Медвежий способ – три плюс два

331813

Не знаю как в других регионах, но на Дальнем Востоке и Северах широко известно о трёх способах лова рыбы медведями, чаще всего лососей.

Первым способом рыбу ловят исключительно молодые ещё не опытные пестуны и старые малоподвижные медведи. Они располагаются на мелководье ниже перекатов, и спокойно подбирают уже отнерестившуюся вялую и всю избитую рыбу.

Второй способ доступен только сильным, с молниеносной реакцией, взрослым медведям. Пренебрегая опасностью быть сброшенными с водопада вниз, они заходят в бешеный поток реки часто до самой стремнины, садятся на подводный камень и ждут. Лосось, набрав максимальную скорость, взлетает, чуть ли не стоя на хвосте, над водопадом и, шлёпаясь в реку выше излома потока на крохотный миг теряет ориентацию. Но этого мига вполне достаточно сидящему над водопадом медведю, чтобы взмахом лапы подсечь острыми когтями лосося. При этом медведь всегда успевает определить размер лосося и бьёт только крупных.

Третьим способом рыбу ловят медведицы, делая это, как и подобает солидным мамашам, обстоятельно и толково. Возжелав откушать свежей рыбки, медведица ищет длинную отмель с сильным течением. Оставив медвежонка у куста с ягодой, она грозным рыком запрещает ему следовать за собой. Войдя в воду, она начинает движение вниз по течению. Обтекающая лапы вода рябит поверхность и рыба медведицу не видит, но ей отлично видно всё. Стремительный взмах лапы, и рыба бьётся в когтях. Широко размахнувшись, медведица закидывает рыбу подальше на берег и идёт ловить следующего лосося. Пройдя до конца отмели, медведица выходит на берег, собирает весь улов в кучу, приводит медвежонка и пиршество начинается.

В нашей жизни иногда всё переплетается самым удивительным образом. Ещё вчера, сидя у костра, мы весело смеялись над медведями, ловящими рыбу, вторым способом. Дело в том, что почти каждый из взрослых сильных медведей неизменно попадает впросак. Если он, поймав рыбу, идёт с ней на берег или ест её прямо в воде, то всё хорошо. А вот когда он принимает решение сначала наловить побольше, а уж потом плотно покушать, то неизменно остаётся с носом.

Поймал первого лосося, привстал и положил его под свой зад. Изловил следующего, привстал, а поток унёс первого. Итак раз за разом: положит одного лосося, поток унесёт предыдущего. Изловит штук десять и думает: «Хватит, ох и наемся». Встал, развернулся, сунул лапу в воду — нет рыбы. Медведь, рискуя захлебнуться, суёт морду под воду, и начинает шарить по дну вокруг камня. Рыба исчезла. С диким рёвом он вылетает на берег — где вор? Вора нет, и медведь в ярости начинает крушить всё подряд: кусты, камни, траву, кору деревьев. Крушит и без устали ревёт, и так до полного изнеможения.

Ещё вчера мы весело смеялись над глупостью медведя, а сегодня… Мы остановились на привал и пока разводили костёр, со стороны верховий реки послышались далёкие раскаты грома. Мой таёжный напарник Славик мечтательно сказал: «Эх, прошла бы в верховьях гроза, вот тогда бы нам сказочно повезло. Смотри, какое идеальное место. Сверху от нас — километр порогов и перекатов и ниже то же самое: одна стремнина, а единственный большой плёс у нас под боком. Даже представить страшно, какой бы тут жор был.

Летом весь крупный хариус стоит на самой стремнине, там кислороду больше, а кормиться идёт в сумерках или темноте. Но после сильной грозы, когда в реку смываются десятки тысяч самых различных насекомых, куколок и личинок, хариус забывает об осторожности и, скатившись до ближайшего плёса, разворачивается головой к потоку и жирует, хватая всё подряд. В это время улов может стать просто неподъёмным, столько крупного хариуса вам удастся изловить. Но очень трудно предугадать такой момент, жор длится не больше получаса…».

Мы попили чайку, и я пошёл к реке ополоснуть котелок. По поверхности воды густо плыли насекомые, гроза в верховьях прошла. «Славка!» — заорал я во всё горло. Напарник подскочил ко мне, и мы увидели, как за перекатом, на плёсе, вся поверхность воды буквально кипела от брызг жирующего крупного, хариуса. Схватив удочки, мы ринулись к началу плёса. Хариуса всегда ловят в забродку, чтобы вода, обтекающая ваши сапоги, давала скрывающую рыбака рябь.

Через пару минут мы уже были на середине реки. Заброс и почти тут же моментальная поклёвка, есть! Я подкрутил катушку и, вытащив крупного хариуса, хлопнул себя рукой по боку, где обязан, был висеть мой канн. Но его не было. Метнувшись к реке, я в горячке просто забыл о нём.

— Славка, ты канн взял?

Славка весело рассмеялся:

— Ага, и свой, и твой, и рюкзаки в придачу.

Я рассвирепел:

— Чему радуешься, дубина? Пока сходим за каннами, жор закончится.

Славка ответил:

— А чем мы хуже медведицы? Давай двигай ближе к тому берегу, он невысокий и бросай весь свой улов в траву. Потом сходим за каннами и соберём улов.

Жор был бешеный, весь хариус за килограмм. Славка дёргал одного за другим, и всё нахваливал себя.

— Правда, здорово, что я о третьем медвежьем способе вовремя, вспомнил? Тут не то чтобы канны, а и рюкзаки доверху рыбой забьём.

Я тоже трудился, не покладая рук. Жор закончился, усталые мы вышли на берег, присели на валуны, закурили. Славка сказал:

— А я парочку более чем за два килограмма поймал.

Я устало возразил:

— Не ври, на Колыме хариус максимум, 1800, не более.

— Это я — вру? Да я их сейчас тебе прямо под нос суну.

Славик исчез в высокой траве, и… громкий истерический смех заставил меня вскочить на ноги и броситься к нему. Он буквально корчился в конвульсиях не в силах сказать ни слова, и всё время тыкал рукой в сторону. Я посмотрел, и через секунду в высокой траве корчились от смеха уже два человека. Мы бросали свой улов в траву, росшую на берегу не ведая, что это гребень, а за ним низина, залитая водой переходящая в речной заливчик.

Когда мы отсмеялись, Славик сказал:

— Мы, два конченых идиота. Смеялись над медведем, а сами? Ловили рыбу в реке, чтобы тут же выпустить её в залив. Ловили по третьему способу, а отпускали по второму. И изобрели новый, медвежий метод: три плюс два. Я не знаю, как его оценят медведи, но если об этом станет известно людям, нас с тобой «ославят» на все Севера. Поэтому о новом способе ловли хариуса три плюс два, нам с тобой лучше помолчать.

Я и молчал больше четверти века, пока не решился написать вот этот рассказ.

Автор: Юрий Маленко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.