Из истории газеты «Заря Севера»

Газета «Заря Севера» является самой молодой среди «районок» Магаданской области. Она была создана постановлением бюро Магаданского обкома КПСС от 14 апреля 1967 года, а согласно распоряжению Магаданского облисполкома от 14 июня 1967 года при редакции была организована типография. Первоначально «резиденцией» редакции выбрали барак в Новой Палатке, где ранее располагались, солдатские казармы гарнизона внутренних войск. Дело в том, что в Палатке, определенной административным центром создаваемого Хасынского района, критически не хватало помещений под все структуры. Даже райком партии в первые месяцы заседал в кабинетах потеснившегося руководства Палаткинской автобазы.

Впрочем, работа в условиях, приближенных к полевым, первый состав журналистского коллектива ничуть не пугала. Народ подобрался очень опытный, тёртый. Возглавил новую газету Борис Никитович Сулим. Это был настоящий дальстроевец, прибывший на Колыму в 1947 году на теплоходе «Феликс Дзержинский» по комсомольскому набору. Восемнадцатилетний выпускник ремесленного училища, связист по специальности, испробовал на Севере множество профессий: трудился лаборантом и мастером обогатительного отдела во ВНИИ-1, работал в райкоме комсомола, в советских и партийных органах. Но настоящее призвание обрел в журналистике. Был редактором районной газеты в Эгвекиноте, затем его перевели в Палатку.

По воспоминаниям современников, Сулим отличался редким качеством – умел подбирать журналистские кадры. Спустя непродолжительное время под его крылом собрались люди, которых до сих пор вспоминают добрым словом в самых разных городах и поселках Колымы и Чукотки. Это, например, Анатолий Пятибратов, Тамара Бортникова, Михаил Красовицкий, позднее сами возглавившие разные «районки», а еще спустя время – достигшие больших высот в профессии. Был среди «птенцов Сулима» и Иван Субботин, чуть позже возглавивший «Магаданский комсомолец», а теперь владеющий медийным холдингом.

В новорожденной «Заре Севера» Б. Сулим столкнулся с большим грузом организационных проблем, которые решил довольно оперативно. Первой его заботой было – развернуть печать газеты на месте. Оборудование прибывало не сразу, поэтому в 1967 году районная газета «Заря Севера» печаталась в областной типографии, на Горького, 9. И лишь 25 января 1968-го линотипы заработали в Новой Палатке. Газета выходила в свет по общему советскому стандарту «районок» – три раза в неделю (вторник, четверг, суббота), на четырех страницах формата А3.

В то время типография организационно подчинялась главному редактору газеты, хотя уже тогда выпускала большой ассортимент печатной продукции помимо «Зари Севера». Из полиграфистов первых составов следует выделить печатницу Марию Шот, выпускницу Львовского полиграфического училища. Приехав на Север в 1969 году она успешно трудилась на своем месте до первого десятилетия XXI века. Не меньшим профессионализмом отличалась линотипистка Надежда Митрохина. Ветераны-журналисты всегда с теплотой вспоминают ее грамотность и высокую скорость набора.Необходимо сделать замечание, что в отличие от коллектива редакции, где состав обновлялся довольно часто, в Хасынской районной типографии «текучесть кадров» была значительно меньшей. Высококлассные специалисты работали там десятилетиями – от основания до ликвидации типографии в 2006 году. Это, например, метранпаж Галина Долгирева – грамотная в своем деле и, я бы сказал, въедливая, а также линотипистка Людмила Кузина, печатница Наталья Лисовая.

Полиграфическое исполнение газеты в первые годы ее существования было на высоком уровне. И сейчас смотришь на подшивки конца шестидесятых – удивляешься качеству печати фотографий. В последующие десятилетия, когда оборудование начнет стареть и изнашиваться, иллюстративный ряд станет слабым местом «Зари Севера». Шутка ли сказать, на электрогравировальном аппарате, посредством цинковых клише воспроизведение фотографий шло аж до 2005 года! Потом сразу совершилась «компьютерная революция». Но автор этих строк никогда не забудет, как в 2004-м пришлось носиться по поселку, разыскивая сгоревшую электронную лампу для ЭГА. Нетривиальная задача – отыскать этакий винтаж в эпоху микропроцессоров, чтобы очередной номер газеты не остался без фотографий!

Но в 1968-м печать газеты была организована на уровне мировых стандартов, и Сулим посвятил себя организации творческого процесса. В ответственные секретари он пригласил Анатолия Пятибратова, молодого журналиста, успевшего, однако, три года проработать на Чукотке.

Вот что вспоминал сам А. Пятибратов: «Доверие молодым. Эта черта в Борисе Никитовиче Сулиме поражала меня больше всего. Ответственный секретарь – это, своего рода, главный инженер редакции. Журналисты сдают ему написанные материалы. Он их вычитывает. Правит. Засылает в типографию. Составляет макеты полос. «Да как же я буду править Борина!» – помню, изумлялся я. «Он же из самой Москвы, известный журналист, родственник композитора Блантера!» «Ну и что? – возразил Сулим. – Будешь править и его!» Сулим мне доверял полностью. Он предварительно читал, разве что, фельетоны. И такое доверие заставляло журналистов быть особенно внимательными. В то же время, он нашу братию особо не опекал. Мы экспериментировали, придумывали, фантазировали. И дофантазировались до того, что из двух с лишним тысяч районных газет Союза впервые в истории Магаданской области заняли второе место на конкурсе на лучшее полиграфическое исполнение и оформление, получив золоченые дипломы и солидные премии…».

Награда, о которой упоминает Пятибратов, была присуждена «Заре Севера» в 1971 году. Потом подобные призы для газеты станут нередкими… Два слова об Анатолии Александровиче Пятибратове. Это человек, работавший в самых разных газетах Советского Союза от Алма-Аты до Мыса Шмидта, являлся прирожденным ответственным секретарем. Из того малого набора возможностей, что предоставляла ему тогдашняя полиграфическая техника, он умудрялся выжимать максимум. Номера газеты в его исполнении и сейчас порой смотрятся, как анахронизм – знаешь, что изготовлены способом «высокой печати», а выглядят так, будто при их изготовлении применялась компьютерная программа InDesign. Пятибратов прекрасно умел писать на самые разнообразные темы, причем поражал окружающих скоростью письма. Час на машинке – полосный материал готов. Кроме того, он отличался редкой для нашего цеха приветливостью по отношению к молодым сотрудникам. Став ветераном, настоящим «газетным волком», молодежь привечал и ненавязчиво учил всему, что знал сам.

Содержание «Зари Севера» первых лет отличается непривычной для советского времени остротой. Острые перья были у Александра Серкова, Юрия Калганова, Нины Зинатуллиной, Галины Преториус и других штатных сотрудников. Неоднократно главного редактора вызывали и в райком партии, и в обком. Сулим умел отстаивать свою позицию, хотя давалось ему это нелегко и, конечно же, сказывалось на здоровье. Впрочем, журналистский состав был настолько компетентен, что даже самые критические материалы подавались предельно доказательно. Например, у районных властей притчей во языцех был Александр Серков. Он в редакции заведовал экономическим отделом. От его аналитических и разгромных статей стонали руководители производств. Но тогдашняя первый секретарь райкома партии Таис Клещева, не выезжавшая ни в одну командировку без того или иного журналиста «Зари Севера», жалоб не принимала. «Не прав Серков – идите к нему и доказывайте, может, потом я с вами поговорю».

Однако проблемы с властью у тогдашних районных газетчиков могли возникнуть и не по поводу материалов, а, скажем так, по причине нежелательных контактов с читателями. Например, Владимир Журавлев в «Заре Севера» тех лет отвечал за культуру. Был он человек исполнительный, быстро пишущий и талантливый. Поэтому к нему тянулись и талантливые люди из числа читателей. В постоянных авторах у него были Виктор Кузнецов, приносивший замечательные рассказы, и поэт Антокольский, близкий друг сосланного на Колыму и известного в те времена бывшего политзаключенного Зубова – потомка княжеского рода, заведовавшего местной библиотекой, страстного собирателя библиографических редкостей. Из-за Зубова Журавлева не однажды вызывали объясняться в КГБ. Но вразумить его никак не могли. Мало того, на пару с Антокольским они выбили Зубову однокомнатную квартиру.

Но в целом «Заря Севера» первых лет, конечно же, не выходила за установленные идеологические рамки. Вот, например, содержание, самого первого номера газеты от 1 сентября 1967 года. Разные чувства вызывает знакомство с ним. Прежде всего бросается в глаза шапка на первой полосе: «Трудящиеся Хасынского района! Достойно встретим юбилей Октября!» Рядом – обращение от редакции к читателям. В нем, в частности, написано: «<Заря Севера», следуя традициям советской печати, всегда будет стремиться к действенности выступления рабселькоров. Своевременно откликаться на сигналы газеты, принимать по ним конкретные меры и оперативно сообщать о них читателям – непреложная обязанность партийных, советских, хозяйственных и профсоюзных руководителей». Здесь же приведено обращение обкома КПСС, облисполкома и обкома профсоюзов к трудящимся области, посвященное 50-летнему юбилею советской власти. Этой же теме, но в преломлении к выходу первого номера районной газеты, посвящена и статья на второй странице «Главные задачи дня» под авторством первого секретаря райкома В. Прозорова. С интересом читается интервью с заведующим районо П. Поклонским. Из него мы узнаем, что в Хасынском районе тогда было 22 школы, из них 7 вечерних, в которых занималось 4350 учащихся. (Если сравнивать, то современный показатель – ниже в разы).

Из первого номера «ЗС» мы узнаем о тех производствах, которые, к сожалению, не пережили реформ 1990-х. На второй странице – очерк о только что созданном совхозе «Юбилейный», стадо которого насчитывало свыше 6 тысяч оленей. Корреспонденция из совхоза «Талая» сообщает, что супруги Галина и Владимир Дермидонтовы менее чем за год получили от кур более миллиона яиц. Шапка на третьей странице сообщает, что у транспортников Атки – широкие горизонты. В информации из поселка Сокол рассказывается о ходе подписки на газеты и журналы. Сообщается, что население этого поселка выписало 200 экземпляров «Магаданской правды» и 300 – «Зари Севера». Нынешняя диспропорция, кстати, еще больше в пользу районной газеты – «Магаданку» выписывают всего несколько десятков человек во всех поселках района.

Как можно заметить, география работы «Зари Севера» была тогда значительно шире, чем сейчас. Новый район тогда создали за счет объединения части земель из подчинения Магаданского горсовета, Ягоднинского и Тенькинского районов. Из городской черты передали поселки Стекольный, Хасын, Сплавную, Сокол и Уптар. Из Тенькинского района – поселки Палатка, Новая Палатка, Карамкен. Из Ягоднинского – Яблоновый, Атку, Черное Озеро, Талую, Мякит и Стрелку. В 1972 году Сокол и Уптар забрали в подчинением городскому совету, Черное Озеро было закрыто еще при советской власти, а после «перестройки» один за другим позакрывались Стрелка, Мякит, Яблоновый, Новая Палатка, Ка- рамкен… К слову, этот тотальное закрытие поселков не могло не сказаться и на газете. В девяностые годы штат «Зари Севера» значительно сократился. А тогда, в конце шестидесятых, журналистов, порой, физически не хватало, чтобы присутствовать на всех событиях районного масштаба. Ведь район, его поселки, бурно обновлялись, благоустраивались, росли.

Необходимо отметить, что в «Заре Севера» шестидесятых-семидесятых годов, как и во многих других советских газетах, махровым цветом цвело «заавторство». Очерки и корреспонденции, написанные профессиональными журналистами, зачастую подписывались фамилиями передовиков производств, пропагандистов или секретарей партийных ячеек. Известны примеры и помасштабнее подмены фамилий под небольшими заметками. Так, брошюра, выпущенная в семидесятые к очередному юбилею Палаткинской автобазы, вышла как бы под авторством рабочих предприятия. Истинный автор – журналист А. Кирюшин – был указан очень скромно в качестве «редактора» текста. С этим ничего не поделаешь – время было такое.

Но, все же, Сулиму удалось наладить целую сеть из настоящих внештатных сотрудников, которые исправно поставляли в номер актуальную информацию. Многие из внештатников газеты «Заря Севера» потом сами добились значительных успехов на литературном поприще. Список всех этих людей получился бы просто огромным. Можно выделить наиболее заметные фамилии. Это уже упоминавшийся магаданский писатель Виктор Кузнецов, состоявшиеся литераторы Станислав Олефир, Павел Зятьков, поэты Анатолий Пчелкин, Валентин Азарников. Свои первые творческие опыты опубликовали на страницах «Зари Севера» такие авторы, как Александр Александров, нынешний председатель Магаданской областной Думы, ветераны геологической отрасли Анатолий Токарев и Виктор Ведерников, охотовед-исследователь, ныне постоянный автор центральных журналов Эдуард Бочкин и многие- многие другие, несть им числа.

Таким образом, ясно видно, что газета «Заря Севера» существовала в теснейшей взаимосвязи с населением Хасынского района в самом широком смысле. Эта традиция продолжается до настоящих дней, хотя число жителей в районе снизилось катастрофически (с 25 тысяч человек на максимуме в восьмидесятые годы до 8 тысяч человек в 2011 году). Зачастую к газете люди прибегали как к последней инстанции, призванной решить их насущные проблемы. Тогдашний статус газеты – а это был орган райкома КПСС – не позволял руководителям организаций и предприятий, которые стали объектом критики, оставлять без ответа опубликованные материалы. В редакции существовал даже специальный бланк, рассылавшийся районным руководителям для отчетности – газеты выступила, что сделано?

Первый редактор «Зари Севера» Борис Сулим оставил глубокий след в истории газеты. Даже после выхода на пенсию он продолжал сотрудничать со своей родной газетой, публикуя на ее страницах острые репортажи, аналитические материалы. Читатели в Хасынском районе его очень уважали, зачастую воспринимая его в качестве заступника в нелегких жизненных ситуациях. В начале девяностых Борис Никитович Сулим покинул Север, которому отдал около сорока лет жизни. Сейчас он живет в Нижегородской области и, несмотря на преклонный возраст, продолжает заниматься общественной деятельностью. Им опубликовано несколько публицистических книг, одна из которых посвящена жизни автора на Колыме, людям сурового края.

38С 1972 по 1982 год редакцию возглавляла Мария Бессонова. В этот период состоялся переезд редакции в поселок Палатка – в барак по адресу улица Почтовая, 7, который ранее занимал райком партии. Этот барак сейчас снесен, перед ликвидацией в нем находился магазин «Виола». Типография же продолжала оставаться в Новой Палатке довольно длительное время, гранки с правкой туда-сюда носил или возил курьер. На указанные годы пришлось бурное социально-экономическое развитие Хасынского района, связанное с открытием новых производств. Был построен Карамкенский ГОК, сформировалась в Новой Палатке база крупного дорожного предприятия, стекольный завод освоил производство стройматериалов и мебели. Некоторые предприятия приобрели или укрепили большое значение для экономики всего Советского Союза, как, например, Центральная геофизическая экспедиция, имевшая базой поселок Хасын. Обо всех этих производственных свершениях писали журналисты газеты «Заря Севера».

В 1982 году главным редактором был назначен Юрий Шалимов. О Шалимове стоит рассказать особо, этот журналист был широко известен в регионе не только, как профессионал своего дела, но и литератор, и общественный деятель. Как и многие другие сотрудники «Зари Севера», Юрий Борисович Шалимов за плечами имел свой чукотский стаж. Он был прекрасным организатором газетного дела. Во всяком случае, именно в период его руководства редакция добилась от областных властей строительства специализированного двухэтажного здания, в котором разместились и типографские цеха, и кабинеты сотрудников газеты. (Перед этим редакция четыре года – с 1984 по 1988 – прожила в том бараке, где сейчас магазин «Меркурий»). Новое здание было сдано в эксплуатацию в 1988 году по адресу улица Школьная, 5, в Палатке. (В настоящее время занято районным судом). Ю. Шалимов умел подбирать кадры, а при недостатке подготовленных профессионалов с дипломом – воспитывал авторов для газеты сам. И, надо сказать, успешно.

Интересно, что о Шалимове с уважением и пиететом отзывались потом как те, кто его любил, так и те, кто ненавидел. Масштаб личности был очевиден. Под своей фамилией главный редактор «Зари Севера» выведен в повести сибирского писателя Валерия Шелегова «Оймяконский меридиан». (В. Шелегов, по образованию геолог, работал в «ЗС» фотокорреспондентом, потом стал членом Союза писателей). «Редактор районной газеты «Заря Севера» Юрий Борисович Шалимов крупный человек и натурой и в кости; голова тяжелая от вечных дум и будто пеплом осыпаны редкие завитки волос. Друг поэта Анатолия Пчелкина, по чьей наводке я пришел в редакцию. Принял он меня скучным. Бросалась эта скука в глаза: отвратно проживать человеку на задворках с его газетным опытом, когда рядом областной центр. Областная «Магаданская правда» – его уровень…

Со временем Шалимов дал две тоненькие книжки своих художественных очерков. Лучшим очеркистом в начале восьмидесятых считался Анатолий Грановский. К тому времени книга Грановского у меня имелась, и было с чем сравнить. Очерки Шалимова написаны ясным образным языком. Писательский талант прямо дышал из текстов Шалимова… Естественно, когда Шалимов заглянул в мои воспаленные от бессонницы горящие светом голубые глаза, он все понял при первой встрече. Себя любимого он во мне узнал. И на работу фотокором принял без испытательного срока. И первый урок преподал доходчиво и поучительно.Выслушал меня, когда принимал. – Хорошо, возьму геолога работать в редакцию. Много из вашей братии писателей вышло. Олег Куваев. Знаешь его «Территорию»? Великая вещь. Прочти, если еще не держал в руках. Учись у него».

Замечу, что одна из книг Ю. Шалимова – «Легенды и быль колымского стекла» об истории стекольного завода – вошла в «золотой фонд» краеведческой литературы. Рецензии и отзывы об этой книге небольшого формата автор, после выпуска ее в свет Магаданским газетным издательством в 1992 году, получал даже из Москвы. Кандидаты и доктора наук с уважением говорили об исследовательской работе, проделанной колымским журналистом.

А вот как вспоминала о первых днях работы в редакции «Зари Севера» тех лет журналист Ирина Нефедова (ныне – сотрудница «Магаданской правды»): «Как сейчас помню почти все детали этого жутко морозного мартовского денечка. Повседневную утреннюю летучку шеф Юрий Борисович Шалимов начал, как обычно, с разноса, на его взгляд, самого нерадивого сотрудника, не справившегося накануне с редакторским заданием. На тот момент это был козел отпущения женского пола, а, значит, ну очень ранимая и обидчивая сотрудница. Хлопнув дверью так, что с потолка старенького барака, где тогда располагалась редакция и типография, отлетел целый шмат штукатурки, корреспондентка успела истерично крикнуть, что она сейчас пойдет и бросится под машину. Я сжалась, было, как пружина, но ответсек Лариса Фатеева шепнула мне на ухо:
– Все нормально, не обращай внимания, ни под какую машину она не бросится.
И тут Юрий Борисович, встав во весь свой рост и проникновенно, как только он один умел из наших районных ораторов общества «<Знание», произнес короткую, но очень патетическую и обращенную прежде всего в мой адрес речь:
– Прямо сию минуту наш новый штатный сотрудник Нефедова покажет всем пример. Несмотря на то, что в редакции есть новенькая «Нива», «Волга» и «УАЗик», она сейчас встанет, возьмет блокнот, ручку, пойдет на трассу, поймает «<КамАЗ», поедет в командировку в Мякит, Стрелку и Талую и привезет оттуда сразу несколько материалов и, прежде всего, дорожные заметки. Надо сказать, дорожные заметки, на мою голову, были самым любимым журналистским жанром Шалимова.
– Юрий Борисович, а домой сходить можно? – с комсомольским задором в глазах спросила я, почувствовав себя будущей героиней…
– Зачем?
– Ну, зубную щетку, к примеру, взять…
Через час я уже стояла на трассе возле ресторана «Хасын» и что есть мочи ловила «КамАЗ». Каково же было мое удивление, когда на меня, молодую и по тем временам ну очень стройную, чуть ли не 90*60*90, не отреагировала не только первая, но и вторая, третья, четвертая…, десятая машины. Изрядно продрогшая, я направилась в диспетчерскую Палаткинской автобазы и попросила свою соратницу по бурной комсомольской районной жизни Татьяну Смагину подсадить меня на попутку.
– Ничего у тебя не получится, – огорошила она меня. – Дело в том, что Магаданавтодор издал приказ с 1 февраля не брать в кабину ни одну женщину, потому что за короткое время произошло сразу несколько случаев, когда попутчицы погибли в авариях и теперь государство обязано всем их детям выплачивать денежные пособия.
Не солоно хлебавши, вернулась в наш редакционный и местами обросший до потолка грибами барак, где мой непосредственный шеф, замглавреда и редактор отдела партийной жизни, Юрий Смоленский посоветовал мне сегодня на глаза Шалимову лучше не попадаться.
– Он сегодня весь день во гневе, – упредил Юрий. – А тебе мой совет: пока шеф в райкоме партии, ты возьми в отделе писем у Зои Янковской какое-нибудь жалобное письмишко и пойди по нему быстренько разберись. Успеешь? Если завтра придешь на летучку не с пустыми руками, может, и не станешь очередным козлом отпущения».

В эти годы Юрий Смоленский ярко выделялся среди журналистов газеты. Он в должности заместителя главного редактора выполнял огромное количество творческой и административной работы. О нем ходили слухи, как о человеке, способном в одиночку закрыть материалами все три номера на неделе. Кроме того, Ю. Смоленский запомнился жителям Хасынского района как активный участник клуба книголюбов «Азимут». Интеллигентнейший и образованнейший человек, он не боялся чисто репортерской работы, связанной с длительными командировками по тайге, тундре, оленеводческим угодьям.

Однако и другие сотрудники редакции «ЗС» «того призыва», без преувеличения, входили в когорту лучших журналистов Магаданской области. Станислав и Галина Казимировы, Владимир Киселев, Зоя Янковская, Алим Кирюшин были известны далеко за пределами района.

39Алим Кирюшин – из тех журналистов, о которых сложена песенка: «Обо всем, что было на планете, ты читаешь в утренней газете…» География его материалов была потрясающе широка – от Мексики до Ростова-на-Дону, от Мыса Шмидта до Владивостока. При общении с ним возникало стойкое чувство, что этот человек бывал везде и видел абсолютно все. Он дружил с очень известными в области людьми, а после «Зари Севера» успешно работал в газетах «Магаданский комсомолец», «Вечерний Магадан». Кирюшину везло на «информационные поводы». Правда, в большинстве случаев за этим везением лежало невероятное журналистское чутье. Так, он в архивах разыскал неизвестный афтограф летчика-героя И. Ма- зурука (опубликован в «Заре Севера» в 1995 году), раскопал в документах неизвестные до него подробности о смерти поэта О. Мандельштама, встречал в Магадане А. Солженицына, когда тот возвращался из США на Родину, а в Мексике – купался на одном пляже с известным актером Дж. Вайсмюллером, сыгравшим культовую роль Тарзана.

Он писал на разные темы, и все ему удавалось. Вот характерный пример газетного материала А. Кирюши- на, великолепный очерк «Мор-р-роз!»:
«Первое столкновение с магаданским морозом произошло в январе 1961 года, когда приехал в город автобусом с аэропорта 13 км – аэродрома на 56-м километре еще не было. Расспросив в маленьком деревянном автовокзале, где искать моих магаданских знакомых, я ринулся на улицы города и… Аж поперхнулся от жестокого мороза. Было где-то за минус тридцать, да еще с ветерком. А одет-то я был, одет… люди оглядывались. Коротенькая, чуть ниже бедер «москвичка» и серые брюки-дудочки, белые туфли на «каше» (толстая-толстая подошва), на голове — папаха-«пирожок» черного каракуля… В общем — материковский стиляга.

И вот этот стиляга, приплясывая и скользя на «каше», хлопая себя по бокам замерзающими руками, начал странное передвижение по улице Ленина — зигзагами, из подъезда в подъезд, где отогревался, а потом вообще, раскрыв свой чемоданчик, вынужден был на одной из лестничных площадок пододеть теплое белье и носки… Впечатление было – паническое: как же живут здесь люди? Как переносят такой холод!?.

Я еще не знал тогда, конечно, что через несколько лет точно такими же зигзагами мне придется бежать уже по 50-градусному морозу посёлка Омолон, куда мы с нынешним магаданским писателем А. Бирюковым прилетели по заданию АПН. Одет я был уже по-другому, намного теплее, но… Председатель совхоза «Омолон» Харитонов, увидев мою экипировку, послал записку на склад, где выдали мне за чисто символическую плату пыжиковую шапку и теплые оленьи торбаса».

Кроме всего прочего, Алим Алексеевич являлся самобытным литератором, к сожалению, недооцененным. До самой своей смерти он так и не смог издать книгу прозы, о которой мечтал.

Зоя Александровна Янковская, проработавшая в «Заре Севера» 11 лет, запомнилась не только железной волей при исполнении профессионального долга, но и невероятной добротой ко всем нуждающимся, сирым и убогим.

Вот как про нее вспоминала И. Нефедова: «После отъезда Шалимова в Магадан на его место была назначена Зоя Александровна Янковская. Иначе как с матерью Терезой ее и не сравнишь. Зоя всегда по первому зову мчалась на помощь всем страждущим, будь то читатель, коллега, сосед или просто прохожий. Много пользы она принесла людям. Не счесть всех, кто ей благодарен».

К ней в кабинет – за советом и помощью – люди шли, как ходоки к Ленину. Пенсионеры, инвалиды – всех она принимала, не считаясь с потерями времени, для всех находила добрые слова. При этом – совершенно жестко отстаивала справедливость перед власть имущими, доходя даже до настоящих «войн» с районным руководством. Ни напугать, ни подкупить этого журналиста было нельзя. На время редакторства Янковской пришелся год «великого перелома». После 1991-го газета перестала быть органом райкома КПСС. Какое-то время коллектив редакции даже был соучредителем своей газеты, правда, потом оформилась нынешняя формула, когда учредителем является муниципалитет.

Зое Александровне Янковской с блеском удавалось соблюдать объективность в том пестром море плюрализма, которое разлилось в обществе. На страницах «Зари Севера» сталкивались, порой, полярные мнения: демократов, коммунистов, монархистов, националистов, выступали даже региональные сепаратисты. Но ни один из них не предъявлял претензий к газете, что она «играет в одни ворота». При этом, надо заметить, З. Янковская не скрывала своих либеральных взглядов, всемерно поддерживая демократические реформы, которые шли и в области, и в районе.

Начало девяностых было очень интересным, но и тяжелым для газеты временем. Как могла, «Заря Севера» старалась модернизироваться, чтобы соответствовать изменившимся вкусам читателя.
Появились новые рубрики, необходимость которых диктовала жизнь. «Криминальная хроника», «социальный ракурс» – эти темы пришли вслед за разрухой и криминализацией общества.

Молодежную страничку «Тусовка» породило желание юношества и подростков к самовыражению. «Тусовка» – объективно, один из лучших региональных экспериментов в молодежной печати. Достаточно сказать, что на ее страницах появлялись оригинальные интервью (не перепечатки!) таких известных людей, как директор театра кукол Сергей Образцов и телеведущий Владимир Молчанов, поп-певцов Анжелики Ва- рум и Жени Белоусова, репортажи о визитах в Магадан рок-звезды Гарика Сукачева, политика Владимира Жириновского… Страничку создали И. Нефедова и секретарь райкома комсомола М. Казаков, «подтянув» к сотрудничеству очень большое число молодых внештатных авторов. Один из тех, кто начал знакомство с журналистикой с «Тусовки» – Максим Нелюбин, затем окончил журфак МГУ и работает сейчас на «Дойче велле». Юрий Шалимов-младший свой первый опус опубликовал на молодежной страничке в «Заре Севера», а сейчас – большая величина в российском телевидении. Людмила Лата когда-то писала про самодеятельных палаткинских рок-музыкантов, а теперь представляет в регионе информагентство РИА Север ДВ.

Но свободная политика породила свободную экономику. Газета изменила свой формат, став еженедельником – сначала из двенадцати полос, потом – из восьми. Из района на материк побежал ущемленный в материальном плане хасынский народ. Сократилось число читателей – упали тиражи. Все больше стало ощущаться недофинансирование, нищий районный бюджет не мог своевременно оплачивать услуги типографии и даже вовремя выдавать журналистам зарплату. Самые тяжелые в экономическом плане времена пришлись на руководство Л. Одынец. Людмила Дмитриевна была назначена на пост главного редактора демократическим путем – с учетом мнения трудового коллектива. Одынец проявила недюжинные бойцовские качества, «в ручном режиме» вытащив газету из экономической ямы и не дав ей закрыться. Ей приходилось идти на самые разнообразные ухищрения – выбивать гранты, вести переговоры со спонсорами, предпринимать различные экономические эксперименты, чтобы снизить себестоимость газеты. В результате – «Заря Севера» не только была сохранена, но и совершила компьютерное перевооружение. Читатели должны знать, что когда они видят современный номер «Зари Севера», изготовленный с помощью новых технологий, то в этом, по большому счету, заслуга только одного человека – Людмилы Одынец.

Конечно, газету она делала не одна. В эти трудные годы наполняли каждый номер интересным содержанием как вернувшиеся в очередной раз в «Зарю» ветераны А. Пятибратов и А. Кирюшин, так и молодые журналисты – Л. Мищенко, Л. Лата, фотокорреспондент и замечательный художник А. Дан. К слову, «Заре Севера» всегда везло на фотохудожников. И штатные, и внештатные мастера объектива всегда работали по самой высокой планке, сочетая репортерскую пронырливость с нежной любовью к высокому искусству. Про каждого из них складывались байки и легенды. И. Кожухов, Р. Бережная, Ю. Цуканов, А. Грязных, А. Дан навсегда оставили свой след в истории газеты. Некоторыми их снимками я пользовался при создании этой книги.

Должность фотокорреспондента была сокращена в нашей редакции в начале века, в связи с общим сокращением затрат на муниципальные СМИ. Но если исчезновение фотокоров можно оправдать и компенсировать появлением цифровых фотоаппаратов, то вот сокращение должности корректора нам до сих пор аукается. У моих коллег на «материке» это вызывает искреннее недоумение: «Как вы выходите без корректуры?!» А вот так и выходим…

40К сожалению, Хасынская районная типография не пережила экономических потрясений лихих девяностых и была ликвидирована в 20 об году. В настоящее время «Заря Севера» вновь, как и в первый год своей жизни, печатается в Магадане. Надо сказать, что несмотря на конкуренцию со стороны электронных СМИ, районные газеты – и среди них еженедельник Хасынского района – по-прежнему держатся на плаву и осуществляют важнейшую функцию информирования населения и предоставления народу возможности на «обратную связь» с властью. Пусть и тираж уже у «Зари Севера» не тот, что в годы советской власти – едва 1400 экземпляров сейчас против 7000 когда-то, но ведь и население на Колыме уменьшилось.  К тому же, в сравнении с другими районными изданиями «Заря Севера» выигрывает как в полиграфическом исполнении, так и в тираже. Современные газетчики честно отрабатывают свой хлеб и в будущее смотрят не без оптимизма. И хотя нам, бывает, «тычут в нос» тем обстоятельством, что раньше, дескать, газета была более профессиональной, я воспринимаю эти упреки спокойно. Ведь на Севере раньше абсолютно все делалось более профессионально. И кадровый голод в подготовленных специалистах испытывает не только журналистика, но и медицина, и педагогика…

 Автор: Засухин Павел Александрович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *