Эликчан (Элекчан)

Зимовье на Эликчане. Фото из архива Ивана Паникарова.

Зимовье на Эликчане. Фото из архива Ивана Паникарова.

В 1928 году у устья небольшой горной реки Эликчэ(а)н прибывшими рабочими из Охотска начали возводиться склады и жилые дома.

 Эликчэн в переводе с эвенского — «крутой склон».

Это место было выбрано руководством «Союззолота» под строительство перевалбазы для грузов, прибывающих из посёлка Ола, и дальнейшей их транспортировки на колымские прииска.

В 1928-30 годах центральная перевалбаза находилась в посёлке Ола.

В июле 1930 года для улучшения снабжения приискового района «Союззолото» перенесло свою перевалочную базу из Олы в бухту Нагаева, оттуда с этого времени и пошёл основной поток грузов на Эликчан.

Из книги Варсеник Вронской «Таёжные были»: «И мы, и Цветметзолото с нетерпением ожидали прибытия первых оленьих транспортов из Эликчана, расположенного в 250 км от Среднекана и в 200 км от побережья Охотского моря (бухты Нагаева). На Эликчане находилась перевалочная база. Сюда из бухты Нагаева зимним путём на лошадях и оленях завозились продовольственные и технические грузы для тайги. Здесь они рассортировывались и отправлялись дальше — летом сплавным путём по Бахапче и Колыме, а зимой на оленях».

С 1930 года снабжение колымские приисков происходило следующим образом: зимой груз доставлялся гужевым транспортом по тропе бухта Нагаева Эликчан прииски, летом — по волоку бухта Нагаева Эликчан и далее сплавом по рекам Мякит, Герба, Хетта, Малтан, Бохапча. Сплавной пункт Хета (Развилочный) находился в 60–70 км от Эликчана на слиянии Правой и Левой Хеты.

Эликчан, экспедиция КГРЭ. 20.03.1931 года.

Эликчан, экспедиция КГРЭ. 20.03.1931 года.

Помимо работников базы, в посёлке частыми гостями были геологи.

Существенные перемены в жизни посёлка произошли в 1932 году, когда на Эликчан прибыла первая тракторная колонна с грузом из бухты Нагаева.

30 марта 1932 года «Штурмовая бригада тракторной колонны» из четырёх тракторов, направленная из Нагаево на прииски с грузом продовольствия и техники, перевалив Яблонёвый хребет, достигла посёлка Эликчан. Здесь проведено собрание, на нём участники похода рассказали о будущем края, продемонстрировали работу тракторов, которых до этого коренное население не видело. 

Из воспоминаний Абрама Исаковича Геренштейна:

«…На рассвете долину заполнил густой морозный туман. Он лишал людей зрения, но зато далеко разносил и усили­вал звуки. И вековой сон Эликчанской долины нарушил гул четырёх мощных тракторов.

Тускло светили сквозь розовато-серебристое марево красные глаза фар, раскатисто гремели моторы. Тракторы шли на ощупь, то сближаясь, то расходясь, и из­дали, наверное, казалось, что по долине волчьим рыском шастают огромные рычащие звери. 

Ночной сторож, заметив движущиеся красные огни, устроил тревогу. Поспешив в зимовье, где люди ещё не спали, он сообщил, что на горизонте какой-то странный свет.

  — Горит, что ли?

Все выскочили из халупы. Сторожа успокоили, объяснив ему, что это, по-видимому, чрезвычайно редкий случай в этих местах, когда здесь видно северное сияние. Через некоторое время увидели, что между деревьями, далеко в распадке мелькают белые и красные огни, слышен какой-то непонятный шум. В это время тракторы завернули крутым поворотом. Огней не было видно, доносился лишь неслыханный здесь шум моторов.

Когда колонна опять повернулась радиаторами к посёлку, жители, завидев красный свет и услышав невероятный гул, побросали свои лачуги и скрылись в тайге.

В двух километрах от посёлка колонну встретили работники Дальстроя Великанов и Николаев и ввели её в опустевший Эликчан.

30 марта 1932 года трактора вошли в посёлок Эликчан, где колонну встречали растерянным лаем собаки, жители исчезли. В колонне никто и не подумал, какое впечатление произведёт их прибытие на жителей Эликчана! С головного трактора увидели баню — и мигом натаскали сушняка, затопили и уж выпарились всласть, до седьмого пота…

Понемногу колонну окружили люди. Задумали утроить митинг. Нашёлся и переводчик, пожилой якут по фамилии Сыромятников.

Взобравшись на гружёные сани, Геренштейн объяснил жителям посёлка, что — как они сразу же окрестили — «стальной олень» может сразу везти 10 тонн, — столько же, сколько возит добрая сотня нарт.

Поднялся шум. Через переводчика Гернештейну ответили, что они в это не верят. Быстро прикинув в уме «грузоподъёмность» оленьего транспорта, Геренштейн сказал:

— Эта штука называется трактор. А может она поднять столько же, сколько двести пятьдесят твоих оленей. Не ве­ришь? Садитесь в сани, сколько вас тут есть, всех увезёт.

 — Покажи им, Сережа,— кивнул Лепневскому.

Якуты набились в сани густо. Посмеивались, прятали глаза. Всё ещё не верили, и было немного стыдно за этого русского — зачем говорит такие пустые слова? Молодой широкоплечий парень картинно взялся за задок саней — наверное, считался силачом и привык останавливать рванувшуюся оленью упряжку. Геренштейн не успел его пре­дупредить — Сергей включил скорость, и парень с раз­маху ткнулся в сугроб, так и не поняв, что же случилось. А сани под сплошное ошеломлённое «оканье» пошли по улице посёлка».

С того момента, как на смену гужевому транспорту пришли трактора, объёмы доставляемых грузов до Эликчана и сплавного пункта Хета значительно выросли, перевалбаза на Эликчане расширялась.

В марте и апреле 1932 года с Эликчана даётся санная дорога для переброски груза на оленях: Мангычан — Санаталон — Тенка — Оротук и Берелёх (440 км).

В апреле 1932 года Постановлением Далькрайисполкома Среднеканский район изъят из ведения Охотско-Эвенского окрисполкома и выделен в самостоятельный район с непосредственным подчинением Управлению уполномоченного Далькрайисполкома (уполномоченнным Далькрайисполкома являлся Э.П. Берзин). Центр района перенесён в с. Нижний Сеймчан. Населённые пункты, вошедшие в состав района: с. Нижний Сеймчан, Оротук, Коркодон, Балыгычан, Таскан, Усть-Среднекан, Санготолон, Нюречи, Берелёх, Талон, Детрин, Курчин, Утинка, Оротукан, Нелемное, Эликчан, Улахан, Чистой, Куочасток.

С 19 июля 1932 года организована постоянная верховая связь Нагаево — Эликчан «с заездом на отдельные командировки… для приёма и сдачи корреспонденции», отправляемой из Нагаева один раз в пятидневку.

Для строительства телефонных линий вглубь территории в управлении связи Дальстроя было организовано несколько колонн. Первой в тайгу весной 1932 года отправилась колонна И.Ф. Макеева, напутствуемая начальством: «Ждём вашего звонка с Эликчана к Новому году. От этого зависит постройка нашей дороги». Им предстояло в кратчайшие сроки построить телеграфно-телефонную линию Нагаево — Магадан — Эликчан. Связисты Дальстроя с честью выполнили поставленную перед ними задачу — 17 января 1933 года в 0 час 30 мин «закончилось строительство телефонной связи Нагаево — Эликчан».

Таким образом, в январе 1933 года  Эликчан получил постоянную телеграфно-телефонную связь с Нагаево и Магаданом.

В период с 1932 по 1934 год население посёлка Эликчан увеличилось за счёт изыскателей и строителей Колымской трассы.

Зимой 1932-33 года строителями Колымской трассы была проложена просека до конца зимнего «проезда» (как тогда называли подобные временные дороги) — 196 километра, а точнее — до посёлка Эликчан.

Но просека — это ещё не трасса, способная обеспечивать круглогодичную перевозку автомашинами грузов и пассажиров. И Приказом № 163 по Дальстрою от 21 мая 1933 года были определены на 1933 года следующие сроки сдачи в эксплуатацию отдельных участков дороги: до 47-го км проезд надлежало открыть к 1 июля, до Палатки (90-й км) — 1 августа, до Эликчана (200-й км) — к 18 сентября 1933 г.

Почему в Приказе указывается уже не 196 км, а 200? Скорее всего, в процессе изысканий трасса немного удлинилась за счёт обхода проблемных участков и посёлок, оставаясь на своём месте, отдалился от Магадана на 4 километра. 

Строители Колымской трассы уложились в намеченные сроки — автопассажирское движение на построенном участке Магадан — Эликчан началось 19 июля 1933 года.

Для самого посёлка это время было высшей точкой развития в его истории — строились жилые дома, была построена гостиница для пассажиров и командировочных. Эликчан на какое-то время стал конечной точкой существующей Колымской трассы.

Строительство Колымской трассы не останавливалось, зимой 1933-34 годов был построен зимник Эликчан (196-й километр) – Стрелка (350-й километр).

Помимо работников перевалочных складов, гелологов, изыскателей и строителей трасссы, в 1934 году в посёлке обосновались работники метеорологической службы.

Приказом по Дальстрою от 16.02.1934 № 71 «в связи с переходом сети Гидро-Метеорологических Станций и постов, расположенных в бассейне р. Колымы, в систему Дальстрой» утверждена опорная сеть гидрометеорологических станций в пунктах: Амбарчик, Островное, Нижнеколымск, Среднеколымск, Родчево, Устье Утинки, Эликчан, Нагаево и сеть подсобных станций в пунктах: Верхнеколымске, Сеймчане, Таскане, Сасыне (90 клм) Среднекане. Геофизическая обсерватория организуется в устье р. Утиной. Эти станции, организованные изыскательской партией, были объединены под оперативно-методическим руководством Бюро гидрометеослужбы, которое входило в состав Управления по добыче полезных ископаемых. Согласно приказу зимой 1934 года в Эликчане была организована гидрометеорологическая станция.

Сергей Дмитриевич Вознесенский зимой 1934 года проводил работу по координации геологоразведки в Дальстрое и по работе путешествовал по Колымской трассе, вот что он писал в своих воспоминаниях: «6 февраля 1934 г. я выехал на грузовой автомашине из Магадана по только что открывшейся трассе. Через 12 часов я на Эликчане. Здесь пересел на собак».

Стоит напомнить, что зимой 1932 года тракторной колонне на тот же маршрут понадобилось более 15 суток…

Для посёлка Эликчан «золотая эпоха» началась в 1934 году, но в том же году для посёлка наступили черные времена — счастье было недолгим.

Для этого было несколько причин. Строительство Колымской трассы продолжалось, изыскатели и строители трассы ушли из посёлка, ближе к местам проведения работ. Был пробит зимник и проложена просека до Стрелки, где были организованы перевалочные склады, откуда теперь начинались самые важные для снабжения приисков Дальстроя зимники и тропы. Отпадала необходимость в сплавпункте Хета и таких важных буквально несколько лет назад зимников с Эликчана.

Была ещё одна причина — на расстоянии 8-10 километров от Эликчана активно развивался и строился посёлок автотранспортников Атка.

Руководство Дальстроя оказалась более благосклонным к Атке. Перевалбаза, основное предпритие Эликчана, было перенесено в 1934 году в посёлок Атку, что нашло отражение в Приказе директора Дальстроя № 257 от 8 июля 1934 года, в котором говорилось: «Перенесённый с Эликчана на 208 км перевалочный пункт именовать Аткинским — по названию реки Атки, в долине которой он расположен».

После переноса перевалбазы в 1934 году я более не встречал упоминаний в периодических изданиях и приказах Дальстроя о Эликчане и имел основание считать, что посёлок был ликвидирован.

Следы моей пропажи нашлись в перечне населённых пунктов Ольского района, составленного по данным решения Исполнительного комитета Ольского районного Совета депутатов трудящихся Хабаровского края от 20.10.1950 № 306 «Об образовании избирательных округов по выборам в Ольский районный Совет депутатов трудящихся», опубликованного в газете «Советская Колыма» 21 октября 1950 года. В этом списке в состав избирательного округа Аткинский 1-й входит посёлок Элекчан.

Вполне вероятно, что жителями посёлка после 1934 года были геологи, работники метеостанции, рабочие дорожной дистанции. Есть предположение, что рядом располагался санаторий Дальстроя…

Как населённый пункт Эликчан был ликвидирован в начале 50-х годов ХХ-го века. По крайней мере, в перечне населённых пунктов за 1954 год он уже не упоминается…

В статье были использованы материалы из воспоминаний Геренштейна А.И., Вознесенского С.Д., Вронской В.М. и других.

Также были использованы материалы Ивана Паникарова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *