Забываемые имена

«Груша» - Жукова Ася Фёдоровна.

«Груша» – Жукова Ася Фёдоровна.

В последнее время об отечественных органах безопасности, особенно прошлого периода, принято публиковать больше негатива. И читатель, и зритель к этому привыкли. Причём информация в основном берётся не из архивов, а из рассказов очевидцев того времени, и не может быть до конца объективной, поскольку большая часть этих людей обижена и даже озлоблена.

Работа с архивными материалами, если не ограничиваться их простой публикацией, а заниматься аналитической оценкой содержания, даёт несколько другое представление. Я, например, прихожу к выводу, что после Великой Отечественной войны контингент отбывавших в колымских лагерях, «пострадавших», был больше отрицательным, а коллектив так называемых «вертухаев», «палачей» – положительным. Факты, подтверждающие это, мы уже публиковали в наших альманахах «Место действия – Колыма».

Так, известно, что после всесоюзной чистки лагерей, в Дальстрой из других регионов Советского Союза были переведены осужденные за пособничество с фашистами и бандитизм – «власовцы», полицаи, бандеровцы. В некоторых лагерных отделениях контингент таких заключённых составлял более 90 процентов. Для них и был образован особый лагерь – Берлаг, в который, кстати, входил и лагерь «Днепровский» – ныне наиболее часто посещаемое место поклонения «жертвам» политических репрессий. Кроме того, на территории Колымы находилось большое количество ссыльнопоселенцев-«власовцев». Как, например, герой вышедшей в 2015 году в ООО «Издательство «Охотник» книги «Жизнь простого человека». Тех, кто во время войны «просто» давал присягу Гитлеру и одевал фашистскую форму, в отношении которых не были получены данные о злодеяниях против советских граждан. Для некоторых – до поры до времени.

Среди сотрудников НКВД преобладали фронтовики. В их числе – бывшие партизаны, разведчики, в том числе выполнявшие задания в тылу врага. Здесь продолжили свою службу и многие из тех, кто воевал в отряде «Победители» под командованием Дмитрия Медведева (нет, не родственник) вместе с известным разведчиком Николаем Кузнецовым.

Подтверждение о зомбированности россиян чёрными мифами о прошлом и необходимости этому противодействовать я получил в беседе с одной интеллигентной дамой. Кстати, работником администрации и литератором. Когда я ей рассказал о том, что у нас в области продолжали службу многие сотрудники НКВД – участники партизанских отрядов и разведчики, она спросила: «А с какой целью они там были – чтобы наблюдать за командирами?»

Материалов о сотрудниках спецслужб, совершивших героические поступки во время Великой Отечественной войны, а затем продолживших службу и работу на Колыме, предостаточно. Все они, я думаю, со временем будут опубликованы. Но с рассказом об одном человеке я решил поспешить, хотя и пишу о нём далеко не первый. К этому меня подвигло нижеследующее обстоятельство.

Не так давно г. Магадан посетил вице-консул Польши в Иркутске Кшиштов Свидерек. С частным визитом. Одной из целей этого визита представителя страны, где сейчас разрушаются памятники и захоронения советских солдат-освободителей Европы от фашизма, было установление таблички на мемориале жертвам политических репрессий в память о поляках, отбывавших наказание в колымских лагерях. По поводу целесообразности установления подобных табличек я уже высказывался, поэтому много рассуждать здесь об этом не будем. Но о тех людях, памятники которым «назависимая» ныне Польша разрушает, поговорим.

Многие, конечно, помнят и читали повесть Юлиана Семёнова «Майор Вихрь», смотрели одноимённый художественный фильм о группе советских разведчиков «Голос», выполнявших в фашистском тылу задачу по спасению древнего польского города Кракова, заминированного немцами. О настоящих событиях, послуживших сюжетом для данного произведения, впервые в 1963 году поведала газета «Красная звезда», в 1966 году в документальной повести рассказала газета «Комсомольская правда». На эту публикацию откликнулась «Магаданская правда», поскольку участником описываемых событий была жительница Магаданской области – радистка, действовавшая в указанной разведгруппе под псевдонимом «Груша». Сейчас об этой группе уже достаточно много информации в сети Интеренет. А о нашей героине сформирована экспозиция в Историко-краеведческом зале Тенькинского района, материалы которой я также использую в своём очерке (все фото из этой экспозиции).

В посёлке Транспортном.

В посёлке Транспортном.

«Груша» – Жукова Ася Фёдоровна родилась 21-го декабря 1924 года в г.Новомосковское Днепропетровской области в семье рабочих. Работала в городском комитете ВЛКСМ г. Новомосковское. В первые годы Великой Отечественной войны находилась на оккупированной немцами территории. После освобождения из оккупации была направлена не в «советские лагеря», как ожидали бы сторонники антироссийской версии нашей истории, а по комсомольской рекомендации в действующую армию. И не в рядовые войска, а в разведку. Её боевой путь начался 20-го октября 1943 года с курсов радистов. С июля 1944 по февраль 1945 года она находилась в фашистском тылу со специальными заданиями. Естественно, что спасение Кракова – не единственная операция, в которой младший сержант Жукова А.Ф. принимала участие.

Сразу же после войны Ася Фёдоровна поступила в медицинский институт, по окончанию которого была направлена в Магаданскую область и проработала врачом в больницах посёлка Транспортный и Палатка 14 лет. Лечила заключенных, вольнонаемных, коренных жителей. Работала на прииске, в штрафном лагере. Обстановка была непростая. Приходилось делать всё – лечить от простуд, принимать роды, делать хирургические операции. Все о ней отзывались, как о милом, добром и отзывчивом человеке, Враче с большой буквы.

Скорее всего, направление бывшей разведчицы именно в Магаданскую область не случайно. Она, с учётом проживания на территории, занятой врагом, и профессионального опыта могла участвовать в мероприятиях по опознанию военных преступников в среде спецконтингента коллаборационистов, сконцентрированного на Колыме после перевода из других регионов страны. И этим же, вероятно, объясняется то, что данные о её героической деятельности во время войны, как и о других наших разведчиках были открыты только спустя 20 лет.

Ася Фёдоровна с детьми.

Ася Фёдоровна с детьми.

В посёлке Транспортном Ася Фёдоровна вышла замуж за врача Иосифа Церетели, и здесь же у них родились сын Николай и дочь Наталья. После отъезда из Магаданской области она продолжила свой трудовой путь в г. Ялте врачом на станции скорой помощи, в санатории «Узбекистан», в курортной поликлинике.

До 1963 года никто не знал о существовании группы «Голос». И только после публикаций в центральной советской прессе, выхода в свет книги Кудрявцева и Понизовского «Город не должен умереть», а на экраны страны – фильма Евгения Ташкова «Майор Вихрь» по сценарию Юлиана Семенова была организована встреча с разведчиками. Разумеется, и Ася Фёдоровна до этого времени ничего не рассказывала о своей зафронтовой службе. А рассказать было о чём.

Ася Федоровна Жукова – кавалер орденов Отечественной войны первой и второй степени, ордена Красной Звезды, ордена Мужества, высшего военного польского ордена «Виртути Милитари» (по-русски «Воинская доблесть» или «Воинское достоинство»), золотого знака города Кракова и многих медалей. Характерно, что на сайте МО РФ «Память народа» первой датой её награждения указано 30-е августа 1945 года. А в графе 11 наградного листа – чем ранее награждалась – указано: «Не награждалась». В более поздних послевоенных документах она фигурирует уже как старший лейтенант медицинской службы.

Группа «Голос» была десантирована в районе Кракова в ночь на 19 августа 1944 года. Высадка – наиболее опасная стадия с точки зрения безопасности разведчиков. Нередко сразу после десантирования они попадали в руки немцев.

Не повезло и командиру группы Евгению Березняку – он был схвачен фашистами практически сразу и оказался в застенках Краковского гестапо. Помог разведчику незаурядный ум (это сейчас людей такой профессии принято изображать и воспринимать ограниченными в интеллекте палачами). Он сумел перехитрить гитлеровцев, сбежав от них в центре города, куда Березняка привезли, надеясь с его помощью задержать других подпольщиков.

Сумев объединиться с другими членами группы, командир в течение пяти месяцев работал во вражеском тылу. За это время в Центр было передано около 150 радиограмм, благодаря которым советское командование получило исчерпывающую информацию о дислокации и вооружении немецких войск, о структуре Краковского укрепрайона. Но самая известная операция «Голоса» связана со срывом планов уничтожения города Кракова при подходе советских войск. Разведчикам удалось выкрасть немецкого специалиста Курта Пеккеля, занимавшегося подготовкой взрыва города. Он по памяти начертил схемы минирования, благодаря которым и удалось спасти город.

Разведчики не раз были на краю гибели. Немцам удалось запеленговать передатчик, и они ворвались в дом, где находилась радистка (напарница «Груши»), в тот момент, когда шёл очередной сеанс связи. Хозяев дома и радистку допрашивали, но Березняка, который находился тут же в доме, никто не выдал. Радистка чудом уцелела в немецких застенках, а вот спасший Березняка хозяин дома был расстрелян гитлеровцами.

Группа активно взаимодействовала с польскими патриотами – партизанами и подпольщиками – без помощи которых выполнить задание, наверное, было бы проблематично. Вот имена некоторых их них: Владислав Янович Бохенек, Михаил Мацеевич Врубель, Юзеф Францишкович Заенц и его жена Валерия Яновна, Станислав Янович Очкос и Юзеф Юзефович Прысак. Надеюсь, их потомков не обвинят в сотрудничестве с «оккупантами».

Имя Е. Березняка названо в международном издании для библиотек «Солдаты ХХ века» среди 200 выдающихся фронтовиков. Следует также сказать, что Е. Березняк и А. Жукова-Церетели не единственные прототипы героев «Майора Вихря». Образы сценария Ю. Семёнова собирательные – в районе Кракова действовало несколько наших разведгрупп.

В 1995 году командир группы «Голос» был приглашён в Польшу на пятидестилетие освобождения Кракова. Многие выступавшие на посвящённом этому торжественном мероприятии уже тогда не просто принижали подвиг советских солдат, а называли их «оккупантами», преступниками и насильниками. Слово взял Березняк. «Мы летели к вам, чтобы освободить от немецких фашистов, потому что знаем хорошо, что такое фашизм, ведь сами были в оккупации. Мы летели к вам тогда, когда в нашей стране уже не было ни одного немца, кроме военнопленных. Мы летели к вам на боевое задание, зная, что 75 процентов из тех, кто летит на такие задания, не возвращаются с них, потому что погибают. Какие мы оккупанты, если у вас квартиры даже не просили. А риск смерти был ежеминутно, ежесекундно… Почему вы нас называете оккупантами? Ведь, освобождая Краков, погибло больше 1300 советских солдат и офицеров, похороненных в могилах вашего города, почему вы их называете оккупантами?» Зал встал и приветствовал Березняка десятиминутной овацией.

Рекомендуется к прочтению.

Рекомендуется к прочтению.

Автор благодарит коллектив Музейного комплекса г. Магадана и лично его директора В.И. Смирнову за творческий посыл к написанию данного очерка.

Автор статьи: Пётр Ив. Цыбулькин, Член Союза писателей России.

Май 2019 года.

Забываемые имена: 2 комментария

  1. Очень познавательная статья, учитывая сегодняшнюю политику запада и малограмотность молодого поколения России в отношении Великой отечественной войны, подобные статьи и очерки надо как можно больше доносить до этих слоёв населения, дабы сохранить светлую память тем людям которые воевали в то время не за деньги, а за Родину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *