Хасын – камни, горящие в костре

«К северу от Магадана по основной трассе расположен поселок Хасын. Свое название он получил от эвенского слова «Хэсэн», что значит «стадо», «табун» диких оленей, баранов, стая птиц и так далее. Возможно, что в окрестностях нынешнего поселка в свое время встречались стада диких или, вероятнее, домашних оленей, для которых здесь имеются прекрасные пастбища». П. В. БАБКИН. Кто, когда, почему. Магадан, 1968 г.

Название «Хасын» в материалах исследователей нашего края появилось не сразу. Впервые о нынешних хасынских местах упомянул Н. С. Слюнин в конце прошлого века. Слюнин был сотрудником Охотско-Камчатской горной экспедиции, снаряженной Министерством земледелия и государственного имущества. Руководил экспедицией инженер Горного департамента К. И. Богданович. Слюнин, кроме выполнения обязан ностей врача и натуралиста, должен был провести по особому поручению Министерства финансов и экономическое описание края. Зимой 1896—1897 годов он обследовал побережье от Охотска до Петропавловска. В двухтомнике своих наблюдений, в котором впервые были приведены наиболее полные сведения о северном побережье Охотского моря, касаясь наших мест, Слюнин отмечает, что левым притоком реки Армань является речка Нельканджа длиной 200 верст с притоком под названием Палатка. Речка с названием Хасын отсутствует.

Нет упоминания о речке Хасын и в материалах еще одного известного первопроходца северных земель геолога Геологического комитета России П. А. Казанского, проводившего геологические исследования по Охотскому побережью в 1912 году. Левый приток р. Армань, соответствующий нынешнему Хасыну, также назван Нельканджой.

В 1928—1931 годах работами Первой и Второй Колымских экспедиций Геолкома ВСНХ под руководством геологов Ю. А. Билибина и В. А. Цареградского было положено начало планомерному геологическому изучению Северо-Востока и золото-промышленному освоению края. В ноябре 1931 года был образован Дальстрой—Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районах Верхней Колымы НКВД СССР (в 1938 г. преобразован в Государственное управление строительства Дальнего Севера).

В. А. Цареградскому, возглавлявшему Вторую экспедицию, при исследовании района нынешнего Хасына, проведенном осенью 1930 года в связи с находкой старшим коллектором одной из партий экспедиции Ю. К. Дзевановским в галечных отложениях реки Хасьгн углистых сланцев с отпечатками ископаемой флоры, удалось обнаружить выходы пластов каменного угля. Этому событию Валентин Александрович посвятил одну из глав своей книги «По экрану памяти» (Магаданское книжное издательство, 1980 г.).

Открытие угольного месторождения и явилось определяю щим в возникновении поселка и его дальнейшей истории. Для определения промышленной ценности месторождения, на нем уже зимой 1930 года были проведены небольшие разведочные работы шурфовочным отрядом геолога Морозова от Акционерного Камчатского общества. По расчетам Морозова прогнозные запасы угля составили 1, 4 млн. тонн.
Летом 1931 года район месторождения обследовала Арманская геолого-поисковая партия Колымской базы ГГРУ вс главе с Б. Л. Флеровым. Были изучены геологические особенности месторождения на площади в 200 кв. км.

В 1932 году работы на месторождении продолжила Нагаевская партия «Дальгеолтреста»: начальник партии горный инженер Г. Ф. Семенов, прораб Рештников, топограф-мензулист Харченко и старший коллектор Ковалевский, а также 12 рабочих-забойщиков, 6 откатчиков, 5 реечников, 2 подсобных рабочих. Для детального оконтуривания угольных пластов и пробной добычи угля были пройдены две небольшие штольни, два шурфа и 12 канав. Однако результаты работ не оправдали ожиданий. Угли оказались низкого качества, высокозольными, а их запасы были оценены всего в 200 тыс. тонн. Месторождение было признано непромышленным. В материалах отчета оно названо Хасынским.

Откуда же возникло название «Хасын»? Интересна точка зрения хасынского геолога, топонимиста Ю. Ф. Нехорошкова, высказанная им в статье «Первые сведения о Хасыне», опубликованной в районной газете «Заря Севера» 3 июня 1992 года. Автор статьи отмечает, что на полевых картах Флерова впервые появились следующие названия речек (в скобках—современные): Сасын (Хасын), Палатка (Правая Палатка), Ичать (Левая Палатка), Олений (Хулакаг), Осиновый (Красавица), Волчий (Морозов), Тополиный (Хартуз). В отчете Семенова использованы эти же названия, но вместо «Сасын» значится «Хасын».
Считая ошибочными мнения других топонимистов о происхождении этого названия, Нехорошков далее пишет: «…местные коренные жители давали названия не просто так, а учитывали физико-географические особенности местности… И не может быть, чтобы наблюдательные эвены, несколько поколений которых кочевали в этих местах, не обратили внимание на камни, горящие в костре. В двухтомном словаре тунгусо-маньчжурских языков мне удалось найти, что «Хасын» переводится как «угольки, выпавшие из костра». Таким образом, Хасын, скорее всего, означает местность, где такие камни встречаются. Лишь впоследствии название Хасын распространили на весть левый приток Армани, а названия Нельканджа и Палатка сохранились лишь за притоками Хасына».

Автор: Токарев Анатолий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *