Первопроходцы

«На старых картах в верховьях Колымы значится «плотбище», а у Черского показаны здесь «хлебные магазины», но ни где в литературе нельзя найти сведений об этих плаваниях…

Экспедиции НКПС в 1928-1929 годах удалось собрать в архивах Якутска, Колымска и Иркутска сведения об этих древних перевозках.

Начались они в половине 18-го века и продолжились до начала 19-го. Хлеб и другой провиант завозили вьюками из Якутска в верховья Колымы через Оймякон. Сюда приезжали из Нижнеколымска казаки, строили паузки и сплавляли на них вниз по течению.

Ежегодно для постройки и сплава трех – четырех судов требовался приезд до 40 человек. Вместе с зимним путем сплав занимал более полугода. Это настолько тяготило колымских казаков, что они постоянно старались избавится от скучной повинности. И поэтому, когда установился вьючный путь через Верхоянск, путь по Колыме (по её опасным для сплава судов порогам) забросили настолько, что даже перестали сплавлять грузы по судоходной части реки, от Средне- до Нижнеколымска. Кроме старика Сивцева на Аян-юряхе почти никто не слыхал о прежних плаваниях».

Из книги Сергея Обручева «Колымская землица. Два года скитаний».

Из этих строк Сергея Владимировича Обручева, геолога и исследователя бассейна рек Индигирки и Колымы можно сказать, что края наши стали обитаемы с середины восемнадцатого века. В кгие говорится и о том, что в тот самый период ленские якуты начинают переселяться на восток и обустраиваться в урочищах Таскан и Сеймчан.

Возникает путь из Якутии через Оймякон, долину Аян-Уряха, верховья Дебина в долину Таскана и до Сеймчана.

Так появляются первые поселения в долине реки Таскан. В Эсчане  находится самое крупное стойбище и в нем живут богатые оленеводы, в Таскане победнее. В округе и вниз по реке можно встретить отдельные юрты и временные стоянки.

В двадцатые годы появился в этих краях Ю.Я. Розенфельд – купец и авантюрист, одержимый поисками золота и приключений, со всей своей неудержимой энергией обследовавший всю округу от устья Таскана до горного массива Туоннах. Личность очень загадочная и интригующая, вечно в поиске и заботах, отметился в этом медвежьем углу и продолжил путь полный неожиданностей и тайных планов. Человек умел заплести мозги даже серьезным людям (за что  позже и поплатился). Он смог заинтриговать даже Ю. Билибина и тот выкроил возможность в первую колымскую экспедицию отправить группу по его следам в надежде отыскать пресловутые «гореловские жилы».

Сергей Дмитриевич Раковский возглавил небольшую группу и в мае 1929 года выехал из  Среднекана на оленей упряжке и через неделю прибыл в Таскан, проделав путь по начинающему подтаивать льду Колымы и Таскана. Местный богатей, якут Попов Василий Петрович, старый знакомый Раковского, радушно встретил геологов и подтвердил слухи о Розенфельде. Возвращаться в Среднекан решили на лодке, которую взялись мастерить рабочие. А Сергей Дмитриевич тем временем обследовал окрестности и даже совершил поход в горную страну Туоннах.

Везде находили признаки золота, но найти жилу или промышленные россыпи пока не удавалось. Опытные геологи чувствовали большое золото всем нутром, но пока оно не давалось.

Экспедиция Билибина закончила работу и уехала восвояси. Но на следующий год уже другая экспедиция во главе с С.В. Обручевым посетила долину Таскана.

Караван с грузом продовольствия и оборудования из Якутска должен был по известному нам маршруту добраться до устья Таскана и встретиться с Обручевым, отправившемуся по водному маршруту из верховьев Колымы.

Караван с большим трудом и напряжением дошел до последнего стойбища якутов в долине Таскана у реки Эльген. Дальнейший путь преградили бесконечные протоки и полноводные реки и речушки. Пришлось выслать в точку встречи людей, сообщить о задержке.

Сергей Владимирович с напарником с трудом обнаружили устье Таскана и там встретились с посланниками. После встречи начали поднимать свои суденышки вверх по течению. Пришлось преодолевать двадцать верст до нового места встречи. Так впервые произошла встреча известных нам людей в географической  точке, которая вскоре станет поселком «Эльген».

Здесь экспедиция начала строить вместительное судно, грузоподъемностью более трех тонн. И судя по применяемому материалу (лиственница и тополь), можно сделать вывод, что верфь на которой строили лодку находилась в районе будущего парка. По завершении строительства и доводки судна до готовности, экспедиция Обручева благополучно отчалила и с небольшими приключениями в устье реки Таскан сплавилась до самого Среднекана.

Вторая Колымская экспедиция Цареградского, разделившись на группы, исследовала обширный район от Яблонового хребта на юге до долины реки Таскан на севере. Группа геологов во главе с Д.В. Вознесенским обследовала низовья Таскана и левобережье Колымы,  включая реку Дебин.  Поиски в этих местах дали обнадеживающие результаты.

В отчетах геологов и разведчиков новых территорий будет указано на климатические особенности Тасканской долины и её перспективы для ведения сельского хозяйства.

Эти отчеты не останутся незамеченными руководством края, которое создадут под эгидой наркомата внутренних дел и назовут Дальстроем. Снабжение края местными ресурсами и продовольствием станет одной и первостепенных задач организации и решение этих вопросов поручат управлению местных ресурсов – сокращенно УМР.

Не откладывая дела в долгий ящик, в 1933 году изыскательская экспедиция УМР отправится в бассейн реки Таскан с целью изучения условий и пригодности климата и почвы для сельского хозяйства.

Во время продолжавшейся 73 дня поездки, главной целью которой являлось общее обследование верховьев реки Колымы для выявления районов, пригодных для сельскохозяйственного освоения, было пройдено 1 654 километра: 695 – пешком, 652 – водным сплавом, 307 – автомашинами и на тракторах.

В докладной записке от 26 октября 1933 года П.Н. Пересыпкин указывал: «Тасканская долина, имея относительно мягкий климат, обширные луга с богатым травяным покровом, большие массивы строительного леса, сравнительно удобные водные пути сообщения по своим рекам, приобретает для нас особое значение и должна стать предметом особого нашего внимания.

Находясь в верховьях водной системы, являющейся пока единственно удобным и дешевым путем сообщения и связи с нижележащими по водной системе промышленными районами Среднекана, Утинки и Оротукана, долина Таскана, при развитии в ней земледелия и скотоводства, явится продовольственной базой основных продуктов питания (мяса, молока, животных жиров), предопределяющих масштаб и успех развития промышленности в этих районах на будущее.

Мало того, имея предпосылки для развития промышленности в самой долине, продукция местного сельского хозяйства явится основным видом питания для рабочего населения названной долины, так же, как сено ее лугов будет служить основным видом корма для всего поголовья животных УДПИ (Управления по добыче полезных ископаемых Дальстроя).

Так начиналась история одной из житниц Колымы – Эльгена.

 По материалам архива А.Г. Козлова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *