Вдоль автотрасс и побережья

Большое значение для создания топливной базы г. Магадана имели организованные ГРО Управления «Дальстройуголь» в 1942—1944 годах работы по геологическому исследованию северного побережья Тауйской губы (от реки Ола до реки Сиглан), восточного побережья бухты Мелководной и бассейна нижнего течения р. Ола. Исследования проводил геолог А.И. Семейкин. Вместе с ним в работах участвовали прораб разведочных работ И.И. Голубев-Мышкин и проводник из поселка Сиглан А.И. Бабцев (1942 год, Ольская ГПП), прораб-поисковик Б.С. Одинцев, коллектор В.А. Золотухин, завхоз А.В. Измайлов, (1943 год, Араханджинская ГПП), буровой мастер Хамед Шакиров и завхоз В.К. Игуменко (1944 год, Танонская ГПП). В результате этих работ большой размах получила разведка Мелководнинского буроугольного месторождения, известного с 1930 года.

Здесь был создан разведочно-эксплуатационный участок, а затем и «Мелководнинский угольный район». С конца 1943 года по апрель 1945 года старшим геологом и руководителем работ «района» был И.Н. Васильев, шахтным геологом — И.А. Клементович. Мерзлотно-гидрогеологические исследования проводил Д.Ф. Шиманский. В сентябре-октябре 1943 года инженер-геодезист Б.К. Гитис и старший топограф П.В. Бурдин произвели топографическую съемку площади месторождения. Добыча угля продолжалась до 1946 года. В 1944 году бы ло добыто максимальное количество угля. С 1945 года спрос на уголь упал, так как при транспортировке на малотоннажных баржах по морю до Магадана уголь сильно увлажнялся, и его добыча сократилась вдвое. Всего было добыто угля 83368 тонн и отгружено потребителю 59285 тонн.

В результате работ, произведенных Танонской ГПП в 1944 году, в Ланково-Ольской впадине было открыто Адам-Улаханское месторождение бурого угля, получившее название по ручью Адам-Улахан, левому притоку реки Лайковая.

В 1944—1945 годах на правобережье реки Ола, в междуречьи Ола — Сердях — Танон, работала Ольская ГРП в составе: начальник партии В.В. Маклецов, геолог С.М. Рудометчиков, старший буровой мастер С.П. Данилов, десятник-взрывник К.М. Грошиков,, заведующий МХЧ И.Л. Кучеренко, завхоз Ф.М. Белым. Достоверно было установлено, что угленосная толща от Адам-Улаханского месторождения на правовобережье Олы не распространяется.

В сороковые годы хасынские геологи принимали также непосредственное участие в поисках и разведке угольных месторождений в бассейне реки Хета. Первые сведения о находках высыпок каменного угля в верховьях ручья Угольного (Черноозерского) были получены геологами Дальстроя от местных жителей в 1934 году. В 1935 году 7 геологом З.И. Жильцовой (Хетинская угольная партия Южного ГПУ, поселок Оротукан) была призведена геологическая съемка масштаба 1:25000 по левобережью Хеты на площади 140 квадратных километров, включающей бассейны ручьев Угольный, Медвежий и Известковый. Участок ручья Угольного был детализирован,  месторождение признано непромышленным.

В 1937 году геолог ГРО ДС Н.Ф. Карпов выявил в долине ручья Левый Известковый выход угольного пласта метровой мощности. На основании этого «Дальстройуголь» организовал Черноозерскую ГРП, которая провела на участке выхода пласта детальные поисково-разведочные работы в 1939—1940 годах. Начальником партии был геолог И.И. Шкред, документатором горных выработок — техник-геолог С.В. Махмутов. Из-за невыдержанности пластов угля и сложного геологического строения участка, работы были прекращены и больше не возобновлялись. Оба изученных участка представляют одно — Черноозерское месторождение каменного угля.

В августе-октябре 1940 года в притрассовой полосе от поселка Черное Озеро до поселка Мякит проводила работы на уголь Черноозерская поисковая партия в том же составе, что и предыдущая. В истоках ручья Обрывистого (правобережная часть реки Гипотетическая, впадающей в Хету) были вскрыты пропластки угля, впервые обнаруженные здесь в 1939 году геологом ЮГПУ В.А. Лаломовым. В связи с отъездом И.И. Шкреда на «материк», полевые материалы партии обработали геологи К.И. Ней и В.Г. Алексеев в камеральный период 1941 —1942 годов, будучи уже в Хасыне. С декабря 1942 года на участке ручья Обрывистого проводил поисково-разведочные работы на уголь оловорудный «Хетянский разведрайон» ЮГПУ. К 1 мая 1943 , был вскрыт пласт угля более чем метровой мощности, названный «Первомайский». Это же название получило и месторождение. В августе здесь был образован разведучасток, УАТ ДС организовало добычу угля для нужд поселка Атка.

В сентябре 1943 года разведочные и эксплуатационные работы на месторождении были переданы Управлению «Дальстройуголь», которое, организовало здесь «Первомайский угольный район». Началась массированная разведка сважинами колонкового бурения, шурфами и канавами. Геологическую службу вел геолог И.П. Трибунский. В дальнейшем разведочными работами в течение пяти лет руководили, сменяя друг друга, геологи И.С. Кучеров, Н.С. Чугунов, И.П. Суренков, Леонов. Документацию горных выработок вели прорабы-геологи Н.А. Евик, Б.С. Одинцев, геологи Н.И. Езупов, А.В. Павленко, С.П. Шабалов, десятник Лесков, старший коллектор Сулейманов.

В летний период 1943 года в притрассовой полосе меясду поселками Атка и Мякит, охватывая район Первомайского месторождения, вела работы Хетинская маршрутно-поисковая партия в составе: начальник партии В.Г. Алексеев, прораб- геолог Г.X. Федотов, пять рабочих. Из поселка Хасын партия выехала к месту работ 20 мая. Из-за сильных снегопадов и отсутствия транспорта к полевым работам удалось приступить только 10 июня. В течение полевого сезона, при исключительно неблагоприятной погоде, было много простоев. Часто выходившие из берегов ручьи и реки лишали возможности какого-либо передвижения. В конце августа партия возвратилась в Хасын. Новых перспективных угольных участков выявлено не было.

В 1945 году в районе Первомайского месторождения работала одноименная ГРП с целью создания геологической основы масштаба 1:25000. В состав партии входили: начальник партии А.И. Семейкин, прораб-геолог Н.А. Евик, завхоз А.К. Пересторонин, младший коллектор (из рабочих) И.С. Полбин. В результате проведенных работ была полностью оконтурена продуктивная угленосная толща месторождения.

В течение ряда лет в Примагаданье, в районе поселков Талон и Балаганное, в бассейне реки Армань вели поисково- разведочные работы на нерудное сырье и строительные материалы небольшие партии под руководством И.И. Голубева-Мышкина. Вместе с ним в полевых работах участвовали: коллектор Ю.М. Халеев (1943 год, Талонская ГРП), десятник К.М. Грошиков (1944 год, Тауйская ГРП), старший коллектор М.В. Мироненко и химик-технолог Ф.П. Ледовс- кой (1945 год, Арманская ГРП).

В конце 1943-го и в 1944 году в руководстве «Дальстройугля» произошли изменения: М.В. Груша и Н.Ф. Карпов были переведы на работу в ГРУ ДС. Исполняющим обязанности  начальника управления стал Г.В. Буряк, прибывший из Северного ГПУ на должность заместителя начальника по геологоразведке. Главным геологом был назначен Г.Г. Попов, начальником геолого-поискового отделения ГРО — В.Г. Алексеев.

В 1945 году в поселке Хасын была создана Центральная углехимическая лаборатория (ЦУХЛ) Управления «Дальстройуголь». Заведующим лабораторией был назначен химик О.Б. Максимов, химиком-аналитиком — К.С. Пахомова.

Олег Борисович Максимов был известен как специалист высокого класса. Углехимическими исследованиями на Северо-Востоке он начал заниматься с 1939 года, будучи сотрудником только что организованного угольного кабинета в ЦЛ Южного ГПУ, сначала в поселке Ларюковая, а затем в Аркагале. В 1941 году он возглавил кабинет, заменив химика И.М. Турского. Им было установлено, что Аркагалинский и Кадыкчанский уголь способен давать прочный полукокс. Это открытие позволило обеспечить литейным топливом вагранки ряда ГПУ ДС в военные годы. Было налажено также получение из углей пека и креозотового масла, необходимых для обогатительных фабрик Дальстроя. Позднее ему удалось установить присутствие в углях водорастворимых гуминовых кислот — очень ценного химического продукта. Впоследствии по результатам своих исследований он опубликовал ряд научных статей и защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Химические исследования растворимых в воде органических кислот — продуктов выветривания гумусовых углей из зоны вечной мерзлоты» (Владивосток, 1964 год).

Осенью 1945 года в ведение ДСУ перешел мехцех «Хасынского угольного района». Бригадиром (старшим мастером) мех цеха стал А.Д. Глаголев.

С. В. Домохотов в 1943-1945 годах продолжал изучение Хасынской угленосной площади — территории, на которой развиты угленосные отложения аналогичные Хасынскому месторождению, так называемая хасынская свита. За это время им были проведены здесь детальные работы для геологической увязки отдельных частей месторождения, составлены новые геологические карты: масштаба 1:2000 — по участкам «Северный» и «Южный», 1:10000 — по всему месторождению и 1:50000 — по угленосной площади от поселка Палатка до 67 километра Колымской трассы. По реке Правая Палатка были отмечены и описаны молодые по геологическим меркам, отложения с пластами угля.

Стало ясно ,что без детальной геологической основы на всю угленосную Площадь «Хасынский угольный район» не сможет дальше правильно ориентировать разведочные и эксплуатационные работы. Поэтому летом 1945 года ГРО «Дальстройугля» были начаты, рассчитанные примерно на три года, работы по составлению геологической карты масштаба 1:25000 на территорию от 59 до 102 километра Колымской трассы. Геологическая съемка была поручена С. В. Домохотову, который и возглавил Палаткинскую ГРП.

В состав партии вошли также прораб-поисковик Б.С. Одинцев, коллектор И.М. Воронин и семь рабочих. На полевой сезон были запланированы работы на площади от 80 до 102 километра по обе стороны трассы, и продолжались до поздней осени. В Хасын партия возвратилась 22 октября, полностью выполнив геологическое задание. К тому же в районе 97 километра трассы было выявлено месторождение каменного угля по ручью Суходольный. Камеральная обработка полевых материалов проводилась одним начальником партии и затянулась до 20 октября 1946 года по причине того, что с января по июнь он был переведен на другую работу в «Хасынский угольный район».

В начале 1946 года С.В. Домохотов завершил писавшийся по поручению ГРО Управления «Дальстройуголь» сводный геологический очерк «Хасынская угленосная площадь». Графические материалы к отчету и очерку выполняли Ю.А. Глаголева, А.В.Кестнер, П.П. Кухарева, М.В. Москатиньева, А.Н. Саблина. В оформительскую группу топогеодезического отделения ГРО в это время входили также В.Е. Брезановский, А.Галенкина, И.К. Гуржий, Диканова, Д.М. Залкина, Л.И. Калегина, Л.А. Сантьева, Е.А. Ульянова, К. Шанданова. Машинописные работы исполняла Р. М. Брезановская.

Г.Ф. Гурин тоже закончил в этом году свою большую сводную работу по Зырянскому угольному бассейну (Якутия) с подсчетом запасов по Буор-Кемюсскому месторождению каменного угля. П.Г. Туганов начал трехгодичные геолого-поисковые работы в бассейне реки Мома — крупного правого притока реки Индигирка (Якутия), на площади, примыкающей к Тихонскому месторождению каменного угля (на р. Тихон- Юрях).

А.И. Семейкин приступил к многолетней крупномасшабной геологической съемке Аркагалинской угленосной площади в качестве начальника одноименных геолого-поисковых партий. Старшим геологом «Аркагалинского угольного района» в 1945—1946 годах был И.Н. Васильев. Одновременно он руководил работой Аркагалинской ГРП, организованной ГРО «Дальстройугля» для обеспечения геологической основой разведочных работ в районе нижнего течения реки Аркагала (междуречья Кадыкчан-Контрандья). Большую часть геологического картирования выполнил прораб-шахтный геолог «угольного района» С.В. Махмутов. В эти же годы и позже на Аркагале работали И.И. Беседин — на разведке месторождений, одновременно выполняя, обязанности шахтного геолога, и И.П. Трибунский—в качестве геолога рзаведучастка.

В июне 1946 года, с целью поисков и разведки месторождений серного колчедана (пирита) на северном побережье залива Шелехова, в районе бухт Золотая и Крутая, была организована Наяханская ГРП: начальник партии И.И. Голубев-Мышкин, коллектор И.М. Воронин, десятник К.М. Грошиков, шесть рабочих. Заброска партии на полевые работы планировалась по морю. Но к моменту выезда в порту бухты Нагаева не оказалось транспорта. Шхуна «Звезда», имевшая задание развозить полевые партии на побережью, накануне,, выйдя из Петропавловска-Камчатского, потерпела аварию. Лишь во второй половине июня руководством Дальстроя было дано распоряжение о заброске партии на барже. Наконец, 28 нюня партия выехала к месту работ, но из-за поломки у буксирного катера гребного винта, простояла в бухте Пестрая Дресва еще десять дней. Только 13 июля транспорт вошел в бухту Золотая и партия высадилась на берег. После организации здесь основной базы и второй — в бухте Крутая, партия приступила к полевым работам (16 июля). Все перемещения вдоль побережья, вплоть до поселка Наяхан, осуществлялись с помощью рыбачьей лодки, приобретенной ранее в рыбпромхозе поселка Тахтоямск. Несмотря на позднее начало, запланированные объемы работ и геологическое задание на вскрытие канавами и опробование рудных тел были выполнены к началу октября.

В 1947 году геолого-рекогносцировочным исследованиям подвергся обширный район бассейна рек Кава и Челомджа, включая морское побережье от полуострова Хмитевского до залива Ушки. Здесь работали две партии: Верхне-Кавинская и Нижне-Кавинская.

Первая была организована в марте с составом: начальник партии К.Т. Злобин (прибыл в Хасын в мае этого года), прораб-поисковик М.И. Дорохин, старший коллектор И.Г. Хотянов, промывальщик В.И. Каменовский, семь рабочих. На «весновку» для устройства базы партии были направлены старший коллектор, промывальщик и два рабочих. Заброска проводиалсь в апреле. Добравшись санно-тракторным поездом до поселка Балаганное, группа дальше должна была следовать на оленях. Но Тауйский совхоз «Рассвет» отказал в предоставлении оленьих упряжек, в связи с уже полуразрушенными нартовыми дорогами. «Весновка» была сорвана, и партия была вынуждена дожидаться морской навигации.

13 июня с самоходной баржей «Гижига» в Балаганное прибыл остальной состав партии. 15 июня на специально выделенном ГРУ ДС катере партия со всем грузом отплыла к месту работ. Из-за разыгравшегося шторма катер не смог подойти к берегу залива Ушки, где намечалась высадка, и партия пристала к  берегу за пределами района работ, в бухте Б. Малта Ейринейской губы.

Для получения лошадей и перегона их в район работ, в поселке Армань были оставлены коллектор, проводник и два рабочих. Из-за больших паводков они не смогли переправить лошадей через реки Яна и Тауй до 15 июля. По пути следования, уже в ста километрах от Балаганного, пять лошадей из семи погибли от отравления ядовитыми травами. С двумя оставшимися лошадьми группа вернулась в поселок.

С помощью директора Шилканского рыбзавода № 12 Охотско-Аянкого Госрыбтреста М.Г. Иванишина предоставившего в аренду на один месяц двух лошадей, партии удалось отработать западную часть площади и перебросить необходимое снаряжение и продовольствие на Каву, откуда последующие работы велись путем сплава. 20 сентября партия закончила полевые работы и возвратилась в поселок Хасын.

Нижне-Кавинская партия была организована в апреле с составом: начальник партии И.Н. Васильев, прораб-поисковик А.Г. Серов, старший коллектор А.К. Пересторонин, промывальщик Чубацов, старший рабочий А.Ф. Сушкевич. Партия тоже забрасывалась в район работ через поселок Балаганное и тоже не смогла воспользоваться оленьим транспортом, чтобы добраться к устью Челомджи, в бывший орочельский поселок Кунтуки, где намечалось разместить базу партии. В поисках другого траспорта, из-за большой воды и размытых дорог партия задержалась в Балаганном на два с половиной месяца, а затем еще неделю — в поселке Талон, куда она добралась на тракторе Тауйского сельхозлага 29 июня.

Дальше заброска происходила на лошадях. Из семи полученных в Армани лошадей одна погибла во время перегона при переправе через реку Ойра. 14 июля партия прибыла на место своей базы. Большая часть района работ оказалась труднопроходимой, а местами непроходимой болотистой тундрой, из-за чего лошади часто простаивали, а груз в далекие маршрутные заходы приходилось переносить на плечах. 2 октября партия закончила полевые работы и 30-го прибыла в Хасын. Прораб и старший коллектор сразу уволились и выехали на «материк». Отчет пришлось писать одному начальнику партии.

В отчете приводятся интересные сведения о «Горелой сопке», заимствованные из записок М.И. Михайлова, посетившего эти места в 1938 году. По словам местных жителей, в междуречьи Кавы и Челомджи, на веришне сопки, окруженной озерами и сильно заболоченной тундрой, есть впадина размером сто на шестьдесят и глубиной двенадцать-пятнадцать метров, образовавшаяся якобы в результате подземного угольного пожара, продолжавшегося с 1935 по 1937 годы. Были сделаны попытки найти доказательства этой легенды, но они не увенчались успехом. Сопка оказалась сложенной песчано-галечным материалом, и из-за сильной его сыпучести вскрыть коренные породы было невозможно.

А в бассейне верхнего течения Челомджи, по ее притоку — реке Широкая, где в 1944 году геологом Тенькинского ГПУ Г.С. Петровым были отмечены выходы пластов угля, были поставлены геолого-разведочные работы, рассчитанные на два года, под руководством И.И. Голубева-Мышкина..

Работали Две партии: Верхие-Челомджинская (1947 год) и Ясандинская (1948 год). В первом полевом сезоне были прослежены угленосные отложения по руч. Угольному и р. Широкой, а во втором (после безрезультатных поисков угля в бассейне реки Ясанди) работы были сосредоточены на участке выхода пластов угля по р. Широкой. Была проведена крупномасштабная геологическая съемка, прослежены и предварительно разведаны четыре пласта угля (Челомджинское месторождение).

В полевых работах принимали участие прорабы-геологи И.М. Воронин (1947 год), Н.П. Городниченко, старший коллектор Г.Ф. Андреев, десятник — взрывник И.Д. Тарханов, топограф Е.Н. Лосев, старший рабочий К.Ф. Соколов. Заброска в район работ и возвращение обеих партий осуществлялись одним и тем же путем.

Вот как это было в 1948 году: из поселка Хасын до 56-го километра основной трассы, где начинался зимник, партия была вывезена на автомашине, далее до поселка Тауйск — санно-гужевым транспортом (в марте). Из Тауйска, после ожидания получения продовольствия, которое затянулось на тринадцать дней, партия (8 апреля) на семидесяти оленьих нартах выехала к месту работ — в бассейн реки Ясанди. На пятьдесят третий день пути (от Хасына) партия прибыла на место базирования. Лошади были получены только в июле, к тому же по причине сильного истощения они оказались непригодными (в течение двадцати дней) к перевозке груза. По завершении работ (1 сентября) начальник партии, прораб-геолог, топограф и трое рабочих с лошадьми, завьюченными коллекцией образцов, пробами и полевым снаряжением, вышли в направлении поселка Хасын и пришли сюда 23 сентября. Десятник и старший коллектор с пятью рабочими остались на месторождении для строительства барака для будущего разведучастка.

Летом 1947 года была организована Лево-Арманская ГПП. Возглавил партию С.В. Домохотов и вместе с прорабом-поисковиком Б.С. Одинцевым и коллектором В.И. Кокаревым провел геологические исследования масштаба 1:100000 на площади левобережной части бассейна реки Армань. Шлиховое опробование долин вели прораб-поисковик и промывальщики М.А. Малых и К.Ф. Федоров.  Весна в этом году выдалась поздняя, в начале июня еще имели место снегопады, затем до конца месяца зачастили дожди. Все это препятствовало нормальному проведению маршрутов, которые к тому же из-за отсутствия транспорта приходилось выполнять из посел-ка Хасын с большими холостыми подходами. И только с 1 июля, после получения из Арманского рыбпромхоза шести лошадей, работа полностью нормализовалась, чему способствовало также установившееся необычайно сухое лето. С июля по октябрь почти не было дождей, не было ни летних, ни осенних паводков, чего не наблюдалось за весь период с 1938 года. Повсеместно виднелись столбы дыма лесных пожаров. Однако, в прибрежно-морской полосе работе мешали частые густые туманы, по несколько дней стоящие недвижно до высот 700—1000 метров. Неоднократно сотрудники партии, выходя в сплошном тумане на вершины выше этого уровня, встречали там яркое солнце, прозрачное безоблачное небо, наблюдали за несколько десятков километров северную часть района работ и отдельные вершины сопок вблизи, как острова среди белой идеально ровной поверхности плотного тумана. Не менее разительные картины открывались с водораздела рек Хасын и Тонгория: к северу стоит яркий солнечный день без единого облачка с видимостью на десятки километров, а к югу от водораздела, в сторону моря, все закрыто густым туманом. Это явление можно наблюдать и в наше время, проезжая по Колымской трассе из Магадана. Как правило, до перевала Хабля (35-й километр) стоят туманы, дальше— безоблачная погода.

Полевой сезон завершился открытием Осеннинского молибденового месторождения, расположенного недалеко от Магадана, и небольшого проявления «красной ямшы» — окрашенных гидроокислами железа кремней и халцедонов — на правом берегу реки Нельканджа, в полутора-двух километрах ниже устья ручья Рябчик. В камеральной обработке полевых материалов с сотрудниками партии участвовала молодой специалист геолог Н.И. Вердеревская (вып. Саратовского ГУ). Графические материалы вычерчивали М.И. Злобина и Л.К. Цвятко. Кроме них, к прежнему составу оформительской группы в этом камеральном периоде добавились: старший картограф А Н. Никитина, чертежники Г.Г. Пшеничникова, В.И. Славянская, Г.Г. Чупрова.

Есть в отчете партии интересные сведения о строящейся тогда узкоколейке Магадан-Палатка. Так, конечная станция. «75 км» находилась, на левом берегу реки Хасын, напротив устья реки Чолбога; разъезд «64 км» — в приустьевой части реки Уптар (пос. 1-я Сплавная или Усть-Уптар); станция «58 км» — поселок Молочная. Дорога использовалась для вывоза леса из долины реки Хасын в Магадан. Активно велись лесозаготовки прекрасного строительного леса также по рекам Армань и Нельканджа. В нижнем течении последней находились две небольшие лесозаготовительные командировки — «5-я и 7-я лесосеки» Промкомбината «72 км» Дальстроя.

В 1947 году Начались планомерные поисково-разведочные работы на Нижне-Алданской угленосной площади (Якутия). До сих пор эта площадь изучалась только редкой сетью геолого-рекогносцировочных маршрутов, но было, обнаружено большое количество выходов угольных пластов р бассейнах рек Томпо, Восточная Хандыга, Тумат, Тыры, Сугжу. Назрела необходимость постановки детальных геологоразведочных работ для перспективной оценки угленосных участков. Организация таких работ, была возложена на созданный в этом году «Алданский угольный район». Руководителем работ и старшим геологом «района» некоторое время был Н.Р. Сосницкий, которого в начале следующего года сменил Г.Г. Колтовской (в должности начальника), а Сосницкий  возглавил геологическую службу. В первый полевой сезон на площади вели работы две партии во главе с Г.Ф. Гуриным к М.Г. Зиновьвым и с участием геологов И.К. Мухомора и Н.И. Вер- деревской.

В мае 1947 года в поселке Хасын появилась еще одна организация ГРУ ДС — Геологические ремонтные механические мастерские (ГРММ), объедившие созданную незадолго до этого геомаркшейдерскую мастерскую и мехцех ДСУ. Начальником ГРММ стал Н.А. Катасонов. В состав руководсвта ГРММ вошли: старшие инженеры— технолог Н.И. Петухов, оптик И.А. Федоров, конструктор А.Г. Нетцель, экспериментально-конструкторской группы А.А. Нетцель; старший мастер ОТК  П.Н. Аджаров, техник- нормировщик Д.А. Топильский. В подразделениях ГРММ в начальный период работали: в оптико-механическом цехе — старший мастер М.И. Евласевич, сменный мастер П.И. Вагин, слесари-механики Г.И. Акулов, А.Е. Дьяконов, В.А. Чирков, токарь П.Г. Турчен- ков; в мехцехе — сменный мастер В.П. Самойлов, токари И.И. Лавров, А.М. Озеров, электросварщик И.В. Тарасов; в составе АУП — бухгалтер И.Г. Нещин, старший техник П.В. Аникеев, техник А.И. Благовидова, инспектор ОК, общей и спецчасти Е.И. Лаюрова.

В Управлении «Дальстройуголь» в этом году произошла смена начальника, им стал И.М. Жиленко, до этого работавший начальником рудника имени Лазо ЮЗГПУ (пос. Сеймчан). Произошли и другие замены. Старшим инженером буровых работ стал В.А. Кащенко — специалист глубокого колонкового бурения прибывший до договору из треста «Туймазанефть» и сменивший на этой должности Е.Ф. Линкуса. Заведующей геофондом и геосправбюро стала В.А. Попова. А в «Хасынском угольном районе» новым старшим механиком стал П.Я. Шинкаренко.

Хасынским геологам Жиленко был знаком еще с начала сороковых годов, когда он был начальником «Эльгенского угольного района», и его появление в Хасыне вызвало в их среде особую радость, о чем можно судить по сохранившейся поэме С. В. Домохотова, посвященной чествованию Жиленко при его вступлении в должность. На праздник прибыли с полевых работ все начальники партий, даже из отдаленных районов, кроме Туганова, и некоторые геологи. Торжество происходило, по всей видимости, летом, до окончания полевого сезона,так как в поэме упоминается Линкус, а его сменил в должности Кащенко, прибывший в Хасын в августе и в поэме не упоминающийся, но уже упоминается Попова (Валерия), приступившая к своей работе в июле. В поэме упоминаются и другие рудоводители служб «Дальстройугля»: Г.Г. Попов — главный геолог, А.М. Славянский— старший инженер-гидрогеолог ГРО, А.И. Воронов — начальник топо-гердезического отделения ГРО, И.П. Гуля— заведующий ЦХЛ ДСУ (замещал Максимова), М.А. Михельсон — старший инженер разведочных работ ГРО, Однопозов и Зленко — сотрудники ПЗЧ, Моторин и Соколов — сотрудники ЧНТЗ. К сожалению, осталась невыясненной предыстория события, изложенная во вступительной части поэмы.

Автор: Токарев Анатолий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *