Перестройка. Начало большого конца

Два десятилетия, вплоть до демократических перестроечных преобразований, жизнь поселка текла полноводной рекой изобилия и достатка. Построили несколько многоэтажных каменных домов. Новую школу и детский сад с целым комплексом спортивных и игровых площадок для детей. Детвора с родителями старались каждый посадить здесь дерево на память о школьных годах. Место обещало стать в перспективе прекрасным садом.

Приступили к строительству нового комплекса очистных сооружений, чтобы благоустроить поселок и очистить речку. Планировали построить профилакторий для тружеников и целый год забивали сваи за старым футбольным полем, нагородив уже каменный лес из столбов.

Поощряли подсобные хозяйства и помогали совхозными ресурсами, давали на откорм бычков, снабжая кормами и сеном. Затея обещала выгоду частникам и совхозу. Заодно решалась проблема производства мяса в области. Народ жил в достатке и любой мог себе позволить раз в год выехать в южные края, погреться на солнышке и полакомиться свежими фруктами. Но что-то произошло великое и злое в жизни народа всей страны.

Теперь сдав десяток откормленных бычков, с которыми возился больше года, мужик получал пол-мешка денег, на которые мог купить в лучшем случае кофточку жене. Люди не были готовы к таким экономическим кульбитам и почесывали затылки наблюдая за дальнейшими преобразованиями.

Сначала жили надеждами, что вот сейчас развернемся и рванем с новыми силами к новым вершинам. Но время шло, а счастье и богатство где-то заплутали по дороге. Народ, поумнее сообразил что бежать из этой глубинки надо как можно раньше, пока не иссякли последние ресурсы, иначе здесь можно зависнуть с новой властью на неопределенное время.

Еще долго забивали по инерции сваи для профилактория, притупляя бдительность жителей. Но былое благополучие и достаток начали сжиматься как шагренева кожа.

Тут еще началась чехарда с денежными знаками, люди не успевали за мельканием нулей, все враз ставшие миллионерами. А потом и вовсе в совхозе перестали платить наличными.  Можно было в бухгалтерии взять справку на заработанную сумму и отовариться в совхозном магазине, где к тому же исчезли все товары и в финале иногда можно было застать молоко и хлеб. Но для этого надо было проявить выдержку и смекалку или просто остаться голодному.

Областное руководство стряхнуло с себя ответственность за происходящее, как гусь стряхивает воду с перьев. Хозяйство осталось само по себе, но в таких условиях могла начаться только анархия и хаос. Пристроили совхоз к Синегорской гидроэлектростанции, как к богатенькому спонсору.

Ягоднинское строительное управление активно занималось жилищным строительством в Эльгене и в восьмидесятых годах вышло в апогей развития и присутствия в нашем поселке. Строители имели в Эльгене жилье и прописку и строительная контора срослась с нашим поселком на почве общих дел и забот.

Стали появляться первые пятиэтажные дома. И это уже никого не удивляло и не восхищало, быстро привыкаешь к хорошему. С третьим пятиэтажным домом произошел казус. Когда были закончены работы с фундаментом и приступили к возведению стен первого этажа, и тут обнаружили, что объект развернут в другую сторону фасадом… Такое вопиющее нарушение норм строительства было неприемлемо и вся проделанная работа могла пойти насмарку. Пришлось долго разбирать и переделывать то, что возможно.

Кто смеялся, а кто нервничал и переживал, но все поправили, неведомой для нас какой ценой. Дом все таки достроили и приготовились к сдаче в эксплуатацию. Но комиссия и на этот раз нашла отступления от проекта и изъяны. Где-то в центре конструкции не хватило двух опорных свай. Как установить десятиметровую колонну под дом, надо было придумать, а это было чем-то из области фантастики. Но через месяц комиссия, обнаружив сваи стоящими на положенном месте, приняла дом к великой радости будущих жильцов и строителей, которых замордовали нелепые неувязки и просчеты. Проблему со сваями решили очень тихо, без лишнего шума и огласки. Отрезали короткие куски и прикопали в нужном месте, замазав раствором места стыка.  Конструкция выдержала экзамен временем и стоит теперь памятником былых свершений и курьезов.

В годы перестройки и ельцинского беспредела проблемы быта стали нарастать год от года с угрожающим размахом. В квартирах становилось холоднее с каждым годом и вскоре отопление перешло в дежурный режим, лишь бы не разморозить. В одну из зим линию перехватило у конторы морозом. Аврал был великий, но спасли поселок чудом и не разморозили отопительную систему.

Не хватало горючего для машин, откачивающих септик, и ямы в посёлке переполнялись. Потом на них перестали обращать внимание и перестали откачивать совсем. Вода сперва заливала болото, потом переходила на дороги и тропинки и все это, замерзая в жгучие наши морозы, превращалось в сплошной каток. Только этот каток из фановых вод не радовал жителей, а в комплексе с остальными лишениями и проблемами навевал мысли о эвакуации в другие, более цивилизованные области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *