Старатели

Добыча золота. Старательская артель. Колыма. 30-е годы ХХ-века.

Добыча золота. Старательская артель. Колыма. 30-е годы ХХ-века.

Разведчиков, прибывших осенью 1930 года, сразу распределили по нескольким ключам: Холодный, Юбилейный, Крохалиный, Встречный, Дарьял и на самой речке Утиной. Так что разведывали сразу пять ключей и к концу работы было уже известно, где какое золото. Знали об этом руководители прииска и разведки. Общее руководство разведывательными работами вели Раковский и Попов, опытные разведчики, с которыми я ходил в партию на Алдан. 

Шурфы на разведке били всю зиму до мая 1931 года. Когда не стало возможности проходки шурфов (стало заливать водой) нас отозвали на прииск для дальнейшего распределения на летние работы. При подведении итогов работ по содержанию золота оказалось, что не всем партиям выпала одинаковая фортуна. Самое богатое содержание золота в песках было на ключах Холодном, Юбилейном и на самой речке Утиной. На Дарьяле и Встречном золото по тем временам было непромышленное.

Когда мы собрались на прииске, то никто из нас не гордился своей фортуной. Так как нам были обещаны самые богатые места для старательства летом, мы разбили все лучшие места по делянкам и тянули по жребию, кому какой участок достанется. Абсолютно не считались с тем, кто нашел и кто потерял, но все придерживались того, кто с кем работал зимой. Посторонних с прииска не брали, хотя желающих было много.

Нашей партии из восьми человек, которые работали зимой, досталась деляна не на ключе Холодный, а на ключе Юбилейный, располагавшийся от нашего лагеря в шести километрах. Как не жалко нам было уже обжитое своё место, но пришлось переходить. Жребий и закон тайги для таёжников обязательны.

Лотошная промывка на реке Утиная. 30-е годы.

Лотошная промывка на реке Утиная. 30-е годы.

На время сезона в нашей артели меня поставили бригадиром, не потому, что я знал больше других, старателям не нужны были нужны мои знания, а потому, что я был моложе их и шустрее и имел какую-то симпатию среди старших. Также было нужно каждый день относить добытое золото на прииск, получать продукты и всё, что было нам необходимо.

Денег как на прииске, так и у нас не существовало. Всё, что мы сдавали и получали — записывалось в заборную книжку, а это требовало большой точности и честности и наша артель всю эту бухгалтерию доверила мне.

Для промывки и улавливания золота требуется много приспособлений — промывочный прибор, маты, трафареты, насосы и так далее. Вот только прииск нам ничего не дал, потому что и сам не имел, а если что и было-то отдавали своим рабочим, а старатели должны были выкручиваться и всё делать сами.

 Железа у нас не было — ни одного гвоздя, кроме топора и пилы (большой ценностью считалась кайло и лопата). Делали бутары из отёсанных досок без гвоздей, брали всё вжимки, вместо трафаретов и матов для улавливания золота, на бутары делали маты из тонких лозниковых прутьев. Сами сделали насос — выбрали дупляное дерево, раскололи, очистили внутренность до необходимого диаметра, вновь сложили половинки, плотно обмотали тряпкой и пропитали смолой. Поршень сделали деревянным, на конце обмотали куском из сырой лошадиной шкуры (благо мы знали, что предстоит делать, и шкуру припасли ещё зимой), наверху сделали рычаг. Вот такое сделали промывочное устройство. 

Но чтобы из забоя породу на промприбор не носить мешками или носилками, нужны были тачки, а без гвоздей их не сделаешь. Пришлось ночью идти на прииск, где сумел добыть несколько обручей от бочек, принес их в артель, и из них сделали гвозди на кузова для тачек. Колёс и осей для тачек у нас не было, но это уже не страшило, вырезали катки из лиственниц и пристроили их вместо колёс. Доски для подвоза тачек с породой из забоя до промприбора мы также вытёсывали из брёвен.

Режим рабочего дня:

  • завтрак,
  • «утренняя зарядка» с 5 до 9 часов,
  • один час — обед,
  • дальше работа — с 10 до 14 часов,
  • опять час — обед,
  • с 13 до 21 часа работа.

Итого рабочего времени — 14 часов.

Печь для выпечки хлеба. 30-е годы ХХ-века.

Печь для выпечки хлеба. 30-е годы ХХ-века.

Пищу готовили и пекли хлеб по очереди, но когда выпекали хлеб, обычно приходилось дежурить мне, в артеле считался как лучшим кулинаром, так и поваром.

Выходные были только тогда, когда ходили на прииск за продуктами — это было два раза в месяц.

Наш артельский сезон продолжался с 16 мая по 16 октября 1931 года. 

К оглавлению

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.