Детство на Стрелке

Посёлок Стрелка. Слева Маргарита Руденко с сыном.

Посёлок Стрелка. Алексей Руденко со своей мамой – Маргаритой Руденко.

Кто родился на Стрелке, тот был сразу поцелован Богом в макушку. Первые ощущения пространства — это камни, сопки, лес, река, мороз и солнце. Люди и хлеб, намазанный сгущёнкой, который дал откусить Валерка Зитер.

Вот бегу, скачу, машу руками, а на встречу в горку поднимается Мария Стороженко. Улыбается и говорит: «Лёша стой, ты куда бежишь?». Я задираю голову и стою, оторопело, я сам не знаю, куда бегу. Мария улыбается и, нагибаясь, достаёт яблоко из ведра. Смеясь, даёт мне в руку яблоко, гладит по голове и говорит: «Давай беги Лёша».

Ура! Есть первый трёхколёсный велосипед. Всё, я в фаворе улицы! Уже втроём на одном несёмся под горку. Толя сидит на руле Валера, раздвинув в ширину ноги, сидит на сидении. Я стою на задней оси, вцепившись в Валеру. Орём: «Ура!» Наше ура диссонирует от вибрации трёхколёсного костотряса.

Заводятся первые деловые дружеские отношения, строятся планы. Прощай песочница — это удел хозяйственных девчонок. Май, весна, ручьи несутся, заполняя кюветы трассы. Самое время пускать кораблики. Посёлок как муравейник от детей. Где какая лужа — надо проверить глубину. Вода холодная, резиновые сапожки сжимаются под край. Итог один и тот же — бац и готово! Хорошо, если ещё попа осталась сухая. Несусь переодеваться. Ух, студёно! Равнозначная забава — это строительство плотины. Плотина дело коллективное, каждый занят — сопит, творит, наращивает высоту. Ура, прорвалась и  показала свою силу вода! Оживают мотоциклы, несёмся, нюхаем дым, просим прокатить. Удача сопутствует нам.

Посреди посёлка есть необычное поле — примерно 150 х 150 метров. Покрыто оно сопревшими опилками и корой лиственниц, раньше сюда свозили пиленый лес. Его шкурили, обтёсывали и строили дома предприятия в посёлке. Часть древесины сортировалась на изготовление столбов связи и электричества. Некондиция шла на отопление посёлка. Идеальное место для игры в лапту, штандр, вышибалу и футбол. Падай, кувыркайся — ничего с тобой не случится. Как говорится, место встречи изменить нельзя! Всё там! Все под присмотром старших ребят. Зимой там ставилась Новогодняя ёлка. Кое у кого сохранились фотографии, где с мётлами стоят школьники, которые чистили каток под ёлкой. Зимний вечер, мороз, стоишь под ёлкой, а на торце двухэтажки, что на горке, горит красными лампочками надпись: «СЛАВА КПСС!» Визитная карточка посёлка.

Подрастаем и пересаживаемся на «Школьники», «Орленки» и «ЗИФЫ». Манят нас дальние дали. В мае ещё в лес не пойдёшь — снег глубокий и мокрый. В посёлке уже не интересно, по кличу: «Айда! На аэродром», крутим педали в первые дали. Необычно далеко — три километра, ноги устают, а ребята постарше уже далеко впереди. Приехали, зашли, все изведали и поковыряли. Разжились грифелями из батареек под телефон, ими можно будет рисовать на стенах домов. Оценили поляну — ух хороша! Теперь это наши владения!

13 апреля 1961 года. Я ещё в детском саду. В этот апрельский солнечный день был дома. Жили мы в двухэтажном доме на горке, крайние окна слева, первый этаж. Кто понимает — окна ближние к школе. Так вот, сижу дома, чем-то занимаюсь и чувствую, что-то там за окном, творится. Носятся мои друзья-школьники и что-то орут! Выбегаю узнать, что за ура такое? Валера Сергеев объяснил и просветил — ура, мы в космосе! Передали по радио, нам позвонили в школу. Потом позже рассматривал газету, вглядывался в первого космонавта Земли.

Июль 1961 года. Пошёл гулять на улицу искать своих друзей — моих нет, что за дела? Блеснула мысль проверить штаб у Кокорина. Точно, они там — Валера Сергеев, Саша Кокорин и Юра Безденежный. Разложились, рисуют белой краской на красном флаге, выводят число 1961. Получился эффект, что число можно было читать вверх ногами. Флаг до меня уже решили водрузить на «Пику», это сопка наша очень характерная. В районе водокачки сначала по уже дряхлому подвесному мосту перешли основное русло реки Герба, потом прыгали с разбегу через мелкие рукава. На сопку мы поднимались по правому северному склону. Склон крутоват, ну и отстал маленько, зато навыки альпиниста на четвереньках приобрёл. Добрался, на вершине основанием флагштока служила прогоревшая наполовину лиственница. Вместо флага, висела майка какого-то гуляки. Мы водрузили флаг 1961 и чувство было как в писании — «И это было хорошо». Хлопанье флага, шум ветра, чувство необъятного простора, можно даже попытаться увидеть Москву. Солнце заливает Стрелку, она как на ладони. Так вот ты какая Родина, запомним! Нет, не поеду я смотреть пирамиду Хеопса. Наша «Пика» круче!

19 мая День всесоюзной Пионерской организации. Идём в школу нарядные по форме — костюмы белые, рубашки пионерские и галстуки. Ночью ещё подмораживает, так что перед школой раздаётся хруст льда замёрзших луж. Девчонки те наряднее — в коричневых платьях, сверху белые школьные фартуки с кружевами. Причёски украшают белые банты. Уроков нет! В школе настраивается на волну Пионерской зорьки радиола. Идёт мелодия Пионерской зорьки и звучит поздравление! Четвёртый класс вяжет пионерские галстуки вновь принятым пионерам из третьего класса, звучит Пионерский призыв: «Пионер в борьбе за дело Ленина будь готов!» Пионеры отвечают: «Всегда готов!» В школе объявляют построение на демонстрацию. Барабан задаёт ритм, трубит горн. Шагом марш! Идем по Стрелке шумя и трубя. Приветствуем прохожих, знаем всех, пионерским салютом. Те в ответ улыбаются, смеются, приветствуют нас. В их глазах, улыбках умиление, ведь они смотрят на нас как на стаю бесшабашных воробьёв. Мы идём на стадион, там нас ждёт раскрашенная извёсткой линейка и пионерский костёр! Зажигаем костёр, поём песню: «Взвейтесь кострами синие ночи! Мы пионеры — дети рабочих». Идут соревнования, игры, и подходит гвоздь программы: отыскание по стрелкам, уложенных на местности, ящика конфет. Конфеты оплачивает комитет профсоюзов. Затариваемся конфетами и идём в клуб, там нам показывают сборник мультфильмов. Праздник удался, не забудешь, пионер!

Подружился с Володей Краснослободцевым, возле его дома собирались и играли в прятки. Фантазия, как спрятаться, зашкаливала. Самой значительной среди детворы была игра лапта. Начиналась она с урока дипломатии. Я выбираю — кричал лидер. Другой кричал — я выключаю, тоже хорошая должность (как бы судья, который мог вмешаться в набор игроков). Лидеру хотелось набрать лучшую по способностям команду, а тот, кто выключал, требовал справедливости в наборе. Шёл торг — у одних способности преувеличивались, у других — приуменьшались. Это скажу вам — искусство. В итоге строились по росту и неважно, какого ты пола. Делились на первый и второй. Поле было прекрасное — носились, развивали спринтерские качества и навыки в ловкости, уворачиваясь от мяча. Хорошо если поймал свечку, а больше ценился хлёсткий удар битой. Если после такого удара мяч улетал за трассу к дому Коли Мандрика, то команде в поле приходилось попотеть.

1 июня. Начинала работу детская оздоровительная площадка. У Любы Кисельчук было день рождения, значит, ей и первой подымать флаг на флагштоке. Погода располагала, грело солнце. Сопка просохла, поднялся пахучий стланик и распустились лиственницы. Золотились на вербах и чазении, уже с пыльцой, почки-барбариски . Пах багульник и семействами цвели фиолетовым цветом подснежники. В этот день площадка шла за мост и покоряла Пику. В школе одна классная комната отдавалась под раскладушки, другая под занятия по интересам. Читали нам книги и играли в третьего лишнего. Ходили смотреть в клуб кино. Был железный конструктор, крутили диафильмы, а потом дружно шли в столовую. Детсадовскую сопку тоже не забывали.

К 10 июня вода в Гербе спадала, и мы просились порыбачить на мост. В школе оставался вожатый с теми, кто не хотел идти на рыбалку, а учитель шёл с нами. За опорами моста, ниже по течению, из больших валунов была построена дорожниками дамба во всю длину моста. Образовывался водопад с полметра, а под водопадом — яма. Весной, в мае — начале июня, рыба поднималась на нерест и в этой яме собиралась для броска через водопад. Вода от водопада пенилась, мы не видели рыбу, и она нас тоже. Сплошная рулетка везения. Рассредоточивались по дамбе и удочками на шитика ловили хариуса. Очень редко попадались другие породы рыб, такие как ленок, налим, каталка, серюк, усатики и даже гальяны. Наверное, им деваться некуда было от наших удочек. Рыба была небольшая,крупняк уже давно прошёл выше по течению. Рулетка работала — кому-то везло, кому-то нет. Азарт удачи воспитывал новых рыбаков, а рыбацкие мечтания доводили до изнеможения!

По другую сторону моста образовался плёс с глубокой обширной ямой. Там мы купались, учились плавать, переплывая с берега на берег. В отпуске на день рождения уговорил отца купить мне ласты «Русалка» маленького размера. Освоил их и прикинул, что в них можно легко научиться плавать. Едем с отпуска, ласты в авоське, а отец смеётся. Все с отпуска везут фрукты, а мы ласты везём в Магадан. Дело прошло так хорошо, что я даже не знаю, сколько поколений на них научилось плавать на Стрелке. Передавались они от одних к другим. В месте купания существовал входной билет, ребята постарше следили, чтобы вновь прибывший прикатывал баллон — это закон. Благо баллонов возле баллонки и по трассе было тьма. Покряхтишь, подымешь на ход, толкнешь и только подталкивай его,  чтобы он не завалился. Бежишь метров четыреста и сталкиваешь по тропинке к месту купания. Баллоны горели, жарко камни стреляли. Мы жарились возле них, отогревались и сохли. По команде: «Ну что, вперёд?!» Разбегались и ныряли, выныривая, делали четыре взмаха руками и уже выскакивали в лесок на том берегу. Там не застоишься, такой дубак после воды. Ныряем обратно и к костру скорей. Если девчонок нет, то выжимали трусы, так просыхали быстрей.

Площадка заканчивалась на вторую смену уже никто идти не хотел, да и подходила другая пора. Родителям нужны руки в собирании ягод и грибов. Первая жимолость шла в сбор 17 июля, у каждой семьи били свои фартовые полянки. В последние недели августа начинался сбор королевы ягод  —  брусники и грибов маслят. Хорошо ловилась рыба и вялилась на чердаках. На любителя заготавливалась шишка кедрового стланика и шиповник. Прекрасная пора — август на Колыме! И про голубику, наш колымский виноград, не забывать!

На полке заготовителя в магазине можно было сдать ягоду на 50% от стоимости желаемого товара. Друзья мои Алик и Боря Кариевы, упорные ребята, собрали нужное количество ягод и купили фотоаппарат «Восход».

Вспомним о зиме из раннего детства. Горки и санки были основным видом развлечений. Чем дальше уехал и скатился. Чем выше развил скорость, тем круче миг победы над собой. Володя Краснослободцев научил меня приёму — отходишь от места старта и разбегаешься, держа санки в руках, потом на них падаешь. Стартовая скорость отличная, уезжаешь дальше. Бежим падаем на санки и кричим: «С дороги, куриные ноги!». Горка работает, детей много, кричим, чтобы подымающиеся посторонились. Всей детворой раскатывали горку так, что водовозка не могла подняться. Дядя Володя Стороженко давал команду и появлялся Прохор (поселковый конь). В санях лежал шлак и его разбрасывали на нашу саночную трассу. Перебирались мы на Козлову горку — склон там круче, но внизу много карликовой берёзы и ивняка. Да, это не было не то, шли на нашу центральную горку. Скрипя алюминиевыми полозьями по чуть-чуть превращали её в исходный вариант. Через неделю снова появлялся Прохор и рассыпался шлак, но мы позиций не сдавали. После метелей и снегопадов рыли пещеры обустраивали их. Прыгали в снег с эстакадной траншеи, по ней подавалась горячая вода для отопления домов на горке.

В годы попозже были великие победы нашего хоккея. Мы освоили эту игру, правда играли в валенках и с мячом. Клюшки делали из кривых веток вербы. Чемпионат мира проходил во время весенних каникул. Играли мы на Среднеканской трассе, возле дома Кариевых. Елена Петровна, мама Алика и Бориса Кариевых, была страстной болельщицей. Мы играли, а она, приникнув к приёмнику, слушала репортаж Озерова. Выбегала и кричала нам: «Наши забили гол, счет 3:2, мы ведем!» «Ура!» — кричали мы, хоккей становился для нас чем-то родным. Наши реки имеют свойства зимой образовывать большие площади наледей. Повзрослей, уже на коньках, выбрав наледь посвежей и поровней устраивали хоккей для души.

Каждому ребёнку на Стрелке приходилось пройти крещение интернатом. Скажу так, в младших классах тоска. В старших уже ничего, терпимо. В десятом классе — просто прелесть! Самые лучшие каникулы на Стрелке — это когда закончил девятый класс. Попробую описать состояние, когда едешь на каникулы. Интернат заказывает автобус. Мы, кто уезжает, сидим на низком старте и тоскуя вглядываемся в окно — где он там, наш автобус, ну скорее бы. Шум, ага, приехал! Горохом очумело сыпимся с этажей, перепрыгивая через всё, что на пути. Набиваемся в автобус — проверяют отставших. Все на месте? Тогда вперёд! Первая остановка — Палатка, вторая «Сто полста». Уже темнеет, подъезжаем к повороту на Талую, здесь выходят тальские. В автобусе становиться свободнее, поднимаемся в перевал и несёмся к Мякиту. На Мяките вышли соседи-друзья, следующие мы. Гоним, вот прошли мякитские горки и дорога уходит вправо к нулевому. Проходим зигзаг восемнадцатого, поднимаемся в горку Красной речки. С горки уже можно увидеть огни Стрелки, вот она родная, манит родительским теплом! Ух ты, проскочили Немичан, ещё чуток и привет «Третьему километру». Вот гремит, радуя душу, наш деревянный мост. Всё, прямая и финиш! Идёт шумный сбор десантников. Десант готов! Открывается аппарель, и мы падаем в объятия родных. В ногах крутится, визжит, фыркая и скуля собака Шарик. Всем видом показывая: «Я понял, это он! Дайте, я тоже хочу его лизнуть!»

Надо, конечно, вспомнить и сказать о тех, кто был рядом. Которые участвовали в воспитании и формировали наше мировоззрение.

Дядя Вася Кисельчук, наш сосед. Всегда остановит, расспросит, как жизнь как дела, что думаешь делать. Не пройдёт мимо, покажет, как надо умело топором затачивать нос корабля. Научил вязать леской крючки и как правильно сделать мушку для рыбалки. Отрегулирует мопед, мотоцикл, даст совет. Интересно и познавательно было слушать его рассказы. Брал на первые рыбалки и дарил первые удочки. Не сомневаясь ни на миг, пошёл к нему проситься на работу на электростанцию.

Дядя Володя Стороженко. Был всегда на виду. Мы растём, а он посёлком заправляет. Жизнерадостный такой, большой, крепкий, громогласный. Купили мне ружьё, 20 калибр, а патронов к нему не достать. Он как-то разузнал от этом, отвёл меня в сторону и шепнул: «Приходи, у меня есть». Был я тогда в шестом классе. Спрашиваю: «А вам то они зачем?» Отвечает: «С патронами бывает напряжёнка, а отрежь папковую гильзу от шестнадцатого, насаживаешь на двадцатый и можно стрелять». Спросите — зачем пацану ружье? Пацан-то рыбак, бродит по рекам, а там медведи встречаются. Хорошо бог миловал — ни я их и не они меня.

Дядя Коля Мамонов. Наша гордость — футболист. Как рванёт по краю, Стрелка кричит — Коля давай! По жизни такой серьёзный деловой, но, если подслушать в компании, когда взрослые отдыхают. Пел такие частушки под гитару. Что… ну что, это народный фольклор. Любил собак, были у него собаки Кент и Буян, ходил с ними на охоту. Пацаном пошёл я к нему узнать, что за порода моей собаки. Ну, конечно, говорит дворняга, а так больше похожа на понтера. Ух ты, думаю с такой породой собаки, как у меня, всех переловим. Уже взрослым приехал я на Стрелку. Смотрю, сидит дядя Коля на лавочке возле своего дома. Подсел к нему, так покурили, поговорили.

Дядя Саша Васильев. Баянист. Летом, когда концертов и праздников не было, дядя Саша ударялся в рыбалку. Я уже подрос и мог носить резиновую лодку. Куда мы с ним только не забирались. Чаще всего на машине спецсвязи нас довозили до 27 километра омсукчанской трассы, откуда мы пешком поднимались вверх по Буюнде до Лакланды, а потом сплавлялись по Буюнде, облавливали все понравившиеся места.

Елена Петровна Кариева. Как мама — она уникум. Любила очень читать. Готовила нам салат лук зелёный с редиской и маслом, приговаривала: «Вы мужики, вам надо — ешьте». Работая в диспетчерской, садила нас на попутки, отправляя в интернат. Вообще с ней было хорошо, но больше всего меня удивило то, что, когда она ехала к сыну Алику в армию, то заехала ко мне в Хабаровск. С КПП звонят — к Руденко приехали. Я честно удивился, пошёл в недоумении, а там тётя Лена родная. Дали мне увольнительную на четыре часа. Накормила, рассказала новости и спросила — что в часть ребятам возьмёшь? Купила нам четыре лимонада и целый противень пирожков. Через несколько дней опять звонок с КПП — к Руденко приехали, опять дали увольнительную на четыре часа. Тётя Лена привезла от Алика привет и три мотоциклетных шлема. Алик уже поделил,  два жёлтых — это мне и Борису, а белый с козырьком — ему. Накормила, затарила меня лимонадом и пирожками. Спрашиваю её — ну как же так вот, взяли и заехали ко мне? Отвечает: «Да ладно Лёша, ты для меня как сын».

Дядя Карым Гельды. Охотник и рыбак, по характеру — золотой человек! Одаривал нашу семью куропатками. Было у него диковинное ружьё «Зимсон». Помню, как слушали его знаменитый рассказ о том, как он, будучи в увольнительной, победил в стрельбе в тире. Собрался народ и стрелял он на спор, как бы, защищая честь солдатскую. В конце рассказа сдвигал вытянутые три пальца и, проводя перед нашими заворожёнными глазами, говорил: «Представляете, когда пошли смотреть мишени, то увидели, что мои пули попали одна в одну!» Мы были горды за него, словно это наша победа тоже. Если были нужны патроны, приходил к нему. Он ставил табуретку возле дверного проёма от кухни в комнату. Поднимался, раздвигал шторки, там хранились его охотничье припасы, и одаривал патронами. Во время встречи в первый день каникул улыбался, обнимал меня, стучал по спине и говорил: «А дранка!» Вот такие люди, как их забудешь!

Друзья и подруги, жители посёлка Стрелка не обижайтесь, если кого-то не упомянул. У меня стояла задача не перечислять ВАС всех. Просто я хотел сделать канву духа нашего посёлка. Я знаю, что вы были всегда рядом!

Автор статьи Алексей Руденко.

Детство на Стрелке: 2 комментария

  1. Спасибо огромное за рассказ о моей Родине. Особое спасибо за теплое воспоминание о моём дедушке Коле Мамонове.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.