Ханькан Константин Алексеевич

Чтобы писать о Севере, его нужно полюбить.

«Затерянные на окраине планеты, на краю ее нетающей ледяной оторочки, жили люди, создавшие по-своему высокую и неповторимую культуру. Всё: жилище, пища, способ хозяйствования, орудия труда, уклад жизни, сказки и легенды, язык, философия, религия – все было направлено и приспособлено к той жизни, которая досталась северному народу».

Ю.С. Рытхэу.

Литературу Северо-Востока можно смело отнести к одному из многочисленных притоков советской многонациональной литературы, являвшемуся органической частью искусства соцреализма, со своей художественной спецификой, своим колоритом, обусловленный образом жизни и характером труда людей сурового края.

Русская художественная проза о Севере – явление интересное и многообразное, вобравшее в себя творчество многих «хороших и разных» писателей. В течение многих десятилетий этот суровый и романтический край дал советской литературе Владимира Тана-Богораза, Тихона Семушкина, Николая Шундика, Николая Максимова, Юрия Васильева, Петра Нефедова, Олега Куваева, Альберта Мифтахутдинова, Владимира Леонтьева, Юрия Рытхэу, Виктора Келькута, Юрия Анко, Антонину Кымытваль, Владимира Тынескина, Зою Ненлюмкину, Анатолия Пчелкина, Владимира Христофорова, Евгения Рожкова, Геннадия Ненашева, Александра Бирюкова, Виктора Кузнецова и других прозаиков и поэтов, самобытных и интересных художников слова.

Творчество писателей, которые в своих произведениях знакомили своего читателя с традициями, материальной и духовной культурой, историей жизни коренных народов Северо-Востока России, всегда было и остается по-своему интересным и актуальным явлением. Тем более, когда на сегодняшний день важными и острыми темами являются глобальные процессы освоения территории планеты, ведущие часто к исчезновению культуры, языков и безликой ассимиляции многих народов.

Жизнь оленевода состоит из непрестанной работы и редких праздников. Море серое и неприветливое, тундра ровная, однотонная, сопки лысые и бесцветные. Таким увидит Север равнодушный человек. Но тому, кто его полюбит, суровый край откроется совсем в ином свете: ярко-красным и по своему тёплым, когда встает в небе огромное северное солнце; нежно – голубым и ласковым, когда бьет в берег холодный прибой; небывало красочным и пестрым, когда взлетает из – за горизонта полярное сияние.

Любовь к своему краю, для Константина Ханькана к родительскому очагу, к людям, согревшим теплом своих сердец эту холодную землю обживающим ее не только для себя, но и для будущих поколений, движет писателем в его творчестве. В его повестях и рассказах, проглядывает и щедрая на события биография, и столь же щедрое богатое художническое видение жизни.

Константин Алексеевич Ханькан – эвен по национальности, родился 3 июня 1943 года в селе Камешки Северо-Эвенского района в семье оленеводов-кочевников. Семья Ханькана была большая и дружная: отец, мать, трое братьев и две сестры. Его родители, как и их предки, всю жизнь кочевали по бескрайней тайге Северо-Эвенского района, в верховьях Коркадона и Омолона. Мама тяжело болела и умерла рано, когда Косте исполнилось 10 лет, воспитание детей полностью легло на плечи отца.

Отец Константина Алексей Иванович работал оленеводом, пас стада, принадлежащие оленеводческому колхозу с центральной усадьбой в селе Камешки. Для тундровиков олень являлся не только пищей, «жильем», одеждой и транспортом, но и героем фольклора, и основным источником дохода. Оленей на еду забивают по мере необходимости, мясо его очень ценят.

В те года оленеводство было хорошо развито, оно являлось традиционным видом деятельности, связанным с образом жизни северных народов. Оленеводы-кочевники лето в основном проводили в тундре, а зиму в северной тайге. Олени в тундре движутся, словно огромная живая река, переходя от одного места к другому. Все домашнее хозяйство переносное, перевозится на оленьих упряжках как в период сезонных миграций между тайгой и тундрой, так и по мере смены сезонных пастбищ.

Быт оленевода состоит из непрестанной работы и редких праздников. На мужчинах лежит обязанность пасти оленя, добывать зверя и птицу, ловить рыбу, изготовлять оленеводческий инвентарь и упряжь, заготовлять дрова. Женщины готовят пищу, заготавливают и перерабатывают продукты, обрабатывают шкуры, шьют одежду. Жизнь в традиционных условиях – это особая жизнь, в которой каждый занимает своё место, выполняет свои функции, соблюдает порядок.

– Каждый раз при переезде на новую стоянку нам предстояла не простая работа – поймать оленя. При переезде целой оленеводческой бригады нужно было поймать и запрячь около150 оленей. Оленей нужно уметь ловить, ведь это полудикое животное. Приходилось за ним подолгу бегать, ловя его арканом. Бросать аркан на 10-15 метров тоже нужно уметь. Я этому научился в лет восемь, – рассказывает К. Ханькан.

Константин, как и другие дети кочевников, с сентября по май жил и учился в школе-интернате. Отца видел только три месяца в году. В мае, со всех бригад собирались оленеводы. Выстраивались в караваны и на нартах, оленьих упряжках, по весеннему насту ехали около 300-400 км в село Камешки к своим детям, чтобы забрать их с собой в тундру, где им предстояло провести все лето. Летом родители продолжали работать, а дети с раннего возраста им помогали. Девочки помогали мамам в их «женских» делах, а мальчики уже с семи лет умели запрягать оленей и управлять упряжкой, пасли скот и ходили на промысел.

Помогать отцу пасти стада, куда входило около двух тысяч голов, Константин начал лет с девяти. Когда он встретил десятую весну, то уже самостоятельно оставался на ночные дежурства, охранял оленье стадо от волков и медведей. Тогда ему впервые доверили оружие, мелкокалиберную винтовку. Поначалу было страшно, и в то же время нет. Не страшно, потому что медведь был знаком ему с раннего детства. С детских лет он жил в окружении хозяев тайги и еще, будучи малышом, Костя учился наблюдать за ним. Северная природа характер людей закаляет и проверяет их на прочность, устраивая различные непредвиденные ситуации.

– Мне было лет одиннадцать. Ночные дежурные пасли на сопке стадо в километрах двух от лагеря. Как-то на рассвете, часов в шесть утра, слышу, кто-то кричит.… Кричал дедушка Николай, дежуривший с племянником: – Медведь, медведь! Со стороны речки медведь!

Мы посмотрели и точно, увидели медведицу с двумя медвежатами. Отпустили собак, те кинулись и отпугнули ее. Собаки тогда были хорошие! Лайки! Караулили стадо и медведей не боялись. Если собаки дома, значит, угрозы стаду нет. В тот день через наше стойбище прошли шесть медведей в промежутке 2-3 часа. Редко мне за один день приходилось видеть такое их количество, – рассказывает Константин Алексеевич.

Время было послевоенное, но для оленеводов не особо тяжелое. Колхоз держал большое поголовье оленей и коров симменталов, привезенных из Приморья, одну из самых продуктивных пород, было развито и коневодство. Также при колхозе выращивали капусту, картошку, редиску и другие овощи, занимались охотой и рыболовством. Корм для животных колхоз тоже сам производил, комбикорма было мало. Косили сено, на зиму заготавливали мальму и хариуса, морозя их. Добывали нерпу, в том числе и для корма колхозным собакам, которых также кормили юколой и аргизом (отнерестившейся горбушей или кетой).

С семи лет Костя помогал по хозяйству: собирал дрова, колол на речке лед для получения пресной воды (снег-то рыхлый, с него воды мало), добывал рыбу: ленка, хариуса, чукучана, щуку, остроноску. Когда отец работал на прибрежной части, то ловили горбушу.

По весне, когда появлялись проталины на скалистых склонах гор, частенько наш герой бегал собирать ягоду, особенно сладкой и сочной ему казалась прошлогодняя шикша и брусника. Эта ягода приходилась по нраву глухарям, куропаткам, а также медведям.

Медведи после зимней спячки выходили из берлог в поисках пищи. В низину гор они не спускались, так как там снег еще глубокий и мокрый, в основном бродили по склону, питаясь ягодой, молодыми побегами растений и сусликами, вылезшими после зимовки.

На этих же склонах Костя собирал сладкие корни хенты, нуба. Отец ему сделал из оленьего рога приспособление, как картофелекопалка, для добывания этих корней. Насобирав целые мешки корней, он нес их домой, где готовили нэмын: оленья кровь, жирный олений бульон из-под мяса, туда корни резали (как картошку), все смешивали и это варили, получался своего рода суп.

Долгий путь Ханькана – оленевода до Ханькана – писателя.

Учился К. Ханькан в интернате десять лет, потом переехал в село Гижига. После школы, закончил хабаровское училище механизации № 17 на ст. Сита Хабаровского края, где отучился два года. При объединении двух колхозов купили несколько тракторов, нужны были специалисты. После, отслужив в советской армии три с половиной года, вернулся в Гижигу. После армии поступил в Магаданский сельскохозяйственный техникум, по специальности ветеринарный фельдшер, а затем окончил Приморский сельскохозяйственный институт, получив специальность зоотехник-инженер.

Долгое время работал в совхозе «Рассвет Севера» прошел профессиональный путь от пастуха-учетчика оленеводческой бригады до председателя районного Совета народных депутатов, а также работал заместителем главы администрации района по сельскому хозяйству вплоть до ухода на пенсию.

Константин Алексеевич знаток эвенских сказаний, легенд и преданий. Объездил и обходил всю северо-эвенскую тундру, вдоль и поперек, и потому досконально знает особенности северной природы и животного мира. Наверное, сложно современному городскому человеку представить, что на Крайнем Севере живут народы, которые сохранили до наших дней свою древнюю культуру и образ жизни.

Свои первые рассказы начал писать в 1973 году, а уже с 1974-го стал регулярно печатался в газетах «Магаданская правда», «Магаданский комсомолец», «Маяк Севера» и в различных районных газетах. Писал о том, как с планами справились, о показателях, о хороших оленеводах, давал различные рекомендации. Также публиковал рассказы о природе, животных, людях и случаи из жизни, то, что сам видел, и что друзья рассказывали.

Первая книга под названием «Живой поток» вышла в 2007 году. В книге собраны рассказы автора об уникальных природных явлениях земли эвенской, о животном мире, об особом мире мужественных людей Севера, написанные им в разные годы жизни. В своих рассказах, автор акцентирует внимание читателя на уникальности, присущей только многоликой, суровой, щедрой северной природе: описание деревьев, ручейков, пурги или ливня, ловкого и находчивого зайца, храброго орла. Произведения автора подкупают читателя своей правдивостью и искренностью. В них отразился талант художника – «летописца» северной земли, неравнодушного, глубоко нравственного человека.

Над своими книгами автор работает по несколько лет и сам рисует к ним иллюстрации. Недавно в свет вышел двухтомник «Долгий путь» и «Кэлками». Сейчас Ханькан начал работу над новой книгой, как сам признается: «начало уже есть!». Цель его, через свои произведения привить внимание и любовь к родному краю.

В творчестве писатель не стоит на месте. Он трижды принимал участие в открытом конкурсе литераторов на соискание премии им. Ю. С. Рытхэу, который проходит раз в два года в городе Анадырь, где дважды становился дипломантом, а один раз лауреатом. Регулярно печатается в краевом хабаровском журнале «Дальний Восток», «Родное Приамурье», в московском журнале «Охота и рыбалка» и магаданских «Колымских просторах». Произведения писателя прочно вошли в сокровищницу литературы региона, они ценны актуальностью проблематики и красотой поэтической формы.

Помимо творчества, Константин Алексеевич еще и активист Совета старейшин Магаданской общественной Ассоциации коренных малочисленных народов и этнических групп Севера. Его многолетний труд на благо земляков и района не остался незамеченным. В 2006 году администрация Северо-Эвенского района наградила писателя почетной грамотой и ценным подарком за сохранение лучших традиций малочисленных народов Севера и вклад в развитие литературы Северо-Востока РФ.

Очень тревожит писателя проблема изучения и сохранения эвенского языка. Дерево без корня погибает, а народ без родного языка исчезает, об этом надо помнить.

– Я много ездил по стране, но Север покинуть некогда не хотел. Мне на Севере уютно и все интересно: море, водоемы, оленеводы, природа, люди. Северяне очень дружелюбный народ! Бываю часто на материке, но через месяц все равно тянет на Север. Притяжение родного края впиталось в меня с молоком матери. Своеобразная романтика: белые ночи, посиделки у костра, моторная лодка, байки оленеводов и многое другое. Живя в Магадане, я часто езжу в Северо-Эвенский район к своим землякам за новыми вдохновениями и впечатлениями – попасти оленей, поохотиться, послушать оставшихся в живых стариков, крики гусей на вечерней зорьке, по горам пройтись, на медведей посмотреть, в палатке пожить, дым костра понюхать, – делится К. Ханькан

За годы странствий по тайге он видел многое. На мой вопрос: кто ваш читатель, какой он? – Константин с улыбкой отвечает:

– Это человек поистине любящий Север, уважающий и почитающий его.

На Крайнем Севере, в краю вечной мерзлоты и непуганых птиц живут мужественные и талантливые люди, создавшие самобытную культуру. Писать о таких людях – и великое счастье и высочайшая ответственность. Север делает людей сильнее и выносливее – уезжают слабые люди, сильные остаются…

Автор статьи: Н. Мифтахутдинова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *