Палатка: происхождение названия

 Эвенско-юкагирско-чукотское пересечение.

Название посёлка Палатка звучит странновато и однозначно для «материковских» людей. Версию о том, что это название происходит от одноименного предмета, брезентового переносного домика, впервые запустил в оборот П. Бабкин, автор книги «Кто, когда, почему? Происхождение названий на карте области» (Магаданоблиздат, 1965). Ранее такая версия существовала в устном виде. «Палатка – поселок на центральной автотрассе в 87 километрах от Магадана. Когда-то, в начале 30- х годов, здесь была установлена первая палатка дорожников-изыскателей. Возникший впоследствии на этом месте поселок автотранспортников сохранил название той далекой палатки». Романтичная версия. И, вроде бы, безупречная. Но тут возникает одно возражение.

02Река Палатка, нынче протекающая по окраине поселка, упоминается в труде Н. Слюнина «Охотско-Камчатский край» (т.1, с. 134, примечание к основному тексту), изданном в 1900 году в Санкт-Петербурге. Описание построено на материалах экспедиции конца 19 в., которую предпринял горный инженер К. Богданович. Точную цитату излагаю в современной орфографии. (Как цитата выглядит в оригинале – см. иллюстрацию на стр. 9 – слово «Палатка» – в самом низу страницы). Необходимо пояснить, что сокращение «в» в тексте означает «верста». «Армань даже судоходна для шлюпок на протяжении 40 в., т. е. до первых больших притоков, которые окружены высокими гольцами […] Притоки Армани: правые – Ояри, Иэнн, 50 в. от устья; Пебкилен, Гассон, 150 в.; левые снизу: Уптар (или Охтар), 100 в. длиною; Нельканджа, 200 в. длиною, с притоком Палатка». Предположить в конце 19 в. наличие палатки дорожников-изыскателей невозможно. Необходимо заметить, что здесь не упомянута река Хасын. Река Палатка по документу считается притоком Нельканджи (в современном картографическом варианте принято написание Нелкандя). То есть, русский картограф посчитал русло Хасына на всем его течении между современными поселками Стекольный и Хасын частью одной реки – Палатки. В общем, это нормальная погрешность, подобное не раз встречается в истории географических открытий.

Существует интересная гипотеза знатока топонимики Северо-Востока хасынца Ю. Нехорошкова. Основываясь на рассказе эвена-оленевода К. Бабцева, он предполагает следующее. «В бассейне этой речки есть выходы горных пород белого цвета, которые с вершин сопок принимались за палатку, выбеленную солнцем. В бассейн речки Палатка легко попасть из бассейна реки Ола. И русские, охотившиеся в этих местах или доставлявшие грузы на Колыму, и дали такое название». То есть, палатка (в смысле – переносное жилище) подразумевается и здесь.

Вернемся, впрочем, к страницам книги «Кто, когда, почему?» П. Бабкин, при критическом разборе, вообще выглядит сказочником. Так, название поселка Атка он выводит от сокращения АТК – Автотранспортная контора. Эта версия очень прочно закрепилась в народе, но она неверна. Подобная аббревиатура нехарактерна для Дальстроя. К тому же, известно, что до основания поселка (и каких бы то ни было контор) река, на которой он стоит, имела эвенское название Аткан.

Аткан по-эвенски «камешек». Запомним это. Наверное, многие замечали, что Палатка как нарочно рифмуется с Атка. Расстояние между этими поселками сравнительно небольшое – около 100 километров. Нет ли в созвучии корневого сходства? По версии, автором которой следует считать жителя поселка Палатка А. Румянцева, «атка» в слове Палатка имеет то же значение – «камешек». Что же тогда означает «пал»?

Еще двести лет назад этнографическая карта Магаданской области была совсем иной, нежели теперь. С точностью восстановить, какой народ проживал в том или ином месте, невозможно. Известны только общие данные – например, что юкагиры занимали гораздо больше территории к югу, чем сейчас. А чукчи доходили в своих походах до берегов Охотского моря. В юкагирском языке «скала», «камень» звучит как «пнэ». Прилагательное «каменная» образуется с помощью двух суффиксов и звучит как «пнэльэн». В. Леонтьев и К. Новикова, составители «Топонимического словаря Северо-Востока СССР» (Магаданское книжное изд., 1989), пишут, что в чукотском произношении «пнэльэн» могло трансформироваться в «паля».

03Получается, мы имеем речку, которая в двух (или в трех?) языках носила одно и то же имя – Каменистая. Чукотско-юкагирское Паля было аналогично эвенскому Аткан. Паля-Аткан. Каменистая река. Как два названия слилось в одно? Возможно, наша река была постоянным местом встреч или столкновений эвенских и юкагирских (чукотских?) семей. Выше отмечено, что река была удобным транзитным путем. По привычке ее стали именовать сразу на двух языках. Возможно, проводник из местных, рассказывая первым русским землепроходцам о названиях географических объектов, приводил их сразу на нескольких языках. «По-нашему будет так-то, а люди другого племени называют ее так-то».

Не могу подтвердить фактами, но уверен, что без юкагирского участия в деле наименования этой реки не обошлось. Юкагиры были наиболее надежными проводниками русских землепроходцев на Северо-Востоке. Этот народ сравнительно рано и добровольно принял православие и покровительство Империи над собой.

Паля-Аткан. Палатка. Каменистая речка. В этом можно убедиться, едва бросив взгляд на ее берега и русло. А местечко, где палаткинцы нынче любят собирать ягоды, ласково так и называют: «Каменушка».

Вряд ли это толкование может претендовать на исключительную истину. Топонимика – наука со многими неизвестными. Но автор склонен полагать изложенную гипотезу наиболее научной и верной.

«На» или «в»?

Не смейтесь над этим подзаголовком, вопрос серьёзный. Сколько раз автору задавали один и тот же вопрос: «А почему это у вас везде пишется «в Палатку»? Хотя нормальные люди говорят «на Палатку»?

04Ответ простой: в русском языке есть правило, согласно которому при выборе предлога в языковых конструкциях учитывается различие в смысловых и стилистических оттенках. С административно-географическими наименованиями употребляется предлог «в» с винительным и предложным падежами, например: «в город/городе, в район/районе, в область/области, в республику/республике; в Белоруссию/ Белоруссии, в Грузию/Грузии». (Сочетание «на Украину/Украине» в данном случае является исключением, оно возникло под влиянием украинского языка и поддерживается выражением «на окраине». После обретения Украиной независимости данная норма породила немало споров, в том числе – политических, и сейчас дело движется к постепенному вытеснению формы «на» формой «в»).

Так почему же мы с легкостью говорим «на Палатке» и это не режет слух? Сравните, например с «на Магадане» – коряво, правда? «На Усть-Омчуге» – тоже язык сломаешь. Но вот «на Армани» – почему-то нормально.

Самое двусмысленное положение, впрочем, у посёлка Ола. Тут как ни скажи, все двусмысленность выходит. Один из моих коллег постоянно ворчал: «На Оле – на Наташе – на Маше!»

Более того, если посмотреть номера газеты «Заря Севера» за 60-е годы прошлого века, мы увидим там эту конструкцию с предлогом «на» в напечатанном виде. Разговорная норма каких-то сорок лет назад преобладала даже среди грамотных в филологическом отношении журналистов.

Справочник Д. Розенталя – библия знатоков русского языка – утверждает, что предлог «на» употребляется с названиями географических районов или территорий, не имеющих четко очерченных административных границ. Например, «на Урале», «на Волге», «на Байкале».

Таким образом, выражение «на Палатке» мы применяем, адресуясь не к поселку. Мы обозначаем местность на берегах одноименной реки. А поскольку многие колымские поселки возникли на берегах одноименных рек, нам такая конструкция кажется обычной и естественной. Вот скажи «на Хасыне». Без дополнительного разъяснения и не поймешь, что подразумевается – берег реки или посёлок геологов?

Эта легкость употребления «на Палатке/на Палатку» лишний раз подтверждает уже известное – наш поселок получил свое название от реки. А не от какой-то там легендарной палатки первопроходцев.

Если бы легенда была истиной, то в разговорной речи, скорее, прижилось бы совсем уж дикое «к Палатке». Ведь именно так мы говорим о движении/приближении к конкретному рукотворному предмету.

Вся эта история с предлогами косвенно подтверждает также нижеследующую информацию: несколько лет после основания наш поселок не имел собственного официального имени.

Гласный герб

279637scan0241aУ посёлка Палатка есть неофициальный, но сделанный по всем геральдическим правилам герб. На нём в верхней части щита изображён магаданский золотой олень (как символ территориальной принадлежности к Магаданской губернии), а в нижней части щита – серебряная палатка, рулевое колесо и стилизованные педали управления автомобилем. Автор этой эмблемы – художник, строитель, Почётный гражданин Хасынского района А. Тында.

Газета «Заря Севера» в номере от 2 мая 1992 года сообщала о проведённом конкурсе на лучший герб поселка. «44 эскиза представили на конкурс двадцать его участников из Палатки и других поселков района… Кропотливости иных авторов можно позавидовать. Три варианта герба предложил оргкомитету соискатель Н. Гонтов, четыре – В. Косарев, пять – А. Завгородний, семь – И. Джафаров, девять – А. Тында. По итогам конкурса один из девяти эскизов Александра Дмитриевича Тынды и получает объявленную премию в тысячу рублей (из-за нехватки средств – без индексации)».

К сожалению, с момента создания в 1992 году герб так и не обрёл официальный статус. Для этого поселковым властям требуется инициировать процедуру рассмотрения рисунка в Геральдической комиссии при президенте Российской Федерации. Правда, перед этим надо выполнить некоторую подготовительную работу – например, по научному описанию рисунка.

Тем не менее, герб завоевал признание в народе. Его можно увидеть не только на логотипе районной газеты «Заря Севера», но и на форме местных спортивных команд, а с 2012 года – и на сувенирной атрибутике.

01Справедливости ради следует заметить, что эскиз,победивший на конкурсе, немного отличается от той эмблемы, что присутствует в логотипе районной газете. В оригинале в самой нижней части щита, под автомобильной символикой присутствуют цифры «1932», а в центральной части прописано слово «Палатка».

В соответствии с геральдическими правилами наш герб называется «гласным» ли «говорящим». Изображение предмета на нём фонетически совпадает с названием посёлка. Подобные «гласные» гербы особо распространились в России с 19 века и, что понятно, почти исключительно у вновь построенных городов.

Следует особо подчеркнуть, что причинно-следственная связь здесь такая – от названия населённого пункта – к изображению, но не наоборот. Символы же автомобильного управления отсылают нас к трассе и автобазе, то есть к историческим причинам основания поселка.

 Автор: Засухин Павел Александрович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *