Реформы

На рубеже десятилетий с подачи Хрущева началась чехарда с хлебом, наверное реформы государства коснулись и нас. Закрыли совхозную пекарню, где пекли славный хлебушек два однофамильца – Волошины. И стали возить из Ягодного за сто верст. И тогда народ понял, что мы потеряли. Наши двух килограммовые булки – белые, пышные, горячие с обалденным запахом свежего хлебушка сменили малюсенькие килограммовые, вечно черствые и холодные с запахом автомобильной гари и с примесью кукурузы. Среди народа пошел ропот и возмущение, только местное начальство уже не могло ни чего поделать, а районному наверное и не доложили даже о наших бедах.

В клубе замелькали кинохроники с кукурузой и счастливой харей Хрущева, перебирающего своими коротенькими пальчиками початки «царицы полей». Все бы оно ничего, так и схлынул шум новаций, да только пришла в Эльген разнарядка из областного  управления засеять десять гектар кукурузой для эксперимента. Глупая компания естественно  потерпела полное фиаско, только о глупости высоких чинов еще побаивались говорить вслух прилюдно. Так, посмеялись старики, понимая в чьих нынче руках руль страны, а кто и сплюнул от горечи.

Почти одновременно с этой реформой последовала и денежная, тоже не принося людям ни радости, ни облегчения. Только вызвала массу вопросов и недоумения, и как всегда кучу домыслов.

А тут еще прибыла из райцентра бригада рабочих и начали копать вдоль всего поселка непонятные ямы. Метр на метр и два в глубину. Но что самое удивительное, они их следом закапывали и даже землю выравнивали на этом месте. Этот сизифов труд очень изумлял практичных крестьян, привыкших видеть во всем смысл. Любопытные мужички вскоре выведали тайну этого загадочного явления. Оказывается, геологи провели детальную разведку полезных ископаемых, а в конкретном случае содержания золота. В данном месте признаки золота оказалось ничтожным и к промышленной разработке непригодные.

К тому же, вскоре оказалось, что на этом участке запланировано строительство  улицы из новых двух этажных жилых домов. Все было закономерно и последовательно. Наверное уже учитывался опыт соседей, где под поселками оказывались пески с высоким содержанием золота.

А то и мост вдруг встанет преградой на пути старателей, как например на ключе Майорыч или Три медведя. И создаются такие неудобства и дорожникам и старателям и мост дорог, и план добычи металла священная штука.  А на прииске им. Горького промывка велась в самом поселке со всех сторон. Оказывается поселок то стоял на чистом золоте. Вот дилемма!

Вскоре началось  строительство. Дома сооружали из привозного леса, наверное сибирского, на месте то была  только лиственница. Лиственница, оно конечно, практичнее, да  не наладили еще местный выпуск в таких объемах.  И нет подходящих лесов на Колыме, что там тайга? Одно название. Вон заключенные вокруг поселков все вырубили, даже стланик сухой на дрова утащили. Рентабельнее пароходами завезти сосновый брус, чем здесь по бездорожью гоняться за каждым деревом.

Бригада строителей тоже не местная, районное строительное управление начинает расправлять свои плечи. Вот и народ оттуда, специалисты и мастера своего дела. Работают без лишних слов, знают без команды свой участок и задачу.

В новых домах запланировано центральное водяное отопление. Значит необходимо реконструировать центральную котельную, тянуть линию отопления, тоже конструкция непростая и расстояние немалое. И систему водоочистных сооружений надо возводить.

Зашевелился Эльген, напрягся по-новому, по-хорошему. Преображаться стал и меняться, транспорта стало больше и машин и тракторов. Впрочем и упряжки конные мелькали часто, еще много было работы и у них.

Новые дома – хорошо, да занимали они место бывших огородов, создавая непредвиденные неудобства населению. И воду  после очистки хлором стали сбрасывать прямо в Эльгенку, уничтожая ее первозданную чистоту и привлекательность. Рыба перестала ловится и детвора забросила пляж. Урбанизация делала свои первые неуклюжие шаги по Колыме…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *