Взаимопроникновение двух культур

В 1809 году  пешие тунгусы проживали в районе Армани – там был Ужугурский ( Угжерский) род. Корлтский род находился возле Тауйского форпоста, а  Обдорский  род – в устье реки Ола. Во всех этих родах насчитывалось 99 человек. В Корлтском роде, видимо, были потомки коряков, о них упоминалось в 1721 году, как о предста- вителях пеших тунгусов. Вероятно, это была смешанная тунгусо-корякская группа.

Именно в это время складывается так называемое камчадальское население, состоящее из пеших тунгусов, оседлых коряков, русских старожилов и якутов.

В начале ХIХ века крупная группа охотских эвенов кочует в пределах Гижигинского округа. И эвены Якутии в поисках новых охотничьих угодий в связи с изменением миграции диких оленей стали появляться в районах кочевок чукчей, юкагиров, коряков, коряков. Здесь они именовались оленными  тунгусами, выходя на Гарманду и занимаясь рыбалкой. В июле 1810 года  большое стойбище членов Уяганского и Долганского родов было  обнаружено близ Наяхана  гижигнским комиссаром  Ломакиным.

Постоянным плательщиком ясака в Гижиге по 7 ревизии оказался Уяганский род князца Василия Кириллова (173 мужские души), Уяганский род князца Федора  Бабцева (61 душа) и Долганский – Семена Арефьева (97 душ)… Таким образом, в Гижигинском округе постоянно проживало 650 эвенов, как сообщал этнограф И.Гурвич. Кроме того, к 1820 году  там нередко появляются эвены, приписанные к Охотску, Тауйску, Ямску.  Они прикочевывали небольшими группами, семьями и одиночками. В основном, это были охотники, заходившие в это богатый промысловый район Охотского побережья. Любопытные сведения о ясачном населении Охотского округа дает перепись 1827-1830-х годов. В округе насчитывалось в то время 20 крупных родов, в том числе 1106 мужчин и 988 женщин. К Тауйскому острогу были приписаны, по сообщению профессора  И. Гурвича и судя по таблице , – 399 мужчин и 393 женщины.

Название рода мужчин женщин район расселения
Первый Уяганский 127 138 р.Ола
Второй Уяганский 18 14 р.Тауй
Первый Долганский 64 78 р.Ола
Второй Долганский 44 36 р.Тауй
Третий Долганский 75 63 р.Тауй
Обдорский пеший 27 28 р.Ола
Огмурский пеший 44 36 р.Армань

Роды эвенов фактически были административными единицами, где оленеводство традиционно занимало значительную роль  в жизни коренного населения. Так в 1 Уяганском роде Тауйского острога насчитывалось  250 душ, у них имелось 1550 оленей, но спустя всего несколько лет меняется характер хозяйства  приморских поселков. Сидячие эвены Обдорского (55 душ) и Огмурского  (80 душ) в период переписи представляли собой береговых жителей. Основой существования их было рыболовство, морской промысел. Они имели  лошадей и коров: в Обдорском роде 20 коров, 4 лошади,  в Огмурском-30 коров, 4 лошади.   На  транспорте они использовали ездовых собак. Таким образом, хозяйство пеших эвенов стало таким же, как у русских старожилов.

Если в  1826 году в Арманском селении проживало 73 эвена, в хозяйстве которых было 6 лошадей,15 голов рогатого скота, 96 собак,8 нарт, то спустя двадцать лет здесь уже проживало 102 жителя, у которых было 38 лошадей,35 коров. Причем, у одной семьи было 22 лошади и 5 коров.

Влияние европейской культуры отразилось и на жизни ольчан,  где  в 1826 году проживали 51 человек. В хозяйстве у них  насчитывалось 5 лошадей,20 голов рогатого скота. Через двадцать лет,  в 1846 году на Оле все семьи сажали картофель от 1,5 пудов до 20 пудов на семью, собирая от 5 до 15 пудов картофеля с пуда посаженного. На 60 жителей Олы было 6 лошадей и 21 корова, что свидетельствовало  о стабильном  оседлом образе жизни коренных северян.

Огородничество имело определенные успехи в прибрежных поселках. В отчете управления Охотским округом за 1844 год отмечалось: «Огородные овощи разводятся с недавнего времени довольно успешно. Жители округа сеят капусту, репу, брюкву, морковь, свеклу, картофель и пр. Из этих овощей родятся некоторые изрядно, а именно картофель, репа, брюква и редька». Жители Тауйского, Арманского, Ольского, Ямского, Тахтаямского селений и Гижигинска   к середине ХIХ века уже имели положительный опыт северного земледелия, в частности огородничества.

В январе 1837 года охотский земский исправник по требованию Министерства  внутренних дел представил  «азбучный список всех селений округа, которых оказалось 22 с числом жителей в некоторых из них –  Арманское стойбище-33, Арманское селение-88, Янское-108, Ольское-57, Тауйский-53, Туманское-47, Тахтоямское-35, Ямская крепосца-171,Тауйского форпоста выселок-38. Всего в этих селениях проживало 1087 человек, из них-593 мужчины и 494 женщины».

Большинство селений было очень маленькими, состояли из 3-7 домов или юрт и отделялись одно от другого расстоянием в 100-200, а иногда и больше километров. Многие из них были основаны для поддержания сообщения с Якутском и сухопутной связи с Камчаткой. Никаких дорог в Охотском округе не было. Перевозка грузов и почты осуществлялась летом на лошадях, вьюком по тундре и болотам, а зимой на собаках и оленях. Основная масса населения – эвены в подавляющем большинстве вели кочевой образ жизни, по официальным данным они были разделены на роды, численность каждого из них колебалась от нескольких десятков до двухсот с лишним человек. Эвены кочевали на громадных пространствах Охотского округа, совершая в течение года переезды до 600 километров и часто уходили за пре- делы округа и  далее. Перекочевки вызывались необходимостью обеспечить пастбищами оленей, и самим характером хозяйства эвенов.

Для большинства родов и семей оленеводство не являлось основным средством для существования. Имея 10-12 оленей на  семью, нельзя было обеспечить всех  родственников необходимым  только за счет оленеводства. Поэтому в большинстве случаев олени играли подсобную роль, как средство передвижения к местам охоты и рыбной ловли, дававших основные средства к существованию и пушнину для уплаты ясака. Потерявшие по тем или иным причинам оленей эвены вынуждены были либо работать на различных условиях в семьях своих богатых сородичей, либо переходить к оседлой жизни. Последнее сразу же ухудшало их материальное положение, так как, осев, надо было уходить на охоту за несколько десятков, иногда и сотен километров. В таких – то условиях осевшим, оседлым эвенам приходилось наживать дополнительные средства к существованию.

Часть эвенов «приписывалась» к имевшимся селениям. Другие образовывали отдельные селения. Местная администрация поощряла тех «туземцев», которые в силу необходимости вынуждены были переходить к оседлой жизни, оказывая им небольшую материальную помощь. Это делалось с целью увеличения оседлости населения, на котором лежала обязанность перевозить почту. Кроме того, это был уровень признания коренными жителями Охотоморья  достижений европейской цивилизации, у представителей которых эвены и коряки перенимали производственные навыки. Так возникли эвенские селения  Тауйск,  Армань, Ола, Ямск.. Перепись 1897 года учла на Охотском побережье 187 оседлых тунгусов, большинство из которых было жителями Тауйского  сельского общества. Жители Армани и Олы  к тому времени уже имели, кроме юрт, срубные дома, рогатый скот, лошадей, большое количество собак.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *