствия инсценированного отравления.

Почувствовав некую параллель — с похожими материалами мне пришлось знакомиться при работе над документальным очерком «Майоров Пугачёвых было много»  по уголовному делу на бывшего красноармейца, после предательства тоже щеголявшего в фашистской форме, командира карательного подразделения, занимавшегося борьбой с советскими партизанами — я решил поглубже залезть в архивы, «погуглить» в интернете информацию по истории соответствующего периода. Конечно, интересующие меня данные я нашёл, но попутно Интернет «выплюнул» несколько смутившие меня факты, снова заставляющие задуматься об играющей кому-то на руку хрупкости отношений между Россией и Китаем. Как говорит один мой друг: «Но есть один нюанс».

В северной части КНР находится музей под названием «Айгуньский исторический музей». Кто-то называет его «Музей русских преступлений». Что-то типа нашего Музея ГУЛАга в Москве. Экспозиции посвящены так называемым спорным территориям, которые всегда были причиной конфликтов между обеими странами, фактам притеснения национальных этносов, проживавших по левому берегу Амура, русскими землепроходцами. Именно в Айгуне в мае 1858 года был подписан договор, установивший русско-китайскую границу по реке Амур. Естественно, у каждой из сторон своя трактовка событий, но их подача в музее, по наблюдениям наших соотечественников, у местного населения формирует негативное отношение к русским. И это позволяет выдвинуть тезис о двойственности политики нынешних властей Китая. С одной стороны вроде нацеленность на добрососедские отношения, с другой… Тем более, музей посещаем первыми лицами государства.

Картина из экспозиции Айгуньского музея. Убийство русскими мирных граждан Китая.

Картина из экспозиции Айгуньского музея. Убийство русскими мирных граждан Китая.

Мне кажется, вопрос нужно как-то закрывать, причём совместными усилиями. Возможно с участием учёных, политиков, экспертов и с той, и с другой стороны. Как-то не хочется, чтобы те трагические события 60-х – 70-х прошлого века в отношениях между нашими странами повторились. И ещё больше не хочется, чтобы кто-то третий использовал имеющиеся в этих отношениях элементы недопонимания в своих интересах. Особенно, если в этом музее, как и в Музее ГУЛАГа, история преподносится в искажённом виде.

И не забудем поздравить друг друга с Новым годом по китайскому календарю!

Пётр Ив Цыбулькин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.