Побег

В конце 1948 года, наконец-то почувствовали облегчение в снабжении хлебом и прочими продуктами питания, и откровенный голод постепенно стал отходить на второй план. В рационе заключенных стало больше рыбы, да и как иначе в краю богатейших рыбных запасов и развивающегося промысла. Совхозы на побережье Охотского моря тоже нашли свою специфику и наращивали производство картофеля. Потихоньку край стал приходить к нормам нормального обеспечения. Вот только морозы оставались прежними, все так же принося страдания и муки.

Да одежонка требовалась потеплее и комфортнее, ибо заключенные напоминали безобразные кочаны капусты, увешанные немыслимым тряпьем и рванью. Охрана на их фоне резко выделялась  овчинными полушубками и добротными валенками, как бы подчеркивая бесправие и никчемность заключенных.

В этом же году в конце июля,  поселок внезапно заполнили вооруженные солдаты и офицеры, во главе с генералом. Чем-то тревожным и зловещим наполнилась атмосфера поселка от этой военной суеты и беготни. Объяснять и вводить в курс дела народ ни кто не собирался, давая тем самым повод для фантазии и мифов. И позже начнутся страшные рассказы о том, что пригнали танкетки (не представляю, что это), в небе барражировали самолеты – разведчики, начались вокруг бои кровопролитные не понятно с кем и зачем. Но это издержки эпохи секретности и бдительности.

На деле, из штрафного лагеря Нижний Ат-Урях сбежали двенадцать заключенных, разоружив охрану и прихватив запас патронов. Первый бой они дали преследователям в долине ключа Туманный и понесли первые потери. Побег был организован глупо и непродуманно. К тому же приготовленные запасы продовольствия беглецы забыли в суете еще в лагере. Без карты и знания местности, они потерялись буквально на второй день и не могли сами понять куда и зачем им двигаться.

Основной курс их был на север, поэтому они вышли во владения совхоза к ключу Оссибите, мы привыкли называть его просто Сибит. Маленькая чистая речушка, по берегам которой заготавливали сено. Находится он в двенадцати верстах от поселка по зимнику на Мылгу. Вот в двух километрах от этого зимника, выше по ключу и произошла последняя схватка беглецов и солдат.  Часть беглецов уничтожили, а часть сбежала.

Свои знания я почерпнул из документального расследования А. Бирюкова, потому и считаю их достоверными. Этот случай описал и уважаемый мною автор Вернон Кресс в своих воспоминаниях. Очень приблизительно и неточно географически.

Но то, как об этом написал мэтр колымских зарисовок и рассказов Шаламов, меня откровенно возмутило и разочаровало. Да еще и кино сняли по мотивам этого рассказа. Помните «Последний бой майора Пугачева»?  Все поставили с ног на голову, оболгав бедных солдат и командиров в чьи обязанности входило охранять заключенных.

Кому это будет интересно, предлагаю самим разобраться, прочитав исследование А. Бирюкова – «Последний бой Ивана-пахана» и потом посмотрев фильм – «Последний бой майора Пугачева»

В последнем бою будет тяжело ранен рядовой Урманшин, но поправится и многие годы будет жить в Эльгене среди бывших заключенных, в мире  без обид и разборок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *