Штрихи к портрету. Мифтахутдинов А.В.

Мифтахутдинов А.В.

Мифтахутдинов А.В.

АЛЬБЕРТ  ВАЛЕЕВИЧ  МИФТАХУТДИНОВ
(11 мая 1937 – ноябрь 1991 гг.)

С Анатолием Александровичем Пчёлкиным у меня было хоть какое-то, пусть ничтожно мало-мальское, но знакомство. Во всяком случае, когда мы  изредка встречались в помещении Магаданского отделения Союза писателей на улице Парковой, он меня узнавал и здоровался.

С Альбертом Мифтахутдиновым  даже такого знакомства быть просто не могло по определению: в Магадан с Теньки я перебрался в 1997 году, а Альберт Валеевич  покинул сей мир в ноябре 1991…

Кроме того, в Магаданской писательской организации после А. Пчёлкина осталось очень много материалов – письма, фотографии, фрагменты дневников, рисунки, черновики рукописей – и т.д. и т.п., всё, или почти всё, что скопилось в СП за 17 лет пребывания Пчелкина на посту ответственного секретаря.

Сведения же об А. Мифтахутдинове, чтобы составить хоть какие-нибудь «штрихи к портрету», приходилось добывать по крохам – в письмах, отчётах и т.д.  Вот два письма из переписки Альберта Валеевича с Бирюковым по книге «Время игры в эскимосский мяч», вышедшей в Магадане в 1978 году. А.М. Бирюков в это время являлся главным редактором Магаданского книжного издательства:

***

 Здравствуй, Саша!

Посылаю многострадальную рукопись. Три машинистки её обрабатывали – извини за шрифт.

В повести при нормальной издательской перепечатке будет 6 листов. Общий объём – десять.

Сроки, конечно, затянул, но ведь хотелось как лучше. До конца месяца ты рукопись прочтёшь, а я тебе в конце ноября позвоню (25 – 27) согласовать возможные правку или изменения. В альманахе были опубликованы «Миха в тельняшке» (в случае чего, можно в предисловии сослаться) и «Отражение…». Остальное для читателя свежатина.

Надеюсь, повесть тебе понравится. В случае чего мои постоянные координаты: тел.: 291-82-62 или Москва Г-2, Арбат 20, кв. 26. Звони, как прочтёшь, или отбей телеграмму.

Всего доброго, Альберт.

***

Письмо отправлено из Москвы. Конверт не сохранился, а на самом письме дата не стоит, однако после почтения следующего письма, легко догадаться, что написано оно в ноябре 1977 года.

***

Дорогой товарищ Саша Бирюков!

Сижу я в Переделкине. До 29. 30 утром (по Магадану) я позвоню тебе. Думаю, к тому времени ты прочтёшь рукопись и подытожишь замечания и прочие соображения. Я закажу минут 15 разговора.

Извини ещё раз за неопрятный внешний вид рукописи – побывала на 3-х машинках да по частям, чего уж тут хорошего? Но перепечатка даст какое-то каллиграфическое единообразие, читать будет легче, а мне оставь, пожалуйста, 2-й или 3-й экземпляр, если есть. Если нет – то оригинал не выбрасывай. 

«Отражение в реке» я не вычитал. Внеси, пожалуйста, важное исправление в часть 3-ю. Олег Куваев и В.Болдырев умерли не в 1974, как в рукописи, а в 1975 г. фраза, т. образом, звучит: «… оба умерли в 1975 г.».    

Нужно ли предисловие?

Сейчас какое-то состояние внутренней опустошённости, как бывает всегда, когда работа закончена. Возможно, успею сделать рассказ в досыл.

Мне думается, рукопись получилась тёплой, и вся – нашей, северной, а общечеловечность проблем – она ведь всегда у хороших писателей. 

Зачем камни Ленке не отдал?

По полке писателей я тут постараюсь раздобыть бумагу. Насчёт квартиры – всё расскажу устно. Взял ли ты справку в большом Союзе? (Выписка из указа о праве члена СП на дополн. 20 м2). Если нет, я прозондирую – и если мне дадут на твоё имя – привезу.

Пока всем привет, Альберт.

В 77-м в Переделкино 20.ХI

Привет от Васильева и Шента. Виталий обещал сейчас сюда подъехать с яблоками (не подумай, что я вдохновляюсь яблоками, как Агата Кристи, фрукты – для Тарковского, дед – хороший человек.)   А.М. 

***

 Сохранилась пространная – на четырёх страницах – рецензия от 24.VI-79 г. И.В. Осмоловской на книгу «Время игры в эскимосский мяч». Плюсы, отмеченные  Ириной Викторовной я пропущу, остановлюсь на минусах:

***

«…Литературные персонажи, желающие стать литературными характерами, то и дело ускользают, как бы не давая себя постичь. Это происходит потому, что изображение быта в книге сползает к изображению бытовщины. Речь персонажей, а также речь повествователя изобилуют самоцельными сентенциями и красивостями. Много необязательных, не играющих никакой художественной роли, а потому и разрушающих художественность целого повествования периодов, деталей, диалогов, реплик. …

Словом, в книге много доброго, но много и не проработанных, что ли, мест.

Думается, автору всё же мешает … увлечение экзотикой, убеждение, «что человек, побывавший там (на Северах – И.Осм.), уже сделал больше других… ». 

***

Не знаю, у меня такое ощущение, что критикам – кровь из носу! – необходимо найти в рецензируемом произведении или книге хоть какие-нибудь погрешности. Иначе конечная критическая цель достигнута не будет. Вот и выискивают… А по сему, не будем задерживать внимание на этой рецензии.

Работая над материалами о Н.Н. Севрюкове, я наткнулся в Интернете на упоминание о том, что Николай Николаевич участвовал в 1984 году  в экспедиции по Чукотке, организованной А. Мифтахутдиновым в память об Олеге Куваеве.  Хватаю книгу Мифтахутдинова «Закон полярных путешествий» – вот он, отчёт об одной экспедиции: «Озеро нетающего льда»! И вот она, на странице 376 зацепка: «Выписка из решения бюро».

Однако имеющиеся документы показывают, что «Выписка…» родилась не на голом месте – вначале было заявление:

***

ВХ. № 13

В МАГАДАНСКУЮ ПИСАТЕЛЬСКУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ

 ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу утвердить творческую командировку в пределах области /Чукотка/ и дать указание отделению Литфонда оплатить её из расчёта 35 дней.

Цель командировки: в этом году исполняется 50-летие со дня рождения Олега Куваева. Задача организованной мной экспедиции пройти по местам деятельности Олега Куваева (Певек, Эльгыгытгин), собрать необходимый материал и написать повесть, посвящённую этому писателю. Одновременно необходимо в спецфондах Чаунской экспедиции ознакомиться с полевыми дневниками Куваева, материалами музея его имени, встретиться с его коллегами по работе, чтобы в последующем все материалы легли в книгу эпистолярного наследия писателя, которая планируется нашим издательством и составителем которой я утверждён.

Альберт Мифтахутдинов, член СП СССР

Магадан

26 июня 1984 г.

***

Заявка сделана, и зарегистрирована за номером 13. И тут же А.А. Пчёлкин, приступивший к обязанностям Ответственного секретаря областной писательской организации с 8 июня 1984 года, направляет телеграфный запрос  в Правление СП РСФСР:

***

28.VI. 84  №  31              МОСКВА  КОМСОМОЛЬСКИЙ  ПРОСПЕКТ  13 

ПРАВЛЕНИЕ  СП  РСФСР  ВОЛКОВУ

МАГАДАНСКАЯ  ОРГАНИЗАЦИЯ  ПРОСИТ  РАЗРЕШИТЬ  ТВОРЧЕСКУЮ  КОМАНДИРОВКУ  МИФТАХУТДИНОВУ  ТЕРРИТОРИИ  ТРЁХ  РАЙОНОВ  ЧУКОТКИ  СРОКОМ  СОРОК  ДНЕЙ  НАЧИНАЯ  ИЮЛЯ  ТЕКУЩЕГО  ГОДА  СЧЁТ  СРЕДСТВ  ЛИТФОНДА  СССР  ПРЕДЕЛАХ  400  РУБЛЕЙ  ЦЕЛЕВЫМ  ПЕРЕЧИСЛЕНИЕМ  УКАЗАННЫХ  СРЕДСТВ  НА  СЧЁТ  УПОЛНОМОЧЕННОГО  ЛИТФОНДА  ИЛИ  МАГАДАНСКОЙ  ПИСАТЕЛЬСКОЙ  ОРГАНИЗАЦИИ  =  ОТВЕТСЕКРЕТАРЬ  ПЧЁЛКИН  УПОЛНОМОЧЕННЫЙ  ЛИТФОНДА  ЭДИДОВИЧ=

г. Магадан, ВСО, ДК «Строитель»,

Союз писателей, Пчёлкин А.А.

***

Можно предположить, что и разрешение, и деньги были получены, и уж после всех этих процедур, 19 июля 1984 года состоялось заседание бюро Магаданской областной писательской организации, на котором и появилось соответствующее решение, о котором рассказывает Альберт Валеевич в повести «Озеро нетающего льда».

Из книги «Штрихи к портретам» Сергея Сущанского.