Литератор, историк, критик

Кирилл Борисович Николаев.

Кирилл Борисович Николаев. Родился 16.10.1931 года.

Часть 1. Литератор

Я всегда с большим интересом изучал автобиографии магаданских литераторов – героев своих документальных очерков, поскольку информация, сформулированная самим автором, порой содержит такие подробности, какие не встретишь в официально изданных различных сборниках и календарях. С другой стороны, умолчание фактов своей биографии – тоже штрихи к портрету! Это в полной мере относится и К.Б. Николаеву. Поэтому переписывать статью из «Календаря…»1, изданного библиотекой им. А.С.Пушкина я не буду, а представляю читателям его автобиографию:

Я, Николаев Кирилл Борисович, родился 16 октября 1931 года в г. Горьком в семье служащих. Отец был советским работником. После освобождения г. Воронежа от фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны отец был направлен туда на работу Центральным Комитетом КПСС, семья переехала с ним.

В 1955 году окончил филологическое отделение Воронежского государственного университета. Дипломную работу защитил на тему «Творчество Веры Пановой».

После окончания университета по направлению приехал в Магадан. Работал в учреждениях культуры, затем в Магаданском книжном издательстве, в областном комитете по радиовещанию и телевидению. Сейчас – на партийной работе.

С 1956 года начал выступать в местной периодической печати со статьями и рецензиями, в основном, о творчестве писателей Северо-Востока. Всего опубликовал в периодике более 200 литературных материалов.

Участвовал в работе областного литературного объединения, а с момента создания Магаданского отделения Союза писателей – в его мероприятиях. С 1956 года несколько раз выступал с докладами на областных совещаниях и семинарах молодых писателей. С 1957 года – член редколлегии областного литературно-художественного альманаха «На Севере Дальнем».

В 1968 году в Академии общественных наук при ЦК КПСС защитил кандидатскую диссертацию о стилевом многообразии современной советской прозы на материале русского рассказа 60-х годов.

В 1977 году в Магаданском издательстве выпустил книгу «Севером овеянные строки» (статьи и очерки о творчестве писателей Северо-Востока). В 1980 году, здесь же, вышла вторая книга – «Голоса новой Чукотки» (литература народностей Крайнего Северо-Востока). Обе книги получили положительные отзывы в центральной прессе.

В настоящее время продолжаю разработку тем, связанных с творчеством чукотских, эскимосских, эвенских и других писателей из народностей Севера. По-прежнему привлекают моё внимание русские поэты и прозаики, раскрывающие тему Севера. Работаю над книгой о творчестве Олега Куваева.

12 апреля 1982 г. К. Николаев.

***
Хочется, очень хочется прокомментировать представленный текст. Очевидно, чтобы занимать столь высокие посты, Кирилл Борисович обязан был вступить в КПСС. Ведь без членства в коммунистической партии его никто бы не назначил ни главным редактором книжного издательства, ни заведующим Домом политического просвещения, о чём Николаев забыл, или не захотел указывать в автобиографии.1 Да, и Академию К.Николаев окончил как-никак при ЦК КПСС! И лишь скромненько так – «сейчас на партийной работе».

Упомянул К.Николаев о дипломной работе, но как-то вскользь сообщил о теме кандидатской диссертации. Ну, и по имеющимся у меня источникам, книга о творчестве Олега Куваева света так и не увидела…

В 1982 году, посчитав достаточным количество изданных книг и публикаций в СМИ, и заручившись тремя рекомендациями маститых писателей, К. Николаев подаёт заявление:

В Магаданскую областную организацию
Союза писателей РСФСР

Прошу принять меня в члены Союза писателей. С Уставом Союза знаком и согласен. В своей литературно-критической работе буду прилагать все силы к тому, чтобы способствовать дальнейшему идейно-художественному обогащению советской литературы, нравственному и эстетическому воспитанию читателей.

12 апреля 1982 г.

***

Рекомендации для вступления в СП СССР К.Николаеву написали В.В.Леонтьев, М.Н.Пархоменко и В.Д.Оскоцкий. Казалось бы, что никаких препятствий для вступления нет. Однако бесстрастный Протокол общего собрания членов Магаданской писательской организации от 14 мая 1982 года свидетельствует об обратном:

ПРОТОКОЛ
Общего собрания членов магаданской писательской организации
от 14 мая 1982 г.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. Приём в члены Союза писателей.
2. Обсуждение плана работы организации до конца года.
3. Организационные и текущие работы.

Присутствуют 9 членов Союза писателей.
Повестка дня принимается единогласно.

По первому вопросу докладывает А. Мифтахутдинов:

– В писательскую организацию поступило три заявления от литераторов З. НЕНЛЮМКИНОЙ, К. НИКОЛАЕВА и А. ЩЕРБАНЯ с просьбой рассмотреть их дела на предмет приёма в члены СП СССР. Двое первых представили все документы, в деле А. ЩЕРБАНЯ, к сожалению, отсутствуют рекомендации.

***

Я прервусь на секунду и продолжу разбирать в Протоколе только то, что касается непосредственно К.Б. Николаева:

МИФТАХУТДИНОВ: приступаем к обсуждению кандидатуры К.Б. НИКОЛАЕВА. Документы оформлены полностью, в деле три рекомендации – Владилена Леонтьева, Михаила Пархоменко и Валентина Оскоцкого.

Читает рекомендации Оскоцкого и Пархоменко.

ЛЕОНТЬЕВ: я подтверждаю данную К. Николаеву свою рекомендацию. Хочу подчеркнуть заслуги К.Н. в области популяризации национальной литературы.

РОЖКОВ: работы К. Николаева имеют более научный или литературный уклон?

ЛЕОНТЬЕВ: думаю, что литературный.

ЧЕРЕВЧЕНКО: я поддерживаю мнение В.В. Леонтьева.

КЫМЫТВАЛЬ: я тоже.

МИФТАХУТДИНОВ: хочу подчеркнуть, что у нас очень мало критиков, человек старается, и мы должны его поддержать.

КЫМЫТВАЛЬ: да, мы не растим своих критиков, а это большая и нужная работа. Они нас учат и пропагандируют.

БИРЮКОВ: верно, положение с критикой у нас обстоит неважно, первая работа литературоведческого жанра вышла в свет в нашем издательстве только в 1975 году, людей, работающих в критике можно пересчитать по пальцам – это сего 4-5 фамилий. Мы должны быть признательны этим людям за их работу, но я считаю, что и относиться заведомо с распростёртыми объятиями нельзя. Надо видеть ещё и качество: как пишется, что говорится? Из двух книг К. Николаева я имел отношение к каждой (как гл. редактор). Сложная ситуация. К. Николаев сделал, конечно, немало, особенно в своей первой работе. Но сказать, что это выполнено на достаточно высоком научном или литературном уровне, я бы не мог. Считаю, что в данном случае нам следует отнестись более сдержано и немного подождать.
…..
Обсуждение заканчивается. Избирается счётная комиссия. В неё входят:

  • Е. РОЖКОВ,
  • А. ЧЕРЕВЧЕНКО,
  • М. ЭДИДОВИЧ.

После перерыва председатель счётной комиссии А. Черевченко зачитывает протокол. В результате голосования выясняется: К. Николаев: «за» – четыре, «против» – пять.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБРАНИЯ /В. ЛЕОНТЬЕВ/
СЕКРЕТАРЬ СОБРАНИЯ /А. ПЧЁЛКИН/

***
Протокол, точнее та его часть, касающаяся Николаева, удивляет. Обратим внимание, В.В. Леонтьев, давший рекомендацию Николаеву, состоял в членах СП 12 лет, В.Д. Оскоцкий – 13 лет, а Михаил Никитич Пархоменко – 36 лет! К тому же М. Пархоменко – профессор, доктор филологических наук, Заслуженный деятель науки РСФСР!

В рекомендации В.Д. Оскоцкого говорится о том, что «творческая работа Кирилла Николаева замечена и отмечена центральной печатью. <…> В журнале «Литературное обозрение» (1978, № 10) помещена рецензия, высоко ставящая достоинства книги «Севером овеянные строки»».

Но аргументы рецензентов и их «горячие» рекомендации собранием приняты в расчёт не были. Очевидно, что мнение, высказанное А. Бирюковым, сыграло решающую роль при голосовании. Но возникает справедливый вопрос: ведь, по словам Бирюкова, он «имел отношение к каждой» (книге Николаева – С.С.). Значит, если книги вышли на недостаточно высоком уровне, это недоработка (я бы сказал – прокол!) и книжного издательства, и лично его, Бирюкова, как главного редактора!

Итак, кандидатура Николаева была отклонена. И нет смысла судить о том, почему произошло так, а не иначе. Но думаю, отказ послужил причиной того, что «весной 1982 года К. Николаев перешёл на работу в лабораторию археологии, истории и этнографии Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института (СВКНИИ)»1, где как раз и работал старшим научным сотрудником В.В. Леонтьев, давший одну из рекомендаций.

***

Часть 2. Историк

О работе К.Николаева в СВКНИИ известно не много. В «Календаре…»1 указано, что он является одним «из авторов пособий «История Чукотки с древнейших времён до наших дней» (1989) и «История Магаданской области с начала ХХ века по 1937 год» (1991)».

В альманахе «На Севере Дальнем» (№ 2, 1989) опубликованы главы из книги К. Николаева «Тяжёлый металл, или как родился и умирал Дальстрой». Главный редактор Магаданского книжного издательства и альманаха В.И. Першин во вступительной статье делает вывод о том, что рукопись проблемная, не дающая ответов на многие вопросы о деятельности первого директора Дальстроя Э.П. Берзина и о Дальстрое в целом.

Заканчивая вступительную статью, В.И. Першин пишет: «Более глубокому пониманию личности Э.П. Берзина, безусловно, способствовало бы прояснение сути конфликта между ним и геологом Ю.А. Билибиным. <…> В «Тяжёлом металле…» К.Б. Николаева ответа на это нет. Не хочется безоговорочно соглашаться и с выводом К.Б. Николаева, что … Дальстрой «с первых шагов изжил себя»».

***

Часть 3. Критик

Удивительные метаморфозы иногда происходят с человеком! Как-то так получается, что некоторые бывшие члены КПСС, делавшие себе партийную карьеру в эпоху развитого социализма, спустя время становятся активными критиками этой самой прошедшей эпохи. За деятельность подобного рода принялся и К. Николаев, уехавший в начале 90-х годов прошлого века из Магадана и защитивший в 1993 году докторскую диссертацию.

Изучая творчество А.М. Бирюкова, я не мог обойти стороной двухтомник его избранных произведений. И меня несколько удивила глава «Опровергатели» в статье К. Николаева «Его корабли», которая предваряет 2-й том2.

Речь в этой главе идёт об историко-литературном альманахе о деятельности органов безопасности 1932-2008 годов. «Место действия – Колыма» (Магадан, 2008. Редактор-составитель Пётр Цыбулькин). Много чего пишет Николаев в своей статье, но среди прочего: «Не только нынешняя коммунистическая партия, но и некоторые руководящие деятели наших современных спецслужб хотели бы заставить нас забыть <…> лагерную Колыму». И далее: «Политическими репрессиями эти органы (ЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ – С.С.) занимались с любовью не «двадцатилетний период», а с первого дня существования и до смерти СССР, то есть семьдесят с лишним лет».

Имеет ли право К. Николаев высказывать своё критическое мнение? Безусловно! Кто же спорит! Ничего в этом страшного нет, пока в ход не идут возгласы: «Ату его!» Даже самого антагонистического оппонента необходимо, прежде всего, уважать. Однако с первых слов николаевского очерка у меня возник один недоуменный вопрос: а что же Вы, господин Николаев, многолетний член КПСС и более того – партийный работник – молчали, столько времени, о семидесяти с лишним лет существования репрессивных органов и об их деятельности? И теперь прикрываетесь именами Солженицына и Сахарова? Сказать было нечего или боялись потерять партбилет? Или теперь, с течением жизни, кардинально изменились взгляды?

Вопросы, конечно, риторические… Да и не нужны мне ответы…

Автор Статьи: Сергей Сущанский.

* * *

1 – «Календарь дат и событий по Магаданской области на 2016 год». Магаданская ОУНБ имени А.С.Пушкина. Магадан, 2015. С. 51.

2 – Александр Бирюков. Избранные произведения. Т.2: Очерки и эссе. Новосибирск, Свиньин и сыновья. 2011. 791 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *