Закат Эльгена

«Пришла беда – отворяй ворота!» – говорит народная мудрость. Спустя три года после разрушительного наводнения, природа нанесла повторный удар в ту же самую точку. Трагедия не превратилась в фарс, скорее это был контрольный выстрел в голову.

Новое наводнение теперь в июле месяце явилось копией прошлого. У уже опытного населения на этот раз эмоций было на порядок меньше и меры успели принять заранее, чтобы избежать потерь. Да собственно терять было почти нечего. Но сократившееся стадо загодя перегнали на возвышенные участки. Фуража на складах почти не было, а электромоторы в котельных сняли  и прибрали в надежном месте.

Самые упертые оптимисты  поняли окончательно, что ждать возрождения былого благоденствия нет смысла. Теперь оставалось только найти способ выбраться из этих мест, ставших пропащими. Та часть населения, которая имела жилье в центральных районах, давно уже покинула севера. Новые коммерсанты поспешно сворачивали свои предприятия, собрав минимальную сумму для приобретения жилья.

Народ еще ходил на работу, и им шел трудовой стаж. Расплачивались теперь тетрадными листочками с написанной от руки суммой и подтвержденной печатью бухгалтерии. Листочки имели какой-то фиксированный номинал и принимались к оплате в совхозном магазине и у местных винокуров, гнавших самогонку. А не выплаченные суммы нарастали сугробом на счетах бухгалтерии. Мотивация к труду исчезала и говорить о какой-то трудовой дисциплине было излишне.

Директор совхоза и управляющий из Синегорья на всякие неотложные дела и проблемы, связанные с наличностью, только беспомощно разводили руками. Самые отчаянные челобитчики ездили в Синегорье к Самому! И бывало с барской руки перепадало. Но это зависело от субъективных причин и обстоятельств никому не ведомых и загадочных, как легенда. Так что желающих разыграть эту лотерею всегда хватало и происходило сие регулярно.  Добраться за девяносто километров без регулярного транспортного сообщения и денег, да еще застать барина на месте – было предварительным отбором счастливчиков.

Не сомневаюсь, что наверху готовились планы по эвакуации населения в приемлемые места проживания или компенсации переезда. Только все шло неспешно и чинно у лоснящихся от жира чиновников и депутатов. Народ и сам расползался, как только мог, и возни с ними день ото дня становилось меньше.

Дефолт 1998 года, потрясший государство и заставивший миллионы россиян хвататься за сердце, в Эльгене не заметили. Здесь уже построили коммунизм и забыли про деньги. Правда второе условие о потребностях было проигнорировано.

Чтобы выжить в тех условиях, надо было либо иметь стальные нервы, либо ни чего не знать о происходящих метаморфозах. В связи с тем, что нервы у большинства населения были самые обыкновенные, остается делать выводы о плохой информированности и нежелании копаться в политической грязи.

Людей, доведенных до последней черты отчаяния и стоящих на пороге трагедии, на линии перехода в новое тысячелетие поддержали неожиданно сверху. Понемногу стали отдавать задолженность по зарплате и принимать заявления на выплату компенсации для переезжающих на другое место жительства.

Как совхоз доживал свои последние денечки, пускай расскажет кто-нибудь другой. Знаю, что последнему очереднику на компенсацию отдали его деньги и в 2007 году протрубили весть о ликвидации поселка, как административной единице.

Остается предполагать, что не только у  меня спрашивали, за сколько я продал свою квартиру в Эльгене. Долго приходится объяснять, как и почему бросают новые благоустроенные квартиры, просто так, захлопнув за собой дверь.

И еще я никогда не пойму человека, который приходя в покинутый жителями дом, разбивает стекла, приумножая ощущение беды и безысходности. Кто этот человек? И человек ли?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *