Что второстепенное?

Во всех коллективах всегда и везде существовало и долго будет еще жить деление на профессии основные и вспомогательные. Хотя деление это очень и очень условно. Не действовать главному без второстепенного, а в той или иной конкретной обстановке еще надо посмотреть, что важнее. Взять заводскую котельную. К какому разряду ее отнести, когда она питает стекольный, деревообрабатывающий и все другие цеха, отапливает поселок?! Из чего исходить, оценивая сравнительно с другими должность, скажем, старшего машиниста?

Как главную и самую что ни на есть уважаемую! В середине семидесятых мнение стекольненцев в этом отношении бытовало однозначное. В непосредственном подчинении старшего машиниста находилась вся смена котельной, и большую часть суток он являлся основным и единственным распорядителем и своем огнедышащем царстве.

Прежде котельная действовала на местном угле. А он известно, что за топливо. Обслуживали ее около шестидесяти рабочих, и работенка эта в описаниях не нуждалась. Все знали, что кем бы ты в котельной ни трудился — слесарем, углеподатчиком, — все равно то и дело за лопату и кувалду приходилось браться, помогать.

К 1975 году котельную перевели на жидкое топливо. Обслуживающий персонал сократили втрое, многие прошли специальную подготовку по обслуживанию паровых котлов. В корне улучшились условия труда — в помещениях стало чуть ли не идеально чисто.

Славой добросовестной труженицы – фамилия на Доске почета завода — пользовалась Валентина Степановна Васильева, старший машинист котельной. Она являлась членом цехового профсоюзного комитета, народным контролером. И, судя по сохранившейся фотографии, была очень милой молодой женщиной. А в смежной смене начальствовала ее старшая сестра — Раиса Степановна Каблукова. Такая же, охочая до порядка во всем, работница. На этих двух сестрах тогда, по утверждению старожилов, тепло и держалось.

С уважением рассказывала рабочая стекольного цеха С. Черебаева о своем товарище по работе Райфе Аслямовой.

Райфа считалась уже ветераном производства, проработала на заводе около двадцати лет. Последняя ее должность — контролер-сортировщик. Но когда появлялась необходимость, заменяла лаборанта или контролера-испытателя, становилась к вязальной машине, собиравшей в пакеты только что выработанные бутылки. Как ловки и сноровисты были ее руки, а готовность прийти на помощь товарищу поистине не знала границ!

Думается, стоит привести один штрих, чтобы напомнить, в какой морально-политической обстановке жили тогда люди. Вот короткий отрывок из заметки в районной газете под крупным заголовком: «Праздник советской демократии».

Заведующий отделом культуры райисполкома Е. Зайцев пишет: «Дождь, зарядивший с ночи, к утру еше больше усилился. Но непогода не могла испортить праздничного настроения стекольненцев. Еще не было шести часов утра, а в вестибюле Дома культуры собралась большая группа избирателей. Тут же замечаем девушку, по лицу которой угадывается ее огромное волнение.

— Испереживалась наша Светлана, — говорит председатель окружной избирательной комиссии А.А. Аксенова,— будет голосовать впервые. Пришла очень рано: в первый раз ей первой и хочется выполнить свой гражданский долг. Но многие ее опередили.

— Не волнуйся, дочка,—обращается к Емишевой старейший рабочий завода И.П. Синицын,— уступим мы тебе очередь.

Как только девушка опустила бюллетень в урну, мы спросили, какое чувство она пережила в этот момент.

— Очень сложное, — прерывающимся голосом ответила Светлана.— Главное, почувствовала себя полноправным гражданином: своей замечательной страны».

Так было! Во всяком случае, так писали газеты.

Глава из книги Шалимова Ю.Б. Легенды и быль Колымского стекла. Магадан, 1992 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *