Прощай лагерь!

 С 1948 по 1953 годы Эльген жил своей размеренной трудовой жизнью, без потрясений и особой радости. В этот отрезок времени у кого-то вместился целый срок, полученный за банальную мелочь в виде пуда похищенного зерна. А в масштабах страны, целая трудовая пятилетка с ее грандиозными свершениями. Каким аршином мереть эту эпоху?

 Но вот события марта пятьдесят третьего, оставили след и в судьбах и в истории. В целом, для народа это была трагедия, вызывавшая искреннее горе и слезы. В Эльгене, в его специфической среде, смерть вождя породила разную, зачастую противоположную реакцию. Та прослойка населения, у которой возникли радость и надежды на перемены к лучшему, не спешила демонстрировать свой восторг, еще не пришло время. Хотя каждый понимал, что оно пришло – время выхода из оцепенения и напряжения, почти зримо витавшего в атмосфере.

И перемены последовали, сначала нехотя, как бы со скрипом, но набирая обороты год от года. Заметно стало меняться отношение охранников к заключенным, стали обращать внимание на нужды и требования. Вспомнили что женщина с ребенком имеет особые права и льготы, и не по человечески разделять мать и дитя. Да и подпитка женского лагеря новыми кадрами стала заметно иссякать.

И через четыре года, после смерти Сталина, само существование этого печального учреждения потеряло смысл и актуальность. Так в 1957 году в Эльгене прекратил свое существование (ОЛП) особый лагерный пункт. Ликвидация прошла спокойно, без торжеств и фейерверков. Поди сейчас разберись, связано это событие с жизнью и смертью вождя напрямую или просто это совпадение.

Памятуя мрачные годы лагерного устройства, Эльген приспосабливался к новым условиям существования. Освободившиеся объекты стали приспосабливать для нужд производства и быта. Сократился целый ряд подразделений и командировок. Заготовка леса и переработка его прекратилась как целое направление деятельности совхоза.

ДОК (дерево обрабатывающий комбинат) опустел и оборудование перенесли на территорию бывшего лагеря, организовав таким образом строй участок для нужд совхоза. Добротные и просторные цеха ДОКа так и остались на годы заброшенными на берегу реки.

Река Таскан проносясь вдоль острова и делая крутой поворот ударяясь в берег, где стоял комбинат, стал отгрызать метр за метром не укрепленный обрыв, приближаясь к брошенным,теперь, зданиям. Так бы и смыла неукротимая стихия берег, вместе с бывшим комбинатом, но внезапно поменялось русло и река ушла от поселка в другое, более удобное ей ложе.

Люди работавшие на комбинате и настроившие себе домики вокруг него, устроились работать в другие подразделения совхоза. Большой барак в котором жило руководство комбината так и осталось именным домом на долгие годы, нося название «ИТРовский дом». (ИТР-инженерно техническое руководство). Одна из квартир этого дома и досталась Сашке Метелкину, о котором я уже рассказывал.

 «Полевой», «Волчек» и прочие удаленные командировки опустели. Только брошенные здания напоминали теперь, о когда то бурлившей здесь жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *