Комплексная геологоразведочная

С 1 августа 1954 года в ХРР появилось новое производственное подразделение — Охотская экспедиция, а к весне 1955 года были организованы еще две — Аянская и Анадырская. Была создана также на базе цеха ТМО бывших ЦГРМ Геофизическая лаборатория (ГФЛ). Экспедиции вели работы на соответствующих территориях под общим руководством АУП ХРР, который осуществлял также руководство поисково-разведочными работами партии центра в примагаданском районе.

С марта 1956 года на основе Хасынского РР была образована Приморская комплексная экспедиция (ПКЭ). Некоторое время экспедиция называлась «комплексной геологоразведочной». Ранее образованные региональные экспедиции вошли в ее состав в качестве структурных подразделений.

Возглавила ПКЭ М. А. Михельсон, главным геологом был назначен Е. Н. Косгылев, старшим механиком — Д. Ф. Филимонов; начальником ПЭО — М. М. Моторин, экономистом — В. А. Рябова; начальником ЧНТЗ — Н. И. Камаев; главным бухгалтером — Н. Н. Дудник, старшим — Г. А. Журавлев; начальником ОК – Г. Леваневская, кассиром- инкассатором — А. И. Плените, зав. геофондом — В. И. Славянская, зав. МХЧ — А. Е. Борзенко. Старшим инженером топо-геодезических работ стал Н. В. Иванов, геофизических работ — Я. Б. Шварц, заведующим ГФЛ — Д. И. Дик, сменивший Е. И. Игнатова еще в мае 1955 года в должности ст. инженера «точмеха».

С середины 50-х годов в Хасын стали прибывать молодые специалисты из различных учебных заведений страны. Ими в основном и комплектовался личный состав полевых партий всех экспедиций ПКЭ. Одними из первых пополнили состав ИТР центральной и охотской групп партий специалисты, прибывшие из других организаций ГРУ ДС: в 1954 году — техник-геолог узкой специальности (т. у. с. ), выпускник соответствующих курсов при МГГТ 1953 года В. С. Виноградов; в 1955 году — техники-геологи (выпускники МГГТ прежних лет) А. А. Грузинцев (вып. 1952 г.), Н. Е. Куприянов (вып. 1953 г.), А. Э. Элла (вып 1951 г.), А. Ф. Элла (вып. 1954 г.), а также т. у. с. Н. П. Волчинский и В. И.Горпинченко (вып. 1954 г.) и опытный геолог-петрограф И. Ш. Исмагилов (вып. Казанского ГУ 1952 г.)

В 1955 году прибыли из центральных районов страны по трудовым договорам геологи Ю. М. Мотенко, М. Г. Орлов, гидрогеолог И. А. Зуев; по окончании Магаданского ГГТ — техник-геолог С. П. Корниенко.

В 1956 году добавились выпускники Свердловского ГМТ — техники-гидрогеологи С. В. Петров (вып. 1955 г.) и Б. Е. Ярков; Томского ИТ — техник-геолог Н. А. Шнурко, а также большая группа инженеров-геологов, прибывших по окончании учебных заведений: Г. Н. Беднов, И. М. Воинов, Ф. Ф. Вельдяксов, Ю. В. Эльтеков (Ленинградский ГИ), А. П. Декин (Свердловский ГИ), Р. Ш. Кальянова (Казанский ГУ),. Т. М. Сергеева (Московский ГРИ),  А. А. Сергин (Томский ПИ), К. С. Слохов (Северо-Кавказский ГМИ), Б. Д. Трунов (Новочеркасский ПИ) и группа опытных геологов из разных организаций ГРУ ДС: П. П. Мамушкин, .А. И. Мамушкина, С. И. Федотов, С. П. Чернов и с «материка» — В. П. Лисенко.

В марте 1954 года была организована Адам-Улаханская ГРП для проведения предварительной разведки одноименного угольного месторождения, расположенного в Ланково-Ольской впадине. Начальником партии был назначен И. М. Асямов, геологом Е. М. Баранов. База партии была развернута в местечке с названием «Белая Церковь».

В первый год разведка велась в бассейне ручья Адам-Улахан, где еще в 1944 году А. И. Семейкин обнаружил выходы пластов бурого угля. Из двенадцати пробуренных партией скважин был извлечен керн нескольких пластов и линз угля. Но из-за их невыдержанности и малой мощности и низкого качества угля работы были прекращены и перенесены в 1955 году на левобережье среднего течения реки Ланковая, на юго-запад от Адам-Улахана, на участок, где геологом ЮГПУ М. П. Ипатовым в 1943 году был отмечен выход мощного пласта угля.

Почти вся площадь разведочного участка была разбурена по редкой, пятикилометровой, сетке. Этого было достаточно для предварительной разведки, так как угленосный горизонт третичных отложений имеет здесь горизонтальное ненарушенное залегание. Скважинами были вскрыты . мощные пласты бурого угля, по качеству значительно лучшего, чем на участке «Адам-Улахан». Месторождение получило название Ланковское. На завершающем этапе работ была пройдена разведочная шахта. Одновременно с угольной разведкой партией разведывалось шурфами месторождение глины и песка на участке «Адам-Улахан».

С апреля 1956 года начальником партии стал В.. П. Лисенко, а старшим геологом — А. А. Сергин (с марта 1957 года он был назначен начальником партии). Бурение скважин производили: старшие буровые мастера М. П. Дмитриевым. И. Халин (1954 г.), П. А. Макаров, А. Н. Миронов, И. Л. Вашатко, В. А. Бачурин (1955-56 гг.), Е. И. Кузнецов (1954-57 гг).4 В. В. Мажинский, Ю. С. Терехов (1957 г.); сменные мастера А. Белов, П. Дмитриев, А. Каргабаев, А. Е. Павлов (1954-55 гг.), А. Ф. Горбов, Л. Н. Квасовскнй, Г. Н. Кудрявцев, В. Т. Кузьмин, И. А. Чррных, П. И. Будкин, А. М. Ворошилов, И. А. Давыдов, А. М. Панфиленко, И. М. Петрук, В. Ф. Феклистов, Я. Г. Щеглов (1955-56 гг.), А. П. Кузнецов (1955-57 гг.), Г. М. Козлов, В. И. Лозинский; А. М. Марусин, В. П. Михайлов, Г. А. Сергеев (вып. Канского ГГТ, техник разведочного бурения) — 1957 г. .

Геологическую документацию горных выработок вели: техник-геолог В. И. Напольских, старшие коллекторы Г. Т. Буряк, Ф. А. Соколов (1954-56 гг.), И. П. Малыш, В. П. Гончаров (вып. МГГТ 1954 г., техник-геофизик), В. Т. Ампилогов (1956-57 гг.), А. В. Гарифулин (1957 г., вып. Норильского ГМТ 1956 г., техник-геолог), прораб-геолог И. Н. Муляревич (1956 г.). Часть шурфов задокументировал техник-геолог Б. С. Одинцев, шахту — А. А. Сергин.

Топо-геодезические работы производила топопартия, начальником которой был Ф. И. Зубков, топографами — В. С. Воробейчиков и В. В. Ким (вып. МГГТ 1954 г.).

В течение всего периода разведочных работ на месторождении велись гидрогеологические наблюдения сотрудниками ГРП, и с 1957 года Гидрогеологической партией в составе: начальник — А. М. Славянский, старший техник-гидрогеолог — С. П. Чернов.

Адам-Улаханская ГРП была передовым коллективом, о чем, свидетельствуют публикации в газетах того времени. Хасын в 50-е годы относился к Тенькинскому району, и все происходящее в поселке освещалось газетой «Ленинское знамя». В статье об итогах реботы подразделений ПКЭ за 1956 год газета сообщала (февраль 1957 г.):

«Хорошо потрудились буровики Адам-Улаханской полевой партии. Они намного перевыполнили производственную программу. Отличились мастера колонкового бурения Горбов, Петрук, Вашатко, Квасовский. Более чем вдовое перевыполнила задание третьего квартала бригада Кузнецова. Производительность труда в ней превысила 250 процентов. Бригаде заслуженно присуждено переходящее Красное знамя обкома профсоюза и главка».

Ударную работу партии в 1957 году отметила «Магаданская правда» (октябрьский номер):

«Среди полевых партий первенство завоевала Адам-Улаханская полевая партия выполнившая план девяти месяцев на 121 процент. В этой партии трудится лучшая в экспедиции буровая бригада мастера тов. Кузнецова, производящая разведку угольного месторождения по реке Лайковой в Ольском районе. Эта бригада дважды завоевывала первенство во Всесоюзном социалистическом соревновании и отмечена премией в 17 тысяч рублей».

Большой вклад в обеспечение успешной работы ГРП вносила мехслужба экспедиции. По этому поводу «Ленинское знамя» писала (март 1957 г.):

«Большую работу проделали механизатоды мехмастерских ПКЭ. Для Адам-Улаханской партии они смонтировали и установили электростанцию для питания двигателей буровых станков… Коллектив передовой вышки Е. И. Кузнецова за первые четыре дня работы с применением электроэнергии прошел 100 погонных метров скважины».

Кроме этого, бригада слесарей (В. Житковский, В.Механошин, Л. И. Тимофеев) вела постоянное техническое обслуживание и ремонт бурового оборудования партии.

Заброска партии в район работ, переброска всего оборудования с одного участка на другой и вывоз партии в Хасын по завершении работ осуществлялись санно-тракторными поездами во главе с опытнейшим трактористом экспедиции Т. X. Глушаком.

В мехмастерских ПКЭ, кроме упомянутых сотрудников, в эти годы трудились: старший мастер (он же завгар) И. Н. Соколов, слесари В. Лобачев, А. Платонов, В. Тетерюк, В. А. Чирков, токари Г. Клюйко, Н. С. Симоненко, фрезеровщик Г. Кириллов, электросварщики А. Ершов, В. Громаков, кузнец А. Антонелис, молотобоец А. П. Серешенко; в АТП — водители А. Лагейчиков, А. Балюк, А. Бушкин, Н. Касюга, В. Г. Мермель, С. Русаков, В. Г. Сальников, В. А. Ильясов, А. Чураев, тракторист и слесарь И. Эргард.

Электроэнергией мастерские и весь поселок обеспечивала ДЭС ПКЭ. Ее начальником (механиком) и зав. котельной был Н. В. Воронов, старшим машинистом В. М. Климов, машинистом В. А. Шубин, дежурным щита (затем машинистом) М. Д. Верба, электромонтерами Н. К. Лычкин и М. Стецюк.

В 1954 году на угленосной площади Ланково-Ольской низменности были поставлены опытные геофизические работы для установления мощности рыхлых отложений и выяснения возможности их послойного расчленения методом ВЭЗ. Работы вела Приморская геофизическая партия ПКЭ: начальник партии З. М. Шафорост, техник-геофизик (оператор) Д. С. Попова (Журавлева), вычислитель Н. Г. Попов, старший топограф Ф. И. Зубков, топограф Е. В. Вифлянцева (Федорова), только что прибывшая в Хасын (техник-маркшейдер, вып. Кемеровского ГТ 1951 г.). По завершении необходимых измерений, в начале сентября партия была переброшена на второй запланированный участок работ — в район Первомайского месторождения угля.

В 1955 году геофизические исследования Ланково-Ольской впадины были продолжены Адам-Улаханской ГФП. Состав партии остался прежним, кроме топографов. Топоработы (разбивку профилей и пикетов) выполнял ст. топограф В. С. Воробейчиков. Полевые работы были начаты в марте. Рубка просек по линиям профилей осуществлялась на лыжах. К работе с аппаратурой приступили 26 апреля, а 25 июля работы были свернуты, так как выяснилось, что одним методом ВЭЗ решить поставленные перед партией задачи невозможно,

В 1956 году партия снова вела работы в этом районе под руководством инженера-геофизика В. С. Киселева, прибывшего в Хасын из ЦГФЭ ГРУ ДС (вып. Средне-Азиатского ПИ 1954 г.). Между озером Чистым и ручьем Анмандыкан угленосной площади были проведены по пяти профилям исследования комплексом геофизических методов (ВЭЗ, гравиметрия и магниторазведка). Кроме этого, на участке «Белая Церковь» был проведен комплексный каротаж буровых скважин. К прежнему составу непосредственных исполнителей работ добавились техник-оператор по каротажу А. А. Санников (вып. Томского ИТ 1956 г.) и топограф А. В. Городецкий.

По полученным данным в камеральный период были построены профили (разрезы) фундамента третичных отложений и выделены в самих отложениях слои с различным электросопротивлением. Однако, соответствие слоев литологическим горизонтам того или иного состава однозначно установить так и не удалось. Из методов каротажа скважин эффективным оказался только гамма-каротаж, показавший на возможность выделения угольных пластов по четким минимумам измеряемой величины относительно фона вмещающих пород. В камеральной обработке материалов принял участие техник-геофизик В. И. Каморников (вып. МГГТ 1956 г.).

В 1956 году в бассейне реки Омчак (левый приток р. Армань), на площади, охватывающей Магаданский гранитоидный массив, вела геолого-поисковые работы Осенне-Усинская ГПП: начальник партии Г. Н. Беднов, прораб-геолог Б. Д. Трунов, прораб-разведчик Л. И. Чуковский, старшие коллекторы Ф. Ф. Вельдяксов, В. Г. Кальянов (молодые специалисты- геологи), Н. А. Шнурке (техник-геолог), коллектор X. Н. Шумилов (студент-практикант МГГТ), техник-топограф Г. Д. Войтешко (вып. землеустроительного техникума). Задачей партии было проведение детальной металлометрической съемки (отбор проб песчано-глинистого материала разрушенной горной породы из неглубоких копушей-лунок и последующего анализа проб в лаборатории) на известных участках молибденового орудненения «Осенний» и «Усинский» и, по более редкой сети, на остальной части территории с целью обнаружения новых перспективных участков по так называемым вторичным ореолом рассеяния металла. Предусматривался также отбор проб воды (гидрохимическое опробование).

Работы велись с радиометрическими измерениями с помощью радиометров УР-4 и эманометра СГ-11. Измерения выполнились ст. техником-оператором (начальником попутно поискового отряда) А. П. Крайновым и коллектором И. Ф. Архиповым (студент-практикант 2-го курса МГГТ).

Следует сказать, что с 1955 года в общие геолого-разведочные работы стали широко внедряться радиометрические методы с целью поиска месторождений урана. В первой половине 50-х годов поиски месторождений урана на территории деятельности Дальстроя вели партии Управления п/я 14 1-го ГГУ (г. Магадан) и его периферийных предприятий.

После ликвидации п/я 14 в 1955 году, был образован Отдел специсследований ГРУ ДС, в подчинении которого было несколько производственных спецподразделений (в ранге экспедиций) и Центральная ревизионная экспедиция, занимавшаяся «радиометрической ревизией» старых горных выработок на различных месторождениях и организацией радиометрических исследований в РайГРУ и экспедициях ГРУ ДС и имевшая в них своих представителей в должности старшего инженера (руководителя) радиометрических работ. В Приморской комплексной экспедиции первым таким руководителем стал М. М. Минибаев (техник-геофизик, выпускник МГГТ 1953 года), до апреля 1955 года работавший в Управлении п/я 14 и ОС ГРУ ДС.

Полевые партии были обязаны одновременно с основными геолого-поисковыми и разведочными работами вести радиметрические измерения, для чего создавались специальные попутно-поисковые отряды. В качестве радиометристов, наряду со специально подготовленными Учкомбинатом ДС техниками-операторами, использовались техники-геологи и геофизики, старшие коллекторы и рабочие, студенты-практиканты, обученные на местах.

При поисках радиоактивных руд в эти годы применялась радиометрическая аппаратура различных типов: переносные радиометры УР-4 и РП-1, карманный радиометр РМ-2, эманометр СГ-11 (для измерений радиоактивности почвенного воздуха), лабораторные электрометры СГ-1М и СГ-2М (для измерений радиоактивности образцов и проб).

Радиометрическими работами первых лет с самого начала, кроме аномалий, связанных с природными концентрациями радиоактивных минералов (как, например, на Осеннем месторождении молибдена вблизи Магадана), было установлено повсеместное загрязнение территории Северного Приохотья техническими радиоактивными осадками, выпадавшими после проводившихся в это время испытаний ядерного оружия на, островах Тихого океана. Обнаруживались радиоактивные муравейники в лесу, кучи хвои, листьев и хвороста, оставшиеся после весенне-летних паводков по берегам ручьев и рек, а также мох, лншайник и илисто-глинистые отложения после таяния снежников в лощинах.

Геологическим обоснованием постановки поисково-разведочных работ в Охотском районе послужили данные о полезных ископаемых, полученные Охотской экспедицией ГРУ ДС, проводившей в 1943—1946 годах многочисленной группой своих партий геолого-поисковые работы на территории Охотского побережья от Аяна до п-ва Лисянского.

Охотская экспедиция ПКЭ была opганизована по распоряжению ГРУ ДС для проведения геологоразведочных работ на территории Северного Приохотья, в пределах Охотского района Хабаровского края (170870 кв. км.). Первые полтора года экспедицию возглавлял С, Э. Еленский, затем некоторое время А. Н. Долгов, а с 1956 года — В. Л. Велидченко. Руководство полевыми и камеральными работами осуществлял главный теолог экспедиции И. П. Трибунский.

Летом 1954 года специальный отряд Хасынского РР (начальник отряда А. И. Букреева, техник-геолог С. С. Лукьянов) провел рекогносцировочное геологическое обследование низменных районов морского побережья, прилегающих к Охотску, с целью подбора мест для начала разведочных работ уже известных угольных месторождений. В этом же году начались буровые работы на Мареканском и Кухтуйском участках, рекомендованных отрядом.

В начале 1956 года на левом берегу ручья Гадательный (приток р. Бол. Марекан), в одном километре от его устья, силами Охотской экспедиции был построен небольшой поселок Марекан, где расположилась материально-техническая база (МТБ) и конебаза экспедиции. Заведующим базой стал заместитель начальника экспедиции А. М. Жогло. Контора экспедиции находилась в поселке Охотск.

Летом 1955 года была организована Мареканская ГРП, возглавил которую геолог А. В. Павлов. В состав ИТР партии входили: прораб-геолог И. Н. Муляревич, старшие коллекторы (разновременно) Н. П. Волчинский, А. Э. Элла. Партия провела геологические исследования в масштабе 1:25000 и предварительную разведку с помощью скважин колонкового бурения и шурфов Мареканского месторождения бурого угля, расположенного в бассейне реки Бол. Марекан, в 25 километрах от Охотска (открыто в 1943 году геологом Е. М. Мартыновым). Полевые работы продолжались с августа по октябрь, однако, проходка шурфов затянулась до февраля 1956 года. В результате работ были вскрыты 10 пластов угля, залегающих в слабоуплотненных песках и глинах неогена, и прослежены по простиранию на 12 километров.

Бурение скважин вели: старшие буровые мастера Б. И. Валехтин, М. Я. Олейников, Ю. С. Половинский, А. А. Русаков, П. И. Рябинушкин, сменные мастера В. А. Бачурин. В. В. Вусик, В. И. Ковтун, Н. А. Кондратов, В. С. Космодемьянский, А. М. Номагаев, И. Г. Платов, Н. Н. Прямилин, В. К. Чернецов. Планово-высотную привязку скважин производил топограф А. В. Городецкий. В камеральной обработке полевых материалов вместе с начальником и прорабом-геологом партии принимал участие старший коллектор Б. К. Ховпачев.

Одновременно с разведкой, на Мареканском месторождении проводились геофизические работы (ВЭЗ) Охотской геофизической партией в составе: начальник 3. М. Шафорост, техник-оператор Н. И. Колбасин, вычислитель М. В. Вифлянцев, топограф Е. В. Вифлянцева. Работы носили опытный характер.

В конце 1955 — начале 1956 годов мареканская база Охотской экспедиции была ликвидирована. Все оборудование и дома, кроме складов и кернохранилища, были перевезены в поселок Охотского кирпичного завода № 1 (пос. Кирпичный-1), в связи с началом детальных разведочных работ на Кухтуйском месторождении бурого угля, расположенном на левобережье реки Кухтуй, в 10 километрах от Охотска, одноимённой с месторождением ГРП. На предварительном этапе разведкой руководили техник-геолог. С. С. Лукьянов, затем геолог Ю. М. Мотенко. С февраля 1957 года начальником партии был назначен А. В. Павлов. В документации скважин колонкового бурения, шурфов и канав принимали участие: техник-геолог А. И. Букреева, старшие коллекторы В. С. Виноградов, Н. П. Волчинский, С. П. Корниенко (1954—55г.), В. П. Ткач, А. Ф. Элла, Н. А. Шимолин, С. В. Петров, А. Э. Элла, прорабы-геологи Б. С. Одинцев, А. П. Декин (1956—57 г.),

Бурение скважин, как и на Мареканском месторождении, производилось станками КАМ-500 с двигателями внутреннего сгорания, мощностью 22 л. с. (нефтедвигатель Н-22). Старшие буровые мастера остались прежние, за исключением Русакова, но добавился В. С. Омельченко. Ушли сменные мастера Бачурин, Платов, Прямилин, но прибыли А. Баранов, A. Н. Беляев, М. Дудник, Г. М. Егоров, И. Д. Кондратенко, В. В. Коршакевич, А. М. Марусин, М. С. Савкин, И. Ф. Санин, Г. В. Скибенко, В. Скоромный, Ю. С. Терехов, B. Н. Щемарулин.

Первоначальную мензульную топосъемку масштаба 1:2000 на участке детальной разведки произвел топограф Ф. И. Зубков. В дальнейшем топо-геодезические работы велись топоотрядами под руководством топографов А. Я. Сокола (1956 г.) и В. В. Цимбалюка (1957 г.).

Руководителем гидрогеологических исследований на месторождении был инженер-гидрогеолог И. А. Зуев.

За три года разведочных работ, на Кухтуйском месторождении были выявлены 17 пластов и линз угля промышленного значения.

Первая попытка добычи угля относится к 1939 году (месторождение известное начала века), когда колхоз им. Орджоникидзе организовал около пос. Резиденция проходку вертикальной шахты. С апреля 1940 года эти работы были прекращены из-за отсутствия средств. Вторая попытка была предпринята в 1950 году. Обнаружив в карьере пласт угля, администрация кирпичного завода № 1 организовала проходку наклонной шахты. По пласту было пройдено 13 метров выработки, но в 1951 году вешние воды разрушилии ее. В 1953 году кирпичным заводом по этому же пласту была заложена вертикальная шахта. На четырнадцатом метре шахта вошла в угольный пласт, но усилился приток подземных вод, и работы пришлось прекратить. В конце 1957 года углем заинтересовался Охотский рыбкооп и  не дожидаясь окончания разведочных работ, организовал его добычу кустарным способом. Были пройдены небольшие выработки — наклонная шахта и штольня. Уголь на автомашинах вывозился в Охотск и с успехом использовался в котельных. Использовался уголь и кирпичным заводом при обжиге кирпича, как топливо для локомотива и в домашних печах поселка.

Одновременно с разведкой угольного месторождения Кухтуйская ГРП провела разведку кирпичного сырья на участке, непосредственно примыкающим к карьеру завода № 1. Руководил разведкой €. С. Лукьянов.

С участием буровых бригад Кухтуйской ГРП была проведена и разведка Прибрежного месторождения строительного камня (1956 г.), расположенного на берегу Охотского моря, в восьми километрах восточнее Охотска. Разведочные работы проводила Прибрежная ГРП с помощью шурфов и скважин колонкового бурения. Начальником партии был Ю. М. Мотенко, старшим коллектором на документации горных выработок – Н. П. Волчинский.

В 1955 гоДу Охотской экспедицией были начаты и геолого-съемочно-поисковые работы составом Юровской ГПП: начальник партии М. Н. Захаров, геолог В. Ф. Рыбаков, старший техник-оператор радиометрист Н. Е. Куприянов, старший коллектор (на радиометрии) Т. Г. Инин.

В 1956 году были организованы две партии:

Андычанская (начальник — С. И. Федотов, геолог Т. М. Сергеева, старший коллектор К. С. Слохов, коллектор Г. В. Королев, техник-оператор Г. А. Набоков) и Толмотская ГПП (начальник —- Е. Ф. Мартынов, геолог И. К. Мухомор).

Аянская экспедиция в течение двух лет вела геолого-поисковые и поисково-разведочные работы в соседнем с Охотским Аяно-Майском районе Хабаровского края, в южной части хребта Джугджур. Начальником экспедиции был А. В. Зильберминц, заведующим хозяйством П. Е. Тарасенко. Рабочее место начальника и склад находились в поселке Аян, в арендованных на время домиках. Все необходимое для работы полевых партий доставлялось сюда из Магадана, с центральных складов ГРУ ДС морем.

В 1955 году были организованы две геолого-поисковые партии масштаба 1:100000 — Магейская и Мамайская. Сотрудники партий, прежде чем попасть на свои полевые базы, преодолели путь от аэропорта «13 км» г. Магадана до Охотеска самолетом ИЛ-12, около месяца ожидали отплытия и наконец, на морском рыболовном судне типа «логер» добрались до Аяна. От Аяна до прибрежного поселка в устье одноименной реки Лантарь плыли со всем снаряжением и продовольствием на кунгасе, буксируемом катером. Здесь пришлось долго ждать пригона лошадей из якутского поселка Нелькан, расположенного в двухстах километрах к северо-западу от Аяна. Затем, отправив вперед караван завьюченных лошадей в сопровождении каюров, приобрели лодку и сплавом вверх по реке добрались до устья реки Мамай — левого притока реки Лантарь, где было выбрано место для базы Мамайской ГПП. Другая партия, дождавшись своих лошадей проследовала дальше, за Лантарский перевал, в бассейн реки Чумикан.

Состав ИТР партий был укомплектован специалистами, прибывшими в основном из отделов ГРУ ДС, а также по окончании учебных заведений.

Начальником Магейской ГПП была геолог И. Н. Трумпе, геологом — А. С. Парыгин (техник-геолог, вып. МГГТ 1953г.), прорабом-пойсковиком — И. П. Малыш, техниками- операторами радиометристами — Л. А. Лукьянов, М. И. Суров (все трое по окончании курсов), промывальщиками — И. Бубякин, И. Кремлев, завхозом — М. Н. Важное, поваром, пекарем, каюром —–Н. И. Онохова. .

Начальником Мамайской ГПП был геолог Г. И. Комаров, и. о. геолога — Н. Е. Лесников (техник-геолог, вып. МГГТ 1954 г.), прорабом-поисковиком — А. С- Малый (техник-геолог, вып. МГГТ 1951 г.), техниками-операторами радиометристами— В, В. Захаров и В. И. Старченко (по окончании курсов), промывальщиком Г. Черепанов, завхозом и пекарем — И. А. Михайлов.

При возвращении с полевых работ, от Лантаря до Аяна партии добрались на катере. Магейская партия осталась здесь на камеральные работы, а Мамайская, доехав параходом «Иван Сеченов» до Охотска, прибыла в Хасын.

В результате полевых работ Мамайская ГПП, при личном участии Комарова, Лесникова и Малого, выявила Инняхское месторождение и целый ряд участков титано-магнетитовых руд, а также небольшие россыпи золота в долинах рек Лайтарь, Мамай и Таймень.

По завершении камеральных работ часть сотрудников партий ушла в другие подразделения. Но к следующему полевому сезону экспедиция пополнилась новыми специалистами.

В 1956 году были организованы Лантарская, Няндогинская, Тайменская геолого-поисковые и Инняхская поисково-разведочная партии.

Няндогинская ГПП в составе: начальник партии И. Н. Трумпе, геолог В. А. Гусев (техник-геолог, вып. МГГТ 1951 г.) прораб-поисковик А. С. Малый, старший коллектор, (и. о. геолога) Н. Е. Лесников, техник-оператор Л. А. Лукьянов и рабочие — радиометристы Г. П. Онохов и Рябов, промывальщик Ю. Глухов, забрасывалась в поле через Николаевск-на- Амуре, куда прилетела самолетом ИЛ-14, затем на пароходе «Глинка» прибыла в Аян, а отсюда — в район работ, в бассейн р. Няндога, на оленьих нартах. Базу устроили на берегу реки, в домиках линейщиков-связистов. Летом в качестве внутреннего транспорта партии использовались лошади.

Остальные партии, следуя прежним путем через Охотск обосновались на тайменской базе прошлого года. В полевых работах участвовали; начальники партий В.  А. Груздев, А. И. Гуськова, В. Е. Федоров; геологи А. М. Перцель (вып. Уральского ГУ 1956 г.), О. А. Стецюк (вып. Криворожского ГРИ 1953 г.), молодые специалисты геологи в должности старших коллекторов Е. Г. Песков (вып. Ленинградского ГИ), Б. М. Чиков (вып. Свердловского Г И) и в должности прораба Ю. Г. Старников (вып. Криворожского ГРИ); прораб-поисковик В. Д. Рунов, старшие коллекторы В. А. Устинов (техник-геолог, вып. МГГТ 1952 г.), И. Т. Клетухин и П. Ли-Чук-Пак (студенты-практиканты МГГТ), горный мастер В. К. Телецкий, горный мастер-взрывник Б. Н. Лиходиевский, промывальщики Корабельщиков, В. П. Онохов, хозяйственники М. Н. Важнов и Н. И. Онохова.

Оба года на участках титано-магнетитового оруденения и Инняхском месторождении вела магниторазведочные работы Лантаро-Мамайская геофизическая партия под руководством инженеров-геофизиков Я. Б. Шварца (вып. Свердловского ГИ 1952 г.), затем Т. В. Валовой (вып. Ленингардского ГУ 1954 г.). В работах принимали участие геофизик (к должности ст. техника) Г. М. Новиков (вып. Ленинградского ГИ 1963 г.), техники-геофизики Н. А. Ашпалов (ок. Ленинградский ГИ в 1950 г.), А. М. Осьмакова (ок. Саратовский нефт. техн. в 1952г.), П. К. Тимофеев (вып. Томского ИТ 1956 г.), Н. В. Круглов и Л. М. Летинский.

Топо-геодезические работы по обеспечению разведочных и геофизических работ вела топографическая партия в составе: начальник партии — В. В. Цимбалюк, начальник топоотряда И. И. Пбченкин (с 1955 г.), мл. техник-топограф С. В. Лихо- дйевская (Аргудаева).

Оба полевых сезона на мамайской базе действовала спектральная лаборатория, ее заведующей и аналитиком была В. Я. Нетребко.

После завершения двухгодичной программы Аянская экспедиция была расформирована.

Анадырская экспедиция была сформирована в 1955 году для проведения геологических работ в районах Чукотки, на территории северной части Корякского на горья и бассейна реки Анадырь, общей площадью 312000 кв. км. Начальником экспедиции был Д. И. Курилов, главным геологом — М. А. Зимин, а с декабря 1956 года Вад. А. Груздев. Большей частью сторудники экспедиции были молодыми специалистами.

В 1955 году в составе экспедиции работали: инженеры-геологи И. В. Герой (вып. Киевского ГУ 1954 г.), Г. А. Кибанов (вып. Иркутского ГУ 1954 г.), В. А. Лоргус (вып. МГУ 1955 г.), Н. Н. Ярошенко (вып. Саратовского ГУ 1952 г.), Г. Г. Кайгородцев (из ГРУ ДС), В. А. Китаев (из Чаунского РайГРУ); техники-геологи М. Ф. Двойников (курсы т. у. е., 1955 г.), Я. Е. Попов (вып. МГГТ 1955 г.), А. В. Журковский (т. у. е., из Певека), старший коллектор А. В. Петрова (из НИ РайГРУ), техник-оператор радиометрист Ю. Н. Афонин (вып. Учкомбината ДС 1955 г.).

В 1956 году экспедицию пополнили инженеры-геологи, прибывшие по окончании учебных заведений: В. В. Адельсон и М. В. Филимонов (Иркустский ГМИ), В. А. Захаров (ДВПИ), В. Г. Кальянов (Казанский ГУ), В. Ф. Карпичев и Е. И. Мосягин (Карело-Финский ГУ), А. М. Королькова (Саратовский ГУ), А. П. Преловский (Уральский ГУ), а также геологи, прибывшие из различных организаций с «материка» — В. С. Ваганов (из Владивостока), В. В. Гаврилов (из Петрозаводска), В. М. Гринфеяьд (из Кишинева), и ГРУ ДС — Н. С. Петченко, М. Н. Мельников (гидрогеолог, из Управления п/я 14); техники-геологи С. А. Кущев, В. М. Осетров, Ю. А. Якут (осенний выпуск МГГТ 1955 г.), В. П. Ткач, Ю. Г. Черезов (вып. МГГТ 1956 г.), В. П. Ворожбит (вып. Краснодарского НТ 1956 г.), а также Р. В. Лаврентьев (из Усть-Омчуга), Б. К. Ховпачев и И. Н. Муляревич (из Охотской экспедиции ПКЭ), прораб-поисковик А. П. Шевелев (из Сеймчана).

В 1957 году в экспедицию пришли инженеры-геологи В. Г. Решетов (вып. Томского ПИ), Л. И. Середа и Л. П. Щеголев (вып. МГУ), Е. Д. Волхонская, А. П. Декин, Т. М. Сергеева, Б. Д. Трунов (все из Охотской экспедиции ПКЭ), А. И. Гуськова и В. Г. Силкин (из Аянской экспедиции ПКЭ); техники-геологи В. И. Брызгалов, А. В. Каргов, А. Н. Кириллов (все вып. МГГТ 1957 г.), А. Г. Захарова (Баранова), Ю. М. Полынцев, В. И. Столбикова, В. Е. Шадрин (все из Норильского ГМТ вып. 1956 г;), Е. Г. Кардополова и Н. А. Шагаева (из К а не кого ГРТ вып. 1956 г.), В. И. Ягунов (вып. Исовского ГРТ 1956 г.), а также А. В. Гарифулин (из Адам-Улаханской ГРП ПКЭ), П. П. Глазунов (из ВИ РайГРУ), Г. М. Косенович (из Индигирского ГПУ), Д. М. Груздева и В. И. Пожидаев (из Берелеха), К. С. Сухова (из Омсукчана), А. А. Шеверкулов (из ВК РайГРУ). и старший коллектор В. Д. Рунов (из Аянской экспедиции ПКЭ); техники-геофизики А. А. Клещев, Г. К. Крайнов, П. И. Поляков, А. С. Руденко, Г. В. Харламов (все вып. МГГТ 1957 г.).

В 1958 году из разных мест в экспедицию прибыли: инженеры-геологи В. Ф. Белый (из Певека), Б. В. Белая (с «материка»), Б. М. Бронштейн (вып. МГУ 1958 г.), В. Г. Коротыч (вып. Кишиневского ГУ 1957 г.), О. А. Стецюк (из Аянской экспедиции ПКЭ); техники-геологи Ф. Н. Киршев, П. В. Тихонов, М. П. Щавелев (все вып. МГГТ 1958 г.), М. Г. Поповцева (вып. Березниковского ГХТ 1958 г.), Н. Г. Калиниченко (т. у. е., из Магадана); техники-геофизики В. Ф. Глобин и А. М. Осьмакова (из Охотской экспедиции ПКЭ); на должность заместителя начальника экспедиции — Н. Н. Хабаров (из ХСТУ).

Партиями Анадырской экспедиции при рекогносцировочных работах на «белых пятнах» в 1955—1956 годах была установлена угленосность обширной части территории хребтов Пекульней и Рырыткин (партии Китаева, Кибанова, Кайго- родцева, Ярошенко), получены первые данные о россыпной золотоносности в районе будущего прииска «Отрожный» (Каначанская ГПП, 1956 г., начальник партии Карпичев, геолог Лоргус).

В 1956—1957 годах была проведена детальная разведка Анадырского месторождения на участке «Угольный». Работы вела Восточно-Онеменская ГРП: начальник партии И. В. Герой, геолог В. Ф. Рыбаков, прораб-разведчик Н. С. Петченко, гидрогеолог М. Н. Мельников, старший коллектор В. П. Ворожбит, техник-геофизик по каротажу скважин В, К. Зосименко. Скважинами были пересечены 10 пластов угля, из них 7 промышленного значения, а также горизонт подземных вод, обогащенных бромом и йодом.

Во второй год на месторождении вела работы комплексом геофизических методов Онеменская ГФП: начальник партии 3. М. Шафорост, инженер-оператор Н. А. Ашпалов, техники-операторы – В. П. Гончаров, П. К. Тимофеев, вычислитель Л, В. Андреева, топограф В. А. Решетников, реечники топоотряда Л. А. Новикова и Г. М. Шапошникова (техники-геологи, прибывшеи в августе по окончании Бодайбинского ГТ), Л.Г. Калькутин (в камеральный период).

Уже в 1995 году Виктор Прокопьевич Гончаров припомнил в беседе со мной некоторые подробности того полевого сезона:

«25 апреля наша партия прибыла в а/п «Анадырь». Летели самолетом ИЛ-12 с магаданского а/п «13 км». Четыре дня ушло, чтобы, дважды преодолев на катере залив Канчалан Анадырского лимана, добраться через Анадырь до базы Восточ- но-Онеменской ГРП (пос. Кирпичный). Здесь, в одной из комнат одиноко стоящего среди тундры в одном километре от берега лимана дома из красного кирпича, где проживали, в основном, буровики ГРП, разместилась и наша партия со всем своим имуществом.

Полевые работы были начаты 15 мая, после получения части снаряжения в пос. Танюрер, и велись на двух участках — Анадырском и Танюрерском. Но вскоре второй участок пришлось оставить, по распоряжению главного геолога ПКЭ Е. Н. Костылева, из-за недостатка средств. Анадырский участок охватывал оба берега лимана. Его западная часть с трех сторон омывалась водами залива Онемен и Анадырского лимана. Местность на всем участке представляла сильно заболоченную тундру с большим количеством озер. Иной раз было невозможно выбрать сухой участок для аппаратуры и приходилось смещать точку измерения по профилю на несколько десятков метров. Транспорта никакого не было. Весь груз с точки на точку, на расстояние одного километра, приходилось переносить на себе, делая по два-три хода, преодолевая с откатанными резиновыми сапогами многочисленные ручьи и проточки, обходя большие озера.

В конце июля из Танюрера нам сплавили на барже двух лошадей. Но никакого облегчения в работе не получилось. Наоборот. Кони очень боялись тундровых болот. Чуть только болотная жижа поднималась им выше колен, они падали с грузом набок. Приходилось лезть в эту жижу под коня, отпускать подпругу, развъючивать, выводить на сухое место, снова навьючивать, и так без конца. На ночь коней путали и отпускали пастись в тундру. В поисках травы они уходили километров за десять от стоянки. Весь следующий день уходил на их поиски. Пробовали привязывать на длинную веревку. Так один из коней ухитрился запутаться в веревке и упасть мордой в болото и чуть не задохся. При первой же возможности мы передали коней в Усть-Канчаланскую ГСП.

На обратном пути, от базы партии до анадырского аэропорта, был использован трактор, который тащил волокушу (пену) с размещенным на ней грузом. Сами же шли пешком. Мы спешили, потому что самолет уже ожидал нас. Но, когда оставалось совсем немного, трактор провалился в промоину, и быстро вытащить его оттуда не было надежды. Пришлось бежать в аэропорт и просить о задержке вылета. Погода начинала портиться, и диспетчер настаивал на немедленном вылете. Не дождавшись десяти-пятнадцати минут до прибытия нашего груза, самолет улетел. А мы направились в Анадырь и устроившись в гостиницу, целую неделю пережидали разыгравшуюся пургу. Партия возвратилась в Хасын и приступила к камеральной обработке полевых материалов только в конце ноября».

В цепи исторических событий особое место занимает 1957 год. В этом году был ликвидирован Дальстрой и создан Магаданский экономический район с Советом народного хозяйства. Подверглась реорганизации и геологическая служба региона. Вместо ГРУ ДС было образовано Северо-Восточное геологическая управление (СВГУ) МГ РСФСР. Изменилась и территория его деятельности: восточные районы Якутии отошли к Якутскому ГУ (ЯГУ), а Магаданская область и Охотский район Хабаровского края — к СВГУ.

Вместо Отдела специсследований и Центральной ревизионной экспедиции были образованы специализированная Полярная экспедиция с базой в поселке Сеймчан, а для общего руководства и контроля за проведением радиометрических работ в производственных подразделениях — Спецпартия СВГУ. Радиометрические исследования с этого года были включены как обязательные в состав всех геологоразведочных работ на основании вышедшего «Положения о массовых поисках месторождений урана».

В руководстве и составе ЛУП ПКЭ тоже произошли изменения:, начальником экспедиции стал П. Т. Усков, его заместителем по АХЧ — В. И. Мрачковский; М. А. Михельсон после обрушившейся на нее критики была освобождена от занимаемой должности и назначена начальником группы партий сводных работ; главным бухгалтером стал И. А. Золотухин, секретарь-машинисткой — О. Д. Абрамова, старшей машинисткой АУП — И. Д. Федорова, старшей машинисткой Оформительской группы — А. Д. Карпова.

Охотская экспедиция и частично партии центральной группы ПКЭ вновь пополнились молодыми специалистами. В январе прибыла труппа техников-геологов декабрьских выпусков 1956 года: Норильского ГМТ — А. В. Тарифулин, В. А. Кожуховский, Г, Н. Логинова, В. А. Стуликов, В. П. Шебалин, Исовского ГРТ — А. В. Лелявин, А. П. Шураков, Канского ГТТ — В. А. Марьясов и Г. А. Сергеев; весной прибыли выпускники Магаданского ГГТ — К. Г. Жарихин, А. Д. Пьянков, М. Я. Сапрыкин, Л. Ф. Шевцов, в августе — Бодайбинского ГТ — Л. А. Войтешко и Г. М. Шапошникова (больше известная как Чавдева). Осенью прибыли геологи — П. А. Селезнев (Иркутский ГУ) и В. Н. Юдина (Московский ИЦМиЗ).

В 1957 году в Охотском районе вели работы несколько рекогносцировочных геологопоисковых партий (масштаба 1:500000):

Бирандинская — начальник партии И. К. Мухомор, геолог П. А. Селезнев, радиометристы — техник-оператор Н. Е. Куприянов и старший коллектор А. Лелявин;

Нет-Майская — начальник партии С. И. Федотов, геологи И. М. Воинов, Ф. Ф. Вельдяксов, прораб-поисковик, Не Е. Лесников, старший коллектор-поисковик В. А. Кожуховский, техники-операторы радиометристы Г, В. Воинова (Введенская), В. А. Марьясов, В. П. Шабалин, промывальщик В. Горбачев;

Тудинская — начальник партии Ю. В. Эльтеков, геолог Е. Г. Песков, прораб-поисковик А. С. Малый, старший коллектор-поисковик М. Я. Сапрыкин, техники-операторы радиометристы Б. П. Буряковский, Ф. А. Соколов;

Нижне-Ульинская ГПП, масштаба 1:100000 — начальник партии Е. Ф. Мартынов, геолог А. М. Перцель, прораб-поисковик И. И. Мясищев, техник-геолог Н. И, Мартынова, техники-операторы радиометристы А. Д. Пьянков, В. А. Стуликов.

В январе 1957 года Охотской экспедицией были начаты разведочные работы на россыпное золото в старом Охотском приисковом районе — Ланжинские горы с частью окружающих их Охото-Кухтуйской и Мареканской равнин. В течение полутора лет эти, работы вела Перевальнинская ГРП: начальник партии В. В. Захаров, техник-геолог Н. Е. Куприянов (до мая 1957 г.), горный мастер Б. Н. Лиходиевский, старшие коллекторы Н. П. Волчинский (до мая 1957 г.) и К. Г. Жарихин, топограф Г. Д. Войтешко. Основу партии составляли бригада рабочих-шурфовщиков и «промкоманда» (промывочная команда), состоящая из техника по промывке (И. П. Малыш), в задачу которого входила документация промывки проб грунта, извлекаемого из шурфов по определенным частям (проходкам), промывальщика, двух пробуторщиков и одного подсобного рабочего.

В мае-июне 1957 года в состав ПКЭ была передана Верхне-Ямская группа геолого-поисковых партий Средне-Колымского РайГРу (пос. Ягодное), в связи с его ликвидацией. По окончании полевого сезона в Хасын прибыли сотрудники этих партий: начальник группы партий (ГПЭ) Г. Ф. Гурин, геологи Ю. Г. Братухин, К. А. Колпак (Соколова), Н. Ф. Павлусь, В. В. Сагло, А. Р. Шарга, прорабы-поисковики И. В. Батуев, Г. А. Вербас, прораб-разведчик М. М. Пичкуров (техник-геолог, вып. МГГТ 1957 г.), техники-геологи Г. И. Батрак (вып. МГГТ 1954 г.), Г. В. Галкина (вып. МГГТ 1956 г.), В. Н. Герц (вып. МГГТ 1954 г.), П. В. Моисеев (т. у. е., вып. 1951 г.), старшие коллекторы Б. М. Бережной, Ю. Н Колпак, Ю. Н. Трегубенков, техник-геофизик В. Ф. Глобин (вып. МГГТ 1957 г.), промывальщики Н. И. Ильин (до ныне проживает в Хасыне), А. П. Лаврин, взрывник И. Т. Товма (техник-металлург, вып. Таганрогского МТ 1952 г.). Из сотрудников АУП прибыли: инспекторы OK Е. С. Былина и М. А. Якубек, старший бухгалтер Е. Ф. Моисеева, бухгалтер В. С. Лесникова.

Осенью 1957 года в Хасын перебазировалась из поселка Гижига (Кушка) переданная в состав ПКЭ Пенжинская экспедиция ( во глане с начльником экспедиции Т. В. Тарасенко и главным геологом В. Г. Камаляном. В числе сотрудников экспедиции прибыли: инженеры-геологи — З. А. Абдрахимов, В. С. Бабайцев, Б. В. Лопатин, И. А. Шорохов (вып. Томского ПИ 1955 г.), Б. М. Молодцов, В. М. Чередниченко (ТПИ, вып. 1956 г.), Л. А. Анкудинов, А. М. Садреев (Казанский ГУ,вып. 1955 г.), Г. И. Агальцов, А. С. Арсанов (вып. МГУ 1956 и 1957 гг.), А. И. Гавричкова, Б. И. Кондратенко (ДВПИ, вып. 1955 г.) к Л. А. Коляда (вып. 1954 г.), А. Г. Насад, Н. П. Насад, И. М. Мигович, Н. Я. Онищенко (вып. Киевского ГУ вып. 1956г.), И. Ф. Мороз (Кишиневский ГУ, вып. 1955 г.), А. Б. Романенко (ЛГУ, вып. 1955 г.), В. А. Сизых (Иркутский ГМИ, вып. 1956 г.), А. Г. Злотник-Хоткевич (МИЦМиЗ, вып. 1957г.), В. С. Лазарева (Сев.-Кав. ГМИ, 1956 г.), а также геологи, ранее прибывшие в экспедицию из различных организаций, — Ю. Б. Генкин, Ю. Г. Егоров, Г. А. Кондратьев, С. А. Мельникова, А. П. Погожев, З. И. Романовский; прорабы-поисковики — Ф. П. Баев, Б. А. Голионко (оба из когорты первопроходцев Колымы), В. С. Злобин, В. Е, Кизим, прораб-разведчик В. В. Караман; техники-геологи — В. П. Березкин, В. И. Ведерников, Г. Г. Винокуров, И. С. Павлов, П. Г. Прокопьев (все вып. МГГТ 1954 г.), Г. А. Башкова, Т. И. Грицуляк, П. А. Кривошеев, В. П. Парфенов, В. И. Пашкевич, В. Г. Ступнёва, В.А. Чернышева (все вып. Канского ГГТ 1956 г.), Н. И. Сафронов, Г. С. Скирпичников, Н. Ф. Царегородцева, Б. Г. Щекалев (все вып. Исовского ГРТ 1956 г.) и Н. В. Поматилов (вып. 1951 г.), Н. Т. Кухтин (вып. Норильского ГМТ 1956 г.), В. А. Комлев (вып. Миасского ГРТ 1956 г.), Г. Ф. КУЗЬМИЧ, В. Ф. Рудаков (оба вып. МГГТ 1957 г.); старшие коллекторы, в разное время окончившие курсы – Д. И. Кулиш, Б. И. Синицкий; техники-операторы радиометристы, окончившие специальные курсы Учкомбината ДС в 1953-1954 годах, — Е. Д. Архипов, Е. А. Добровольский, С. П. Скуратовский, П. Е. Трипольский; техники-геофизики, окончившие МГГТ, — Н. М. Докторов, Е. Н. Жупахин, В. А. Кормщиков, И. С. Слюсарь (все вып. 1957 г.), И. И. Поликарпов (вып. 1954 г.), окончившие Свердловский ГМТ, — Ю. К. Евсеев, А. В. Зайков, Г. А. Никитина, Р. А. Скориков, Д. X. Уразуметов (все вып. 1956 г.): топографы — А. С. Абецедарский (практик), М. С. Греб (техник), А. И. Зоткина (техник), техник-маркшейдер — Ф. Е. Стриженное: старшие картографы — Т. А. Анкудинова (Абротанова), К. А.Фролова, Т. А. Яровая, фотолаборант — Варламов, машинистка—А. Н. Капаницина, мастер шлифмастерской—А. Е. Вуколов, горнорабочий А. Т. Снегирев; из сотрудников АУП: инспектор ОК — В. И. Жиляев, зав. геофондом — Н. Г. Петрова, зав. МХЧ — П. А. Талалаев, инженер-экономист К. П. Цховребов.

По прибытии в Хасын экспедицию пополнили молодые специалисты-геологи: Р. Р. Бебрие (МИЦМиЗ), В. И. Голяков (МГУ), Т. Ф. Мороз (Кишиневский ГУ), В. П. Похиалайнен (ЛГУ) и геолог Г. С. КУЗЮКОВ, прибывший из ЦКТЭ СВГУ. В 1958 году в экспедицию прибыли, после непродолжительной работы в геологических организациях на «материке», молодые специалисты-геологи В. Г. Азарова, И. Н. Титов, Л; А. Щеголева и из Анадырской экспедиции — А. П. Щеголев (все вып. МГУ 1957 г.); по окончании учебных заведений — геологи Р. Ф. Бикмаев (Казанский ГУ), В. В: Моторин (ЛГУ), Л. Г. Сапрыкина (Свердловский ГИ), техник-гидрогеолог В. Б. Фефелов (Старо-Оскольской ГРТ), техник-геофизик X. Ш. Байбурин (Октябрьский нефт. техн.).

Территория деятельности Пенжинской экспедиции (240870 кв. км) охватывала северную часть п-ва Камчатка, центральные и юго-западные районы Корякского нагорья, бассейн реки Пенжина и побережье Пенжинской губы.

Заброска полевых партий в районы работ начиналась с аэропорта г. Магадана «13 км». Отсюда на самолетах ЛИ-2 они доставлялись в пункт Каменная Коса, расположенный в восьми километрах от пос. Каменское, на противоположной стороне р. Пенжины. Здесь со времен Великой Отечественной войны сохранилась взлетно-посадочная полоса, служившая в то время для перегона боевых самолетов с Аляски в Россию. Дальше, до мест базирования, партии летели самолетами АН-2 и высаживались на визуально подобранных посадочных площадках, на какой-нибудь речной косе или ледовой поверхности озера. Ближние партии следовали на свои полевые базы санно-тракторными поездами. Тракторы приходили на Каменную Косу из Усть-Пенжино, где находились склады и мехслужба экспедиции. Лошади, которые использовались партиями как внутренний транспорт, пригонялись с конебазы экспедиции, располагавшейся в местечке Три Юрты, между Усть- Пенжино и Каменной Косой, на левом берегу реки.

За первые два года экспедицией был выявлен целый ряд проявлений минерализации и разведано открытое ранее Ляпганайское месторождение ртути, расположенное в бассейне реки Тавена, в Корякском нагорье. Разведку вела Ляпганайская ГРП под руководством И. А. Шорохова (1957 г.), Г. А. Кондратьева и В. И. Краснокутского (1958 г.). Заведующим МХЧ ГРП в 1958 году был П. А. Талалаев. В работах-принимали участие: в 1957 году — горный мастер В. П. Березкин, ст. коллекторы Г. А. Башкова, Н. Ф. Царегородцева, техники-операторы радиометристы Е. Д. Архипов, С. П. Скуратовский, топограф М. С. Греб; в 1958 году -— старший геолог В. М. Чередниченко, старший прораб-разведчик Р. Р. Бебрис, прораб-геолог И. Г. Мельниченко, геологи А. И. Гаврячкова, Л. Г. Сапрыкина, И. Н. Титов, старшие коллекторы Т. И. Грицуляк, П. А. Кривошеее, техник-оператор радиометрист Л. П. Зуев, старший маркшейдер Ф. Е. Стриженков, кладовщик-раздатчик Н. Г. Агапов.

В 1958 году на месторождении вела опытно-методические работы Ляпганайская геофизическая партия в составе: начальник Т. В. Валова, старший техник-геофизик А. С. Амелин, техники-геофизики В. А. Кормщиков и Г. А. Никитина. Испытывали электроразведовательный метод «ИЖ». В этом же году при детальных геологосъемочных работах, в угленосных обложениях хребта Пекульней геологами Анадырской экспедиция были выявлены выходы пластов угля (Ваганов, Решетов, Филимонов, Черезов), в Марковском районе проведена разведка Мамолинского месторождения угля (Мудяревич, Декан). Одновременно на месторождении вела электроразведочные работы (электропрофилирование) с целью прослеживания угольных пластов старший техник-геофизик (начальник отряда) А. М. Осьмакова. А в долинах рек Янранай и Бычья работала с целью определения мощности рыхлых отложений методом ВЭЗ Янранвйскзя ГФП: начальник партии З. М. Шафорост, техники-операторы В. Ф. Глобин и Г. В. Харламов.

С образованием ПКЭ количество полевых партий ежегодно возрастало. В одном из октябрьских номеров 1957 года газета «Магаданская правда» сообщала:

«Приморская комплексная экспедиция… сейчас насчитывает 45 геологоразведочных, поисковых, геофизических и топографических партий. При экспедиции созданы петрографическая, палеонтологическая и фотографическая лаборатории».

С присоединением к ПКЭ Пенжинской экспедиции количество партии стало еще больше. На камеральную обработку полевых материалов все они возвращались в поселок Хасын со всем многочисленным количеством образцов горных пород и различных проб на полезные ископаемые.

Минералогический анализ шлиховых проб и описание шлифов под микроскопом производились в петрографо-минералогическрй лаборатории (ПМЛ) ПКЭ.

С момента образования ПКЭ и до конца пятидесятых годов в состав ПМЛ постоянно входили: старший инженер-петрограф И. П. Исмагилов, старший инженер-минералог Р. Ш. Кальянона, старший лаборант А. В. Петрова, лаборант Т. Д. Кайчинская. В камеральный период 1956-57 годов ла-бораторией заведовал Г. И. Комаров, инженером-петрографом была Т. М. Сергеева, инженером-минералогом — Е. Д. Волхонская; в камеральный период 1957-58 годов заведующей была  Кальянова, инженером-петрографом В. Н. Юдина. С марта 1958-го постоянной заведующей ПМЛ стала старший инженер-петрограф Г. Л. Лучинская (Провкина). В этом же году в лабораторию пришли старший инженер-минералог Н. А. Макарова, лаборанты Л. С. Сагло и А. М. Орешкова (отдувальщица).

В шлифовальной мастерской ПМЛ на изготовлении шлифов с января 1959 года (в ПКЭ с 1956 г., на разных работах) начал трудиться И. 3. Захаров (Ишпай) — в дальнейшем признанный мастер-шлифовальщик, научившийся этому ремеслу, у своего наставника известного мастера Никиты (Н. Г. Матвеев) . На лето, как обычно, Ишпай уходил в поле промывальщиком, а по возвращении приступал к выполнению своей части заказов на шлифы.

Пробы, отобранные с целью поиска рудопроявлений, подвергались спектральному, химическому, пробирному, перлово-люминесцентному анализам на благородные, цветные, редкие и радиоактивные металлы. Пробы горных пород для установления их химического состава анализировались на окислы кремния и титана, алюминия, железа, марганца, машия, кальция, натрия, калия, фосфора и другие компоненты.

Аналитические работы выполнялись Хасынской ХЛ ГРУ ДС, с сентября 1957 года ставшей ЦХЛ СВГУ. В 1956 году, еще до образования ПКЭ, начальником лаборатории стал И. А. Капчинский, сменивший А. Т. Кузьмичеву, занимавшую эту должность в течение нескольких лет. Сотрудниками лаборатории в эти годы были: старшие инженеры-химики М. П. Белопольский, Т. Л. Белополвская, Т. И. Бродская, Г. С. Гармашева, О. Б. Максимов, Е. А. Логовская; инженеры-химики П. В. Артеменко, В. Т, Величко, А. П. Девятых, Р. И. Донская; старший техник-химик Г. П. Соколова (Кораблева), техник-химик О. Н. Фокина; ст. лаборанты кабинета общего анализа М. В. Воронова (Кондрашина), К. А. Феоктистова (Киселева), А. В. Якуничева, лаборантка Р. Е. Камаева; зав. спектральным отделением В. Ф. Игнатова, сменившая Н. Г. Брусиловского, старший техник – спектрраналитик В. Я. Нетребко, старшие лаборанты Г. И. Арсанова, Т. Г. Кутофина; старший инженер пробирного отделения А. Г. Сочкова, инженер-лаборант,П. Ф, Заварин, старший лаборант А. А. Заварина (Бабкина); механик Р. И. Мамаев, мастер по разделке проб дробильного цеха М. В. Вифлянцев, мастер по ремонту дробильного оборудования И. М. Петров.

В ПКЭ была и своя спектральная лаборатория с составом сотрудников: ст. инженер-спектроаналитик В. А. Вергизова, ст. лаборант-спектроскопист А. И. Вершинина (вып. Уральского ГУ 1956 г., физик).

Все необходимые графические приложения к отчетам партий изготовлялись картографо-оформительской группой ПКЭ. В постоянный состав группы до конца пятидесятых годов входили: старший картограф-составитель Б. Л. Шатер, картографы-составители А. Э. Бергштрезер, А. А. Пожарнова, картографы-оформители Н. А. Исаева, В, А. Лукина, М. И. Щербакова, фотолаборант В. П. Варламов. Некоторое время в группе работали техники-картографы М. С. Буланова, М. Н. Плавко, картографы М. К. Ковалев, К. А. Фролова, Е. И. Шкодин, М. М. Клыкова, Т, А. Яровая, чертежники-копировальщики М. К. Мальцева, В. И. Сйлкина, корректор Е. Н. Силкина. В конце 1958 года в группу пришли старший техник-картограф В. Ф. Мошкин и чертежница В. Н. Журахина (Иванова), а весной следующего года — техник картограф И. Ф. Абрамов, чертежницы Н. А. Никифорова и А. Н. Фефелова. В первые годы с момента образования ПКЭ руководителем группы была А. И. Букреева. В июле 1958 года начальником группы, преобразованной в оформительскую партию, работал В. В. Цимбалюк.

С образованием ПКЭ численность жителей поселка Хасын резко возросла. Жить было негде. Часть сотрудников Пенжинской экспедиции была временно размещена в поселке Палатка. Такое положение потребовало от строителей быстрого сооружения жилья и зданий производственного назначения. Бывшим в то время начальником стройучастка экспедиции В. В. Михайловым был предложен «способ вертикальной забирки», значительно сокращающий сроки строительства и финансовые затраты.

В 1956 году, по сообщению газеты «Ленинское знамя», этим способом были построены двухэтажный восьмиквартирный и одноэтажный трехквартирный дома, (это уже снбсенные дома—24-й по ул. Геологов и за «железкой», в районе нынешнего тепличного городка).

Жилая площадь поселка увеличилась на 700 квадратных метров. На строительство жилищ и кокмунально-бытовых зданий было затрачено более трех миллионов рублей.

Одновременно , рядом с двухэтажным домом (с тыльной стороны) было построено небольшое общежитие для ИТР, с крохотными комнатами. В народе его называли «Голубой гусь» (по рисунку на фасаде). Первым поселенцем общежития стал прораб-поисковик А. С. Малый.

В 1957 году были построены жилые дома, мужское и женское общежития (в районе нынешних каменных зданий по ул. Молодежной), детсад (ул. Геологов, 39, снесен), амбулатория (в центре поселка, сейчас в этом здании детская музыкальная школа), каменное здание мехмастерской и бани (с левого торца здания, где она находится до сих пор). Много лет банщицей и парикмахером работала старожил поселка Н. Д. Чиркова (выехала на «материк» в 1995 г.).

Осенью этого года была пущена первая поселковая котельная (на твердом топливе), проложены первые сети центрального отопления и водопровода. До этого имелось лишь автономное водяное отопление в зданиях «точмеха» (свой котел), химлаборатории и АУПа (от котла прежней бани, находившейся на месте котельной № 1 и диспетчерской гаража) .

Водозабор осуществлялся из пробуренной недалеко от котельной скважины, пока не была построена новая водокачка (домик правее старого магазина, позднее к нему пристроили бокс для пожарной машины).

Одними из первых кочегаров в котельной были Т. Попова и до ныне проживающая в Хасыне (с 1955 г.) М. А. Верба.

За 1957-58 гг. был надстроен второй этаж (деревянный) к зданию мехмастерской для геологической камералки (одну из комнат в ней заняла шлифовочная мастерская), построен второй двухэтажный дом, (ул, Молодежная, 3), завершено строительство нового здания начальной школы (та, что стояла на месте нынешней школы по четной стороне ул. Геологов, с 1970 г. она стала восьмилетней, а с 1983 г. средней) и котельной № 2 (кочегаром была Н. Россель).

Пиломатериалами строителей обеспечивала с 1956 года новая пилорама, построенная на территории стройцеха (там, где сейчас дом 31 по ул. Цареградского) вместо небольшой старой, располагавшейся за электростанцией.

В одной из публикаций 1957 года о делах строителей (автор В. Михайлрв) есть такая информация:

«Одноэтажные здания у нас строятся из 13 комнат-квартир общей площадью от 350 до 400 квадратных метров. Коридор такого дома посредине разделен глухой стеной с дверью. Стоит закрыть эту дверь и налицо две шестиквартирные секции с самостоятельными входами, кухнями и санитарно-бытовы- ми узлами. При домах предусмотрены и сараи для хозяйственных нужд по количеству квартир. В 1957 году мы построили три таких дома. Земляные работы для первого из них мы начали в январе, а для второго и третьего — в марте-апреле. В августе-октябре во всех трех домах были завершены отделочные работы. Лишь в одном из них не успели покрасить полы. Коллективы полевых партий, возвращаясь после летнего сезона, сразу же вселялись в ожидавшее их культурное жилье со всеми коммунальными удобствами».

А всего «вертикальной забиркой» в этом году было построено восемь зданий.

Не однажды в газете отмечался коллектив стройучастка, назывались имена многих его сотрудников, в том числе: пилорамщики Черных и Жуйков, плотники Анисимов, А. Тимофеев, Потапов, Сахаров, Пешков (бригадир), Шнайдер, М. Быков, столяры Саулин, Крючков, Тронев, И. Пустовалов, штукатуры Бобылев, Клюйко, Осимчук, Шевченко, бетонщик Протасенко, печник Д. Шилин, грузчик И. Василишин. Кроме них газетой упоминались сантехники И. Бекетов, Г Сидаш, Шорин (как активные рационализаторы).

Была в ПКЭ и агробаза (в районе ныне бездействующих ЦРММ КГРЭ). Сведений о ней не сохранилось, установлено только, что с 1947 по 1950 годы заведующим подсобным хозяйством был В. И. Литвинов, в 1956—58 годах—И. П. Соколова-Максина, затем до ликвидации агробазы в апреле 1959 года — ученый-агроном В. Г. Алейникова. Конюхом в течение четырех последних лет был М. М. Нечай — старожил поселка. По его словам, в теплицах и парниках агробазы выращивались огурцы и помидоры, на полях капуста, а также турнепс и зеленка на корм скоту. Агробаза имела около 30 коров, 15 лошадей. В числе рядовых сотрудников, кроме конюха, в хозяйстве работали еще две доярки, скотник и несколько рабочих-возчиков.

8 эти же годы и позже начальником поселкового отделения связи (почта, телефонный коммутатор, телетайп) была Л. Ф. Пащенко; сотрудниками — оператор А, В. Мермель, техник-связист А. М. Феоктистов, телефонистки М. С, Василишина. Е. Зубкова, Г. Ф. Мухомор, М. С. Одинцева, А. С. Пантелеева, Т. Плаксина, Л. И. Россель и (с 1959 г.) Н. С; Зверева (Буцаевская); почтальонки А. Житковская (Громакова), а затем с 1957 года в течение более чем двадцатипяти лет К. А.  Королькова (Пятина, урожденная Прищепова). Старожилы поселка отмечают, что при ней в доставке почты был абсолютный порядок. Ни свет, ни заря, а в почтовых ящиках уже лежали газеты г письма, в любую погоду.

По словам старожилов, в середине и во второй половинё 50-х годов заведующим клубом была В. Кучинова, зав. библиотекой, размещавшейся в здании клуба, — 3. Г. Громакова, билетершей—М.М.Ермакова, киномеханиками, один за другим, — А. Плаксин, В, Шубин, Г, Джеморджидзе, позже А. Шевченко. Пожарником поселка был Д. И. Пантелеев.

В медпункте, находившемся в этот период в небольшом домике на восточной окраине поселка, работали: зав. амбулаторией и врач-терапевт Н. А. Павлова, санитарка С. В. Шубина. В 1956 году прибыл фельдшер А. Н. Овсянников, позже ставший и врачом-педиатром. В 1957 году амбулатория перешла в новое здание. Павлову сменила М,- К. Хомутник.

Уцомянутые выше Зверева, Корольковэ, Шубина, Овсянников — тоже старожилы Хасына. В  поселке проживают с 50-х годов также бывшие работники детсада А. Ф. Овсянникова (1954), Н. И. Симоненко (1956),стройцеха — Г. М. Захарова (1956), бухгалтерии — Н. И. Батрак (1957), Охотской ГРП — Н. И. и А. Ф. Ильины (1957), торговли — А. Е. Ильясова (1958), вневедомственной охраны — А. Р. Омарова (1958). Около тридцати пяти лет проживает в поселке А. Д. Ударцева — бывшая доярка Палаткинской агробазы (с 1954 г.) и агробазы ПКЭ (в конце 50-х гг.). С июля 1960 года живет здесь Г. А. Кирись — бывший шофер АТП, начинавший свою трудовую деятельность с перевозки грузов Таскано-Мылгинской ПРИ и Верхне-Ольского ПРО на автомашине ГАЗ-бЗ.

Живут в Хасыне, за небольшим исключением, и потомки старожилов, а также некогда долго проживших здесь Баевых, Глушак, Гуриных, Жарихиных, Карпичевых, Леснико- вых, Мермель, Мухомор, Пустоваловых, Чирковых.

Памятны хасынским старожилам имена работников стройцеха С. А. Жуковой (штукатур-маляр) и И. П. Жукова (печник-каменщик), старшего бурового мастера Е. И. Кузнецова и В. Н. Заборской (сторож), отдавших поселку многие годы жизни, с начала 50-х до конца дней своих, и других, ушедших из жизни (Абецедарских, Бугаевских, Быковых Василишиных, Верба-отца, Ивановых, Конколович-отца, Мельник, Одинцевых, Тимофеевых, Шаболина-отца, Шавровых, Шилиных), чьи потомки тоже живут и трудятся в Хасыне, а также в Палатке и Стекольном.

В конце 1957—начале 1958 годов на материально-технической основе завершившей работы Кухтуйской ГРП была организована для разведки россыпей золота стационарная Охотская ГРП с базой в поселке Варваринка. В первоначальный состав партии входили: ее начальник В. Л. Велидченко, старший геолог А. Р. Шарга, старший прораб М. М. Пичкуров, горный мастер Г. А. Вербас, техники по промывке Е. А. Добровольский, Н. Т. Кухтин (позже — горный мастер), промывальщик Н. И. Ильин, взрывники Ф. П. Петрик (позже – техник по документации горных выработок), И. Т. Товма, маркшейдер Г. Д. Войтешко, старшие бухгалтеры М. С. Гусаров, В. Е. Кудринецкий, зав. складом Д. Н. Пузанов.

Топографическую съемку на основном разведучастке партии «Варваринка» производил в июне 1958 года топограф — начальник Варваринского топоотряда В. В. Цимбалюк, вместе с начальником топо-геодезической партии ПКЭ Н. В. Ивановым.

В 1958 году в руководстве ПКЭ произошли новые изменения: главным геологом стал Г. Г. Федорович, прибывший из Сеймчана и некоторое время замещавший начальника группы партий тематических и сводных работ; на должность главного механика был назначен Д. Ф. Филимонов; старшим инженером буровых и буро-взрывных работ стал В. Н. Камбалов (прибыл с прииска «Бурхала»); В. А. Рябова стала кассиром-инкассатором, а экономистом ПЭО вместо нее — Р. Т. Чечелева; заместителем начальника ПКЭ — М. И. Дмитриченко, начальником отдела кадров — Е. С. Былина, инспектором ОК и спецчасти — М .А. Якубек; старшим инженером по техническому снабжению — В. И. Мрачковский, старшим маркшейдером — В. И. Ксендзов, начальником топо-геодезической партии — А. Е. Мишенин, старшим инженером радиометрических работ («массовых поисков») — Г. В. Воинова (М. М. Минибаев перешел в Спецпартию СВГУ). В августе перешел в ЦКТЭ СВГУ И. П. Трибунский, до этого возглавлявший созданную четыре месяца назад группу нерудных разведочных партий. И.О. начальника группы по совместительству стала М. А. Михельсон.

В этом году в партии примагаданской (центральной) группы и Охотской экспедиции, как и в партии других подразделений ПКЭ, вновь пришли молодые специалисты разных специальностей: геологи А. В. Волохин (МГРИ), А. С. Карпова, В.  Д. Пикулевич, И. М. Эпштейн (МГУ), И. С. Перепанов (Иркутский ГУ), И. Ф. Федоров (Казанский ГУ), Р. Б. Умитбаев (ЛГИ, вып. 1957 г.), С. С. Юдин (МИЦМнЗ, вып. 1957 г.), гидрогеологи Г. К. Бакунина (ЛГУ), О. Н. Шпаков (МГУ); техники-геологи С. Н. Васильева, Р. Р. Терещук (Березниковский ГХТ), В. И. Трибун (Киевский ГРТ, вып. 1957 г.), техники-гидрогеологи В. В. Стриков, Г. Ю. Фейгин, В. В. Чижов (Иркутский ГРТ), техник-топограф Р. П. Лукашкина (Магаданский ГГТ). Кроме этого, с «материка» по договорам прибыли геологи О. С. Корнев (из Фрунзе), Л. М. Лейбова (из ЯГУ), Г. Л. Лучинская (Провкина) — из НИИГА.

Охотская экспедиция продолжала работы на своей территории. Ее главным геологом с ноября 1957 года стал Г. Ф. Гурин. На полевой сезон 1958 года в составе экспедиции было организовано восемь разномасштабных партий.Три партии масштаба 1:500000 работали на последних «белых пятнах»:

Верхне-Кавинская ГСП — начальник партии И. К. Мухомор, геолог О. С. Корнев, прораб-поисковик И. В. Батуев, промывальщик В. П. Липатов, старший коллектор В. И. Три бун, техники-операторы радиометристы А. И. Вершинина, А. В. Лелявин;

Северо-Уйская ГСП — начальник партии К. А. Колпак, геолог И. С. Перепанов, ст. коллектор-радиометрист Е. П. Казаков;

Учуликанская ГСП — начальник партии Е. Г. Песков, геолог С. С. Юдин, прораб-поисковик Н. Е. Лесников, старший коллектор-поисковик В. А. Кожуховский, промывальщики А. П. Лаврин, А. Г. Сучков, техники-операторы радиометристы Д. П. Березин, Н. Т. Кухтин;

Две партии масштаба 1:200000 вели геологическую съемку и редакционно-умязочные маршруты по составлению листов Государственной геологической карты:

Гусино-Кухтуйская ГСП — начальник партии Е. Ф. Мартынов, геолог И. Ф. Федоров, прораб-поисковик Е. А. Добровольский, техник-оператор радиометрист А. Д. Пьянков;

Нют-Ульбейская ГСП — начальник партии Ф. Ф. Вель дяксов, геолог Р. Б. Умитбаев, прораб-поисковик Н. Е. Куприянов, техник-оператор радиометрист К. Г. Жарихин, старший коллектор-радиометрист Г. М. Шапошникова;

Охото-Кухтуйская тематическая партия вела работы по заверке заявок на небольшие проявления молибденового оруденения и россыпного золота. В работах участвовали: начальник партии И. М. Воинов, геолог Ю. В. Эльтеков, прораб-геолог М. Я. Сапрыкин, прораб-поисковик А. С. Малый, на радиометрии — техники-операторы Б. П. Буряковский и В. П. Шебалин.

Крупномасштабные поисково-разведочные работы в перспективных на полезные ископаемые (полиметаллы) районах вели две партии:

Сибеганская детально-поисковая партия, масштаба 1:50000 — начальник партии Ю. Г. Братухин. геологи П. А. Селезнев, В. Н. Юдина, прораб-разведчик Ю. Н. Трегубенков, на радиометрии: техник-оператор Ф. А. Соколов и старшие коллекторы Л. Н. Войтешко, В. А. Марьясов, на общих гео физических методах (ИЖ, ВЭЗ, магнитометрия): старший техник-геофизик В. П. Гончаров, на топо-геодезических работах: топограф Г. Д. Войтешко;

Верхне-Кондакитская ПСП, масштаба 1:25000 — начальник партии В. П. Федоров, геолог В. Е. Федоров, старший прораб Г. А. Вербас, прораб-поисковик А. А. Грузинцев, на радиометрии: техник-оператор П. В. Моисеев и старшие коллекторы Ю. Н. Колпак, В. А. Стуликов.

На объектах Охотской ГРП с весны 1958 года начала работу Варваринская гидрогеологическая партия, сначала под руководством и. о. инженера гидрогеолога С. П. Чернова, затем — инженеров-гидрогеологов ОН. Шпакова и Г. К. Бакуниной, с участием техников-гидрогеологов (в должности старших коллекторов) Г. Ю. Фейгина, В. В. Чижова, В. В. Стрикова. Осенью 1958 года к составу Охотской ГРП добавились прораб-геолог Ю. Б. Гладенков, геолог Л. М. Лейбова, горные мастера В. П. Шабалин, А. Э. Элла, техник по документации А. Ф. Элла, старший буровой мастер О. С. Морозов.

В течение двух полевых сезонов в пределах Урак-Кухтуйской низменности велись геофизические исселдования одноименной партией под руководством инженеров-геофизиков В. С. Киселева (1957 г.) и В. К. Иванова (1958 г.). Работы были поставлены с целью выяснения геолого-структурных особенностей Урак-Кухтуйской впадины и установления мощности и характера послойного разреза заполняющих ее рыхлых отложений. Работы производились на участках «Кирпичный» (южная часть Кухтуйского месторождения угля), «Варваринка» (разведучасток Охотской ГРП), в сквозной долине междуречья Гусинка — Большой Марекан и по всей низменной части У рак-Кухтуйского междуречья. Для решения поставленных задач, в пределах Охото-Кухтуйского междуречья и на «Варваринке» был применен комплекс геофизических методов: электроразведка (ВЭЗ), грави и магнитометрия, на остальных участках — только метод ВЭЗ. Базировалась партия в трех километрах от а/п «Охотск» (пос. Аэропорт) .

Полевые работы 1957 года были начаты в апреле с грави и магниторазведки и велись с использованием собачьих упряжек до схода снежного покрова, после чего перешли на электроразведку. В южной части Урак-Кухтуйской впадины исследования велись по двум йоперечным к долинам рек (от р. Кухтуй до р. Урак) и одному продольному (от-морского псбереЖья вдоль р. Охота) профилям длиною 35-40 километров, проложенным топо-геодезическим отрядом, начальником которого в марте-апреле был А. В. Городецкий, а затем В. В. Цимбалюк. Топографом — И. И. Печенкин. В 1958 году Цимбалюком и Н. Н. Ивановым были проложены еще два поперечных профиля: от сопки Рассвет и поселка Резиденция через поселок Дуран до реки Урак.

В полевых работах принимали участие: в 1957 году — инженер-оператор Г. М. Новиков, техники-операторы А. С. Амелин, В. А. Майоров, А. А. Санников; в 1958 году инже- нер-оператор Н. А. Ащпалов и техник-оператор Майоров. В камеральной обработке материалов сотрудникам партии оказывали помощь техник-геофизик А. М. Осьмакова и молодые специалисты-геофизики Е. Н. Уракова (вып. ЛГУ 1958 г.) и Б. Н. Филимонов (вып. Горьковского ГУ 1958г.).

В результате проведенных работ были получены данные, позволяющие установить мощность рыхлых отложений в различных частях Урак-Кухтуйской впадины, но расчленить их на литологические горизонты не удалось. Не удались и попытки проследить древние погребенные россыпи золота. Каро таж скважин (комплекс методов КС, ПС, ЭК, ГК), проведен ный на участке «Кирпичный» Кухтуйского месторождения угля, также оказался неэффективным для выделения пластов угля и различных по составу прослоев пород.

В своей работе партия использовала распространенную в 50-е годы геофизическую аппаратуру: потенциометр ЭП-1 (электроразведка), гравиметр СН-3, магнитный вариометр (магнитометр) М-2, радиометрическую каротажную станцию КРЛ.

Во второй половине 50-х годов центральной группой партий ПКЭ интенсивно велись поисково-разведочные работы на строительные материалы в окрестностях Магадана и в бассейне реки Уптар, для нужд строительных организаций города и в связи с подготовкой к строительству аэропорта в районе 56-го километра Колымской трассы.

Начиная с 1955 года, работами руководил геолог (в должности начальника партий) Михаил Григорьевич Орлов. За пять лет упорного труда были разведаны и переданы в эксплуатацию 15 месторождений суглинков, строительного песка, песчано-гравийных смесей, дресвы и строительного камня. В разное время в разведочных работах участвовали: коллектор А. Кульмаметов, геологи А. И. Мамушкина (начальник отряда), П. П. Мамушкин, старший коллектор Г. Т. Буряк, старший буровой мастер А. П. Кузнецов (все в 1956 г.), прораб-разведчик Л. Ф. Шевцов, коллекторы Г. Н. Логинова и А. П. Шураков (в 1957 г.), горный мастер И. П. Мальцев (1958 г.), техник-геолог В, И. Горпинченко (1955-59 гг.), горный мастер А. В. Гарифулин (1958-59 гг.), топографы В. С. Воробейчиков (1955-56 гг.), А. Я, Сокол (1956-58 гг.), В. А. Решетников и Р. П. Лукашкина (1958 г.), К. Афлетунов (1959 г.). В камеральной обработке полевых материалов и в подсчете запасов сырья вместе с сотрудниками партий участвовали геолог-А. Л. Цимбалюк (1956-57 гг.) и техник-геолог С. Н. Васильева (1957-59 гг.).

В 1958 году было положено начало региональным геофизическим работам ПКЭ. В составе Пенжинской экспедиции была организована первая, аэромагнитная партия — Корякская АМП, начальником которой стал инженер-геофизик Л. А. Майков (вып. Свердловского ПИ 1955 г.), прибывший в марте 1958 года из Свердловска. Сотрудниками партии были: геолог В. А. Сизых, инженер-интерпретатор Б. М. Чиков, старший техник-геофизик А. А. Клещев, техник-геофизик Т. С. Соколов, вычислитель И. К. Майкова.  Целевым заданием партии было изучение характера магнитного поля в помощь геологическому картированию и поискам месторождений полезных ископаемых. Аэромагнитной съемкой масштаба 1:200000 была охвачена юго-западная часть Корякского нагорья, включающая Пенжинский, Корякский, Малиновский хребты и разделяющие их обширные низменности—Пенжинскую, Парапольскую и Вывенскую.  Для. ведения работ был арендован самолет АН-2 в 194-ом авиаотряде Магаданской отдельной авиагруппы ГВФ. Из-за организационных неувязок полевые работы были начаты только 1 июня и еще на две недели задержаны неблагоприятной погодой. Партия базировалась в поселке Каменское и использовала находящийся здесь аэродром ГВФ в качестве основного, а также аэродром в поселке Теличики и посадочные площадки, подготовленные геологическими организациями: «Усть-Пенжино», «Ляпанай», «Квуней», «Словутное», «Таловка» и другие. Аэро-съемочные работы велись Комплексной геофизической станцией АСГМ-25, имевшей магнитный и радиометрический каналы, методом обтёкания рельефа. Запись высоты полета производились радиовысотомером РВ-2. Завершились полевые работы 12 октября.

С 1959 года в ПКЭ не стало структурных подразделений в ранге экспедиций. Охотская экспедиция была расформирована, а Анадырская и Пенжинская, получив статус «комплексных экспедиций СВГУ», 1 апреля были отделены от ПКЭ и по окончании полевого сезона перебазированы на территории своей деятельности, соответственно в г. Анадырь и пос. Усть- Пенжино (Первореченский),  часть сотрудников экспедиций была переведена в аппарат СВГУ, ЦКТЭ и другие организации, часть осталась для постоянной работы в Хасыне. В ПКЭ были созданы новые производственные подразделения: группа партий госгеокартирования и поисков, главным геологом которой стал Г. Ф. Гурин и группа нерудных партий, во главе. с М. А. Михельсон. Начальником группы геофизических партий продолжал быть Я. Б. Шварц (с 1957 г.), а и. о. заведующего ГФЛ — К. М. Гришин (с 1958 г.). Территория деятельности ПКЭ уменьшилась с 758150 до 205280 кв. км.

В Охотском районе в 1959 году работали две геологосъемочные партии масштаба 1:200000 и одна геоморфологическая.

Верхне-Гусинская ГСП: начальник партии Е. Г. Песков, геологи М. Ц. Захаров, Р. Б. Умитбаев, молодой специалист-геолог в должности техника-геолога И. М. Эпштейн, прораб-поисковик М. Я. Сапрыкин, старший коллектор-поисковик В. А. Стуликов, промывальщики И. 3. Захаров, В. П. Липатов, на радиометрии — техники-операторы К. Г. Жарихин, Г, М. Шапошникова и рабочие Д. П. Гузнародов, Ю, С. Вахмянин, кладовщик-раздатчик Н. Л. Коробков вела работы в бассейне верхнего течения реки Гусинка и части среднего течения рек Кухтуй и Ульбея.

Партия организовалась с весновкой. Весновочная группа (Жарихин, Умитбаев, кладовщик-раздатчик и рабочий) с основным снаряжением и продовольствием в первых числах апреля была заброшена самолетом АН-2 с Охотского аэропорта на озеро Гусиное, около которого была намечена база партии. Остальные сотрудники партии прибыли на базу 6 июня на вертолете (впервые!). Для передвижения по району работ использовались 40 вьючных оленей, арендованных у колхоза «Красная Звезда» в Ульбее. По окончании полевых работ партия была вывезена вертолетом МИ-4 в Охотск, а 28 сентября вылетела самолетом в Магадан и в этот же день возвратилась, в поселок Хасын.

Гусино-Кухтуйская ГСП: начальник партии И. К. Мухомор, геолог А. В. Волохин, прораб-поисковик И. В. Батуев, два студента-практиканта МГГТ (на радиометрии) продолжала начатые в прошлом году работы на площади листа государственной разграфки, к югу от территории предыдущей партии до морского побережья, включая поселок Охотск.

НемкинсКая ГПП: начальник партии В. П. Федоров, геологи Б. В. Белая (Афраймович), Н. А. Береснев, И. С. Перепанов, прораб-поисковик И. Ф. Федоров, горный мастер А. В. Лелявин, на радиометрии — техник-оператор Г. И. Батрак и старший коллектор В. И. Трибун вела геоморфологические исследования масштаба 1:25000 в старом приисковом районе с целью выяснения закономерностей формирования россыпей золота.

Продолжала работы Охотская ГРП. Ее состав пополнили в этом году зав. МХЧ А. М. Жогло, геолог К. А. Колпак, техник-геолог Ю. Н. Колпак. На гамма-каротаже скважин были заняты Б. П. Буряковский (в августе-октябре), а затем Г. М. Шапошникова.

В Ольском районе, на полуострове Кони и в бассейне реки Сиглан, вели геологическую съемку масштаба 1:200000 две полевые партии:

Бургаулинская ГСП — начальник О. С. Корнев, геолог С. С. Юдин; на радиометрии — техник-оператор Е. П. Казаков и старший коллектор В. П. Шабалин; кладовщик-раздатчик Н. В. Колесников, старший рабочий А. С. Лихвойнен, рабочие Ф. П. Федотов, И. К. Бабцев.

Сигланская ГСП — начальник партии В. Ф. Карпичев, геолрги А. С. Карпова, В. Н. Юдина, старший коллектор (и.о. геолога) В. А. Кожуховский, прораб-геолог (поисковик) А. С. Малый, промывальщик Ю. И. Глухов, техники- операторы (радиометристы) Д. П. Березин, Г. В. Галкина.

Нелегким выдался этот сезон для Бургаулинской партии. В апреле самолетом АН-2 в устье реки Умара была высажена весновочная группа (Казаков и Колесников) с продовольствием и основным снаряжением партии. Остальные сотрудники были доставлены на базу к началу полевых работ. Заброска осуществлялась поэтапно: сначала на автомашине до аэропорта г. Магадана «13 км», затем самолетом до Поселка Ола и далее до устья реки Умара на барже, буксируемой катером.

В качестве внутреннего транспорта использовались четыре вьючные лошади и плоскодонная моторная лодка с девятисильным подвесным мотором «Москва». Весь транспорт был арендован у рыбзавода поселка Богурчан. Основная часть площади полуострова Кони отрабатывалась сухопутным отрядом с лошадьми. Труднодоступные береговые обрывы западной части полуострова от мыса – Таран до мыса Алевина, северное побережье залива Одян и остров Завьялова исследовал морской отряд с помощью моторной лодки. Большие помехи в работе создавали неблагоприятные погодные условия: туманы, дожди и особенно внезапные штормы, из-за которых в полосе прибоя часто затопляло и повреждало лодку и имущество. А при возвращении с полевых работ партия не смогла отплыть с острова Умара. В момент погрузки на катер разыгрался шторм, лодка была разбита, а часть имущества затонула. Пришлось вызывать вертолет, который и доставил партию в поселок Ола. Следующие этапы пути до поселка Хасын партия преодолела теми же видами транспорта что и при заброске в поле.

В группе нерудных партий, кроме Нижне-Уптарской ГРП (на Стройматериалы), были организованы в 1959 году еще две:

Авековская ГРП — начальник партии З. И. Романовский (с августа И. В. Герой, а Романовский перешел в геологи), геолог К. С. Слохов, прораб-разведчик А. Н. Борисевич, техник-геолог А. И. Букреева, техник-гидрогеолог Г. Ю. Фейгин — в течение двух лет вела разведку Чайбухинского буроугольного месторождения, расположенного на западном побережье полуострова Тайгонос, около поселка Большая Чайбуха. Разведка осуществлялась скважинами колонкового бурения, проходку которых вела бригада в составе старшего бурового мастера А. Р. Гайдученко, сменных мастеров Н. Войкова, А. Грековского, О. Й. Даревского, Ермилова, Косарева, Н. И. Леушина, В. В. Малюкова А. Л. Мельниченко, В. Политько, Прокофьева, В. И. Рашихина, М. А. Талалея, Я. И. Федорака. Топо-геодезические работы вели топографы Г. Д. .Войтешко, затем К. Афлетунов; мензульную съемку масштаба 1:2000 — В. В. Цимбалюк.

Предваряя разведочные работы, на месторождении были проведены геофизические исследования комплексом методов: ИЖ, ВЭЗ, магниторазведка. В скважинах, по мере их готовности, проводился гамма-каротаж аппаратурой КРЛ-58 «Ильмень». Геофизический отряд состоял из двух человек: инженера-геофизика (начальника отряда) К. П. Казанцева и техника-оператора П. В. Моисеева.

Арманская ПРП — начальник партии М. Г. Орлов, геолог Н. Ф. Павлусь, прораб-разведчик А. В. Гарифулин, старший коллектор С, Н. Васильева — вела предварительную разведку алунитизированных пород в бассейне ручья Утесный (левый приток р. Армань) .< В следующем году партия продолжила здесь работы новым составом: начальник А. А. Сергии, геолог В. Г. Корольков, техник-геолог А. Н. Аристархов (по окончании МГГТ), старший техник-топограф А. С. Абецедарский, прораб тот же.. В связи с невозможностью посадки на участке работ вертолета, доразведку месторождения алунитов провести не удалось. Были совершены лишь маршрутные исследования для уточнения геологического строения участка и выяснения параметров зон измененных пород и их дополнительного опробования, в связи с тем, что некоторые взятые ранее пробы показали при лабораторном анализе наличие золота. Кроме того, партия вела предусмотренные заданием поиски перлитов в бассейне ручья Аган (верховья Нельканджи), а также горные работы и отбор технологических проб на месторождении известняка по ручью Мукэльчан (правый приток Армани) — соответственно в районе 38 и 100 километров Тенькинской трассы.

В Охотском районе, на территории северной части Ланжинских гор и прилегающей к ним площади Охото-Кухтуйской низменности (старый Охотский приисковый район) работала Кутуйская ГФП: начальник партии В. С. Киселев, техник-геофизик (начальник Отряда) В. А. Майоров, техники-геофизики (операторы) М. А. Клишин, Л. И. Клищина, техник-топограф (начальник отряда) В. А. Кузихин. Перед партией стояли те же цели и задачи, что и в 1957-58 годах.

А в составе Северо-Корякской АМП, организованной СВГУ для продолжения начатой в 1958 году аэромагнитной съемки территории Корякского нагорья, работали начальник партии Л. А. Майков, инженеры-геологи Б. М. Бронштейн, Б. М. Чиков, инженеры-интерпретаторы В. К. Иванов, Е. Н. Уракова, старший техник-оператор А. А. Клещев, техники-операторы В. И. Каморников, Г. С. Соколов, техники-геофизики (вычислители) П. Д. Лучинин, И. К. Майкова, Г. А. Никитина; в составе наземного заверочного отряда — начальник отряда И. И. Мясищев, техник-геофизик Л. М. Ташлыков. Партия базировалась в аэропорту «Каменское» и использовала в процессе работы аэропорты «Гижига», «Тиличики» и Маркове». Камеральная обработка материалов велась вХасыне.

С весны 1959 года до апреля следующего в подчинении ПКЭ находилась группа партий, отделенная от ГРО Омсукчанского ГПУ, но размещавшаяся в Омсукчане. Начальником этой группы партий был Ю. П. Рожков (впоследствии — начальник Омсукчанской КГРЭ). В этот период из Омсукчана в Хасын перешли М. С. Охоткин (начальник Галимовской ГРП СВГУ) — для составления отчета по детальной разведке угольного месторождения, С. М. Плишивый — старшим инженером по «массовым поискам» ПКЭ, И. И. Конколович (вып. МГГТ 1953 гю, техник-маркшейдер) — маркшейдером Охотской ГРП, И. А. Стекольщиков — зав. спектральной лабораторией ПКЭ.

В 1959 году произошло большое и важное для изучения земных недр Северо-Востока событие. Институт физики Земли АН СССР пробил по программе Международного геофизического года исследование глубинного строения земной коры по профилю Магадан-Средникан, проложенному вдоль Колымской трассы, методом глубинного сейсмического зондирования. Работы выполняла Охотско-Колымская сейсмическая экспедиция под руководством представителя СВГУ Я Б. Шварца. От ПКЭ в работах принимали участие геолог К. А. Колпак, геофизик Г. В. Воинова, начальник топоотряда Ю. Т. Плотников, топограф Р. П. Лукашкина. в качестве фотолаборантов—Л. Б. Огородова (Голнонко) и Н. М. Ушакова.

С 1959 года полевые партии ПКЭ стали оснащаться радиостанциями типа РПМС. Радиостанция экспедиции до 1958 года размещалась в домике на окраине поселка (ул. Геологов, 43, дом Омаровых) а затем в геологической камералке.

Автор: Токарев Анатолий Яколвевич

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *