Стык и мост

Особенности проектирования

Если бы не трасса, посёлка Палатка не было бы. А зачем его здесь строить – ни золотого месторождения приличного нет, ни площадей под картофельные поля? (Мне могут возразить, что, дескать, месторождение «Вероника» как раз рядом и есть. Но оно открыто значительно позже, да и насколько рентабельно – до сих пор не ясно). Я вам больше скажу: поселок наш появился в силу бюрократических особенностей проектирования Колымской автодороги. Так получилось, что для ускорения строительства весь будущий путь трассы заранее разбили на участки.

Проектирование Колымской трассы проходило в режиме «штурм унд дранг». Сама идея создания шоссейной дороги, связывающей бухту Нагаева и реку Колыму в ее судоходной части была официально изложена в 1931 году в книге «Пути связи и снабжение Колымско-Индигирского края», изданной в Иркутске. Приведу цитату из этого труда.

«Нагаевская дорога должна быть оборудована для круглогодичного движения. Высказываемые иногда соображения о возможности на первые годы остановиться только на устройстве зимника мы полагаем неприемлемыми… Намечающийся грузооборот вполне достаточен для постройки шоссе. Только в этом случае будет достигнуто коренное изменение условий снабжения и связи Колымско-Индигирского края… Построив обеспеченную, нормальную механизированную дорогу от бухты Нагаева на судоходную Колыму, снабдив ее достаточными перевозочными средствами, создав речной транспорт на Колыме и Индигирке и обеспечив Северный морской путь рациональными конструкциями флота и необходимыми организационными мероприятиями и, наконец, элементарно оборудовав зимники, волоки и подъездные пути к рекам, мы обратим каждый уголок далекого Колымско-Индигирского края, находящегося сейчас на недоступном «краю света», в район, близкий к портам, близкий к центральным районам Союза. Раз и навсегда будет покончено с его отсталостью. Из района «длящегося народного бедствия», требовавшего беспрестанных дотаций и безрезультатных вложений со стороны государства, край обратится в область советской стройки, советской культуры».

А уже 8 февраля 1932 года, всего через четыре дня после прибытия в бухту Нагаева первой экспедиции Дальстроя, был организован строительный отдел под руководством П. Будзко. Его заместителем по дорожному строительству стал С. Богданов, прибывший в бухту Нагаева ранее. Весной 1932 года в тайгу отправилась та самая экспедиция дорожников-изыскателей под руководством В. Кузнецова, о которой не к месту вспомнил П. Бабкин, автор «Кто, когда, почему?».

Перед С. Богдановым была поставлена титаническая задача – за три месяца подготовить планы, сметы и чертежи, необходимые для развертывания последующих летних работ. С. Богданов разделил планируемое строительство дороги от бухты Нагаева до Элекчанских озер на два участка. Первый строительный участок (в составе четырех дистанций) охватывал расстояние от бухты Нагаева до 104-го километра, второй (в составе трех дистанций) – от 104-го до 182-го километра. Каждая дистанция также делилась на три равных пункта, а общее строительство предполагалось вести в две очереди. Первая очередь – рубка просеки, корчевка, снятие растительного слоя и водоотводы в заболоченных местах. Вторая очередь – земляные работы, временные мосты.

На практике в этот план были внесены коррективы – к лету 1932 года в бухту Нагаева не было доставлено требуемое число рабочих-заключённых. (План предусматривал 3600 зэков, на деле привезли около 200 человек). В связи с этой корректировкой стык между участками строительства Колымской трассы сместился чуть ближе к побережью – со 104 километра до 90-го.

Изыскания и проект первого участка – от бухты Нагаева до реки Палатка – выполняла группа под руководством инженера М. Карпова, а одновременно от реки Палатка и до того места, где позднее возник поселок Стрелка, – группа инженера И. Семенова. По-хорошему, нам бы памятник этим инженерам поставить – как отцам-основателям, пусть и невольным.

05«Стык», образовавшийся между проектными участками на 90-м километре, автоматически становился перевалочным пунктом для строителей. Это сейчас мы представляем Дальстрой, как структуру, нацеленную преимущественно на добычу полезных ископаемых. Однако в первые годы существования, вплоть до 1936 года, основной задачей Дальстроя было создание системы связи приисков с транзитными пунктами на морском побережье. Постепенно формирующиеся дорожно-строительные подразделения треста в этот период располагали основным количеством рабочей силы и инженерно-технического персонала. Одновременно именно в дорожное строительство направлялась подавляющая часть капиталовложений по Дальстрою.

Это хорошо показал в своей монографии известный историк А. Широков. В 1932 году на автодорожное хозяйство было направлено 30,8%, а на золотодобычу – 20,3% всех выделенных тресту средств; в 1934 году соответственно – 32,7 и 21,2; в 1935 году – 36,6 и 23%. И лишь начиная с 1936 года доля капиталовложений в добычу золота увеличилась, составив 31,4%, тогда как ассигнования в дорожное строительство сократились до 23,4%.

Внимательный глаз старого палаткинца, конечно же, обратил внимание на одну нестыковку. Автор пишет о 90-м километре, а нынешняя Палатка ведь стоит на 81-м, если считать от Магадана. Все правильно. Ведь сокращая объем грунтовых работ, дорогу вели, следуя рельефу местности, поэтому трасса до сих пор имеет много криволинейных участков. С годами кое-какие участки «спрямили», вот и количество километров от областного центра до Палатки уменьшилось.

Впрочем, надо заметить, что на момент строительства трассы в документах границы участка на берегу реки Палатки несколько «плавают». По всей видимости, зимой 1932 года хозяйство 1-го дорожного участка располагалось не компактно, а в пределах четырехкилометрового отрезка – от 86 км до 90 км. В частности, такое положение отмечено в приказах по Дальстрою от декабря 1932 года. Этими приказами Э. Берзин приказал организовать санитарные части для медицинского обслуживания лагерей. На базе 1-го дорожного участка начальником санчасти был назначен лекпом П. Ла- дур, а распространялись его полномочия на условные границы 86-90 км. (Ладур, таким образом, является самым первым в истории палаткинским медработником – уровня современного фельдшера). В общем, ситуация, знакомая и по сегодняшнему дню – когда строительство или реконструкцию дороги ведут определенными участками, технику и вагончики дорожников можно встретить вдоль довольно протяженного отрезка.

Первый дом

Позволю себе привести большую цитату из статьи историка А. Козлова, который, в свою очередь, цитирует интереснейший первоисточник.

«Снег вблизи Нагаева, – отмечал … начальник Управления дорожного строительства этого государственного треста В. Гассельблат, – лежал еще в начале июня, а на трассе дороги в глубине тайги даже в конце июня приходилось иметь дело со снегом. До приезда организованной рабсилы (з/к) и кадров… в июне на линии дороги было незначительное количество рабочих (223 ч.) и малое количество административно-технического персонала (23 ч.), в том числе и работников изыскательских партий. Ввиду особенно острого недостатка в младшем техническом персонале к началу сезона были организованы курсы дорожных десятников, в результате коих было выпущено 28 человек, распределенных затем частью на дорожное строительство, а частью на изыскания. До половины июня месяца, т.е. до поступления первых партий рабочих (з/к), производились работы по рубке просеки для трассы, устройство в особо мокрых частях временных сланей из покатника, постройка нескольких жилых зданий и склада на 152 км, начата постройка дома дорожного мастера на 90 км и велись работы по заготовке леса и рубке ряжей для моста через реку Палатка на 90 км. Причем, почти весь июнь месяц и часть июля сильно мешали дожди».

Если приведенную цитату внимательно прочесть, то наши представления о первом сооружении в поселке меняются. Известно, что день рождения Палатки привязан к открытию моста через реку. Так решили местные власти, когда готовились отмечать 60-летие поселка в 1992 году. Это было первое помпезное празднование круглой даты, так как в советское время день образования поселка не отмечался народными гуляниями. И вот, когда возникла мысль праздновать день рождения Палатки, выяснилось, что достоверных данных о строительстве первого здания нет, но документы об открытии моста в июне 1932 года в архиве сохранились. (В 2012 году я попробовал эти документы разыскать, но не преуспел – в районном архиве их уже не было – вроде бы, передали в областной).

Произвольным решением день поселка решили отмечать сначала 15 июня (решение 1991 года) потом сдвинули на 14 июня – совпадало с воскресеньем и было привязано к удобству приёма делегации из США. Позднее день рождения посёлка стали праздновать 12 июня, совместив его с государственным праздником – Днём России.

Однако, если внимательно прочесть записку Гассельблата, то мы поймем – уже до сдачи в эксплуатацию моста на месте будущего посёлка стоял некий «дом дорожного мастера». Ведь когда дом начали строить, для моста только заготавливали материал! И, кстати, дату рождения посёлка надо бы отнести на вторую половину июня 1932 года – в середине месяца постройка дома была только начата. Где находился «дом дорожного мастера» – сейчас даже гадать сложно. Очевидцев его строительства, увы, нет уже в живых. Есть, конечно, надежда, что где- то когда-то всплывет какой-нибудь документ. Вот тогда сможем детям показывать, откуда есть пошел град наш.

Причем, свидетельство В. Гассельблата я лично сомнению не подвергаю. Этот человек происходил из старинного шведского рода, который дал России много талантливых инженеров. Потомственный технарь- аристократ просто физически не мог спутать сроки сдачи объектов, даты и километры.

К концу 1932 года строительство дороги на участке от бухты Нагаева до реки Палатки было завершено лишь в виде зимника. Это обстоятельство очень важно. Именно на берегу реки Палатки был создан перевалочный пункт для дальнейшего «рывка» вглубь Колымы. Для круглогодичной эксплуатации участок дороги Магадан-Палатка был открыт к 1 августа 1933 года.

А. Козлов, будучи старшим научным сотрудником областного краеведческого музея, в 1992 году по просьбе редакции газеты «Заря Севера» занимался изысканиями в архивах, фиксируя все цитаты, касающиеся истории поселка Палатка. Он, в частности, разыскал отчет за 1933 год, где сказано следующее. «В отчетном году были использованы следующие механизмы: экскаватор фирмы «Рансон-Рапир» – на отсыпке подходов к мосту через речку Палатка и регуляционных работах русла той же речки.; один паровой каток – как двигатель механической мастерской и электростанции до 90 километра». Приведенный отрывок, кстати, несколько размывает миф о том, что Колымскую трассу строили сплошь и исключительно «лопатами и тачками». Как видите, механизация отдельных видов работ присутствовала. Хотя в процитированном фрагменте каток используют явно не по назначению…

Любопытно также, что уже первые мостостроители столкнулись со своеобразным капризным нравом реки Палатки. Потом руслорегулирующие работы здесь приходилось вести постоянно, вплоть до нашего времени, так как иначе подтопление от наледи грозило всем постройкам вокруг. (Жители улиц Клубной и Короткой поймут, о чём я).

06В официальных документах Дальстроя первых лет существования тут и там встречается название «поселок 90 км». Слово «Палатка» относится только к реке. Вот, например, примечательная инструкция, подписанная самим Э. Берзиным в феврале 1933 года. Она касается порядка перевозки пассажиров по трассе. «Выделять одну машину в колоннах, багаж на руках не более 50 кг, на каждой машине предоставляется не более 11 мест. Нуждающимся пассажирам предоставлять тулупы и ичиги. Машина следует до 90-го км, где происходит пересадка на другую, которая следует до 152-го км. От 152-го км до Эликчана продвижение происходит конными транспортами, заранее подготовленными к приему пассажиров». Дальстроевская привычка называть поселки километрами, сохранилась до наших дней. Вспомните, как мы, не задумываясь, произносим «Стополста» или «Двадцать третий»? Однако же, в разговорной речи постоянно употреблять числительные – скучно. Вот, видимо, работяги и начали вместо длинного и неудобного «девяностый километр» произносить короткое и ясное – «на Палатку». В том смысле, что «я еду в населенный пункт, который стоит на берегу реки Палатка».

И когда в 1936-1937 годах уже освободившийся от дорожной повинности Дальстрой принялся обустраивать возникшие поселки, когда возник первый генеральный план того населенного пункта, в котором мы сейчас живем, то и официальное название долго подыскивать не пришлось. В разговорной речи оно уже существовало.

Вечный мост

Есть такая умозрительная красивая теория, что цель основания города сказывается на всей его дальнейшей судьбе. Поясню на примерах. Петербург изначально планировался, как имперская столица. Он таковой и остался спустя триста лет. Прекрасный высококультурный город с космополитичной архитектурой. Москва образовалась на месте торговой точки, базара. Ну, тут и комментарии излишни. Владивосток задумывался, как морская крепость. Он и сейчас так выглядит – горбатый, неприступный город, постоянно находящийся в осаде внешних обстоятельств. Или возьмем Екатеринбург, построенный на месте нескольких заводов. Он и сейчас город-завод, вполне пролетарский, несмотря на потребительский лоск последних лет.

Как в свете подобной теории выглядим мы?Очень даже замечательно. Палатка – мост и стык. Мост между морским портом и горнодобывающим краем. Судьба наша – постоянный транзит. Но без моста все движение остановится, жизнь в области замрет. А значит – жить нам вечно. Кстати, Магадан вообще задумывался, как склад. И ничего, в порядке.

И еще одно замечание. Взрослые читатели наверняка помнят тот ажиотаж, который поднялся, когда выяснилось, что в американской Флориде существует город с названием, совершенно похожим на наше. Ну, помните же шумное общество «Палатка, СССР – Палатка, США»? Не буду сейчас подробно останавливаться на истории этого общества и бесславной его кончине, это не входит в задачу автора. Но вот что интересно. Название американской Палатки происходит от слов из языка индейского племени Тимукан. В литературном переводе на русский язык это слово означает «перекресток лодок». В общем, наши люди.

 Автор: Засухин Павел Александрович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *