В пункт назначения не прибыл…

МП-1 авиаотряда Дальстроя на Индигирке. 1937 год.

Однотипный МП-1 «Х-99» авиаотряда Дальстроя на Индигирке. 1937 год.

В конце июля 1938 года самолёт МП-1 (летающая лодка) авиаотряда Дальстроя «Х-93» был отправлен в командировку на Индигирку. На борту находился экипаж в составе пилота Е.Н. Зинченко и бортмеханика Н.С. Ямщикова. Самолёту предстояло побывать в районе Неры и Момы. Работая в тяжёлых условиях, экипаж «Х-93» выполнил задание и должен был возвратиться в Нагаево через Устье-Таскана.

В пункт назначения не прибыл…

Из Неры «Х-93» вылетел 30 августа, держа курс на Таскан. По пути была сделана посадка на озере Малык,  для дозаправки горючим. В этот же день самолёт вновь поднялся в воздух. Начиная с этого момента, сведений о нём не поступало, в Таскан он не прибыл.

Поиски экипажа

Авиаотрядом Дальстроя были организованы поиски экипажа «Х-93». Самолёт «Х-39» в составе пилота Чернова и штурмана авиаотряда Меньшикова тщательно исследовал с воздуха трассу, по которой должен был лететь «Х-93». Однако поиски не увенчались успехом.

О пропаже было немедленно сообщено в Главное управление Дальстроя. С помощью коренного населения были организованы поиски в районе предполагаемой посадки. В тайгу вышло около 20 партий — на лыжах, нартах, лошадях, оленях, и на этот раз самолёт обнаружить не удалось.

Найти крылатую машину удалось экспедиции, которая состояла из работников Колымского речного управления, вышедшей из Зырянки под руководством комсомольца Шоно. Пропавший «Х-93» был найден на реке Омулевке, возле Омчекана (Омчикчан), у подножья гор Кар-Га-Гатас.

Как впоследствии оказалось, самолёт на 90 градусов отклонился от своего курса, очутившись в районе Зырянки. По всей видимости, вынужденная посадка прошла благополучно, но членов экипажа возле «Х-93» не оказалось.

Найденные в районе посадки самолёта две записки свидетельствовали о том, что экипаж решил добраться до жилого пункта и, соорудив ножами плот, отправился вниз по течению реки.

Насколько верным было решение экипажа покинуть самолёт и добираться к людям? Об этом я поинтересовался у инструктора курса выживания для пилотов авиации общего назначения Михаила Ярина и вот как он прокомментировал этот случай: «Во всех инструкциях написано — оставайтесь рядом с самолётом. Во всех и всегда. 

Почему оставайтесь? Потому что поиск осуществляется воздушными средствами. А вертикальная проекция человека — это точка. В отличие от самолёта, который — самолёт в вертикальной проекции. Да ещё и след на земле, оставленный при вынужденной посадке.

Это касается и тех времён, когда летали по картам, компасу и наитию. Но, даже при этом, район поиска было можно определить. А вот определить куда пошёл пилот после — было практически невозможно».

Партии Шоно дальнейшие поиски продолжить не удалось, по причине отсутствия продовольствия., экспедиция была вынуждена была вернуться в Зырянку.

Вторая экспедиция, возглавляемая комсомольцем Курбатовым А.М., вышла из Зырянки на поиски Е.Н. Зинченко и Н.С. Ямщикова 14 ноября 1938 года. В её составе было 14 человек.

Поисковая партия была снабжена продовольствием на полтора месяца. Уходя в тайгу, участники экспедиции захватили транспортные средства, палатки и специальную розыскную собаку. 

Первоначальные сведения от поисковиков свидетельствовали о необычайно трудном пути. Морозы, доходившие до 50 градусов, и глубокий, непроторённый снежный покров замедляли движение. 

Экспедиция вела поиск вдали от населённых пунктов с 14 ноября по 15 февраля 1939 года. К сожалению, следы экипажа так и не были найдены. С завершением работ экспедиции Курбатова дальнейшие поиски были прекращены.

Спустя 8 месяцев после пропажи экипажа самолёта «Х-93» Приказом № 372 начальника Дальстроя Павлова от 9 апреля 1939 года пилот Е.Н. Зинченко и бортмеханик Н.С. Ямщиков были исключены из списков авиаотряда, как погибшие. Семьям погибшего экипажа были назначены пособия и пенсии.

Этим же приказом всему составу экспедиции Курбатова была объявлена благодарность в трудовые книжки и выплачены денежные премии.

Хождение по мукам

И если в истории с пропавшим экипажем самолёта руководством Дальстроя была поставлена точка, то для членов семей погибших всё только начиналось.

Жену погибшего лётчика Зинченко Е. Дрягалову в течение восьми месяцев в авиаотряде обнадеживали, заявляли, что мужа ищут, что его найдут, а зарплату мужа между тем ст. бухгалтер Помогаев выдавать не торопился.

В апреле 1939 года Дрягалова зашла в авиаотряд и случайно прочла вывешенный на стене приказ об исключении из состава авиаотряда её мужа как погибшего. 

При расчете чиновники ряда учреждений Дальстроя не преминули проявить свою власть над убитой горем женщиной. В расчётной конторе Дальстроя, куда авиаотряд переслал расчёт, некто Бурмистров предложил Дрягаловой пойти в Главное управление к ст. бухгалтеру Найоку. Этот мудрствующий чиновник, вместо того чтобы сразу произвести расчёт, завёл с супругой погибшего лётчика разговор о каком-то следствии, ссылаясь на законы, и послал расстроенную женщину к нотариусу.

Глубокомысленный блюститель законов о наследстве Белый произнёс следующее: 

— Вам, гражданка, надлежит дать в 4 московские газеты извещение о смерти вашего мужа, и, когда мы на Колыме получим эти газеты, я буду хлопотать о выдаче вам расчёта. Я опрошу местные власти о гибели вашего мужа.

Когда же Дрягалова спросила, к чему все эти ненужные формальности, когда есть приказ о гибели мужа, то получила такой ответ:

— Может быть, вы дадите мне справку о том, что ваш муж не погиб, а жив?

Удивлённая этим заявлением, женщина смогла только ответить, что если бы её муж был жив, ей незачем было бы приходить к нотариусу.

Отсюда Дрягалова пошла в ЗАГС, чтобы взять справку о смерти мужа. Заведующая бюро ЗАГСа Пацевич потребовала, чтобы Дрягалова предварительно развелась с покойным (?!). Дрягалова заявила, что она не собирается разводиться с погибшим мужем, что он ей дорог, что она чтит его память. Только после долгих дебатов со своей делопроизводительницей Пацевич решила всё-таки выдать справку.

Но на этом точку ставить было рано… Главная бухгалтерия Дальстроя в лице зам. главбуха Скворцова дала указание авиаотряду об удержании из сумм, причитающихся семьям погибших лётчиков, всю задолженность погибших, включая и спецодежду…

Только вмешательство прокуратуры расставило всё на свои места…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.