К вопросу о рентабельности

Быть ли предприятию рентабельным? Этот, теперь один из главных вопросов нашей нынешней жизни, вообще в те годы такие стоял. Завод все равно продолжал бы жить, только в районных и областных сводках числился бы по другой, менее престижной графе. Для стекольного цеха выход на рентабельность виделся исключительно в увеличении выпуска продукции. Тогда, разложив высокие в условиях Крайнего Севера накладные расходы на большее количество продукции, предприятие сможет приносить прибыль.

С этой целью приступили к сооружению третьей производственной линии для выпуска бутылок. Причем, строили ее сами, хозяйственным способом, за счет ссуды Госбанка. Одновременно начались изыскательские работы по реконструкции составного отделения.

Наращивая темпы выпуска продукции, стекольненцы считали, что в 1971 —1972 годах вопрос о переводе предприятия в число рентабельных можно будет ставить всерьез.

Особенно хорошо работала смена мастера Галины Васильевны Серединской. Брак не поднимался выше 8,5 процента, в чем большая заслуга машинистов Юрия Халдая и Ивана Николаевича Брецко.

Росло на заводе рационализаторское движение. Начальник мехцеха В. М. Ястребов предложил свою методику реставрации бутылочных форм. Мастер В. Молев и технолог В. Чуб разработали схему реконструкции сушильных камер в ДОЦе с целью увеличения их объемов и повышения загрузки на 40 процентов.

Еще более серьезные проблемы выдвигал перед заводчанами ДОЦ. В 1969 году он должен был выпустить мебели на 435 тысяч, с последующим увеличением в 70-м на 65 тысяч рублей. Производство мебели было убыточно. Чем больше мебели, тем больше убытки.

Дело в том, что кубометр леса стоил 70 рублей. А половина его шла в отходы из-за низкосортности древесины. Это — первая накладка. За ней шли отсутствие мебельной фанеры, нитропродукции, фурнитуры.

Но ведь везти мебель с материка еще дороже… Поэтому выход виделся один — снизить себестоимость стеклопродукции настолько, чтобы прибыль от нее с лихвой перекрывала растущие с каждым годом убытки от производства мебели.

Первейшей необходимостью оставалась борьба с браком в стеклоцехе. Примечателен нескончаемый спор между главным инженером В.А. Алферовым и начальником цеха А.Ф. Курчепко.

A.Ф. Курченко: «Цех прежде всего необходимо оснастить приборами»,—повторял и повторял он. А в ответ:

B.А. Алферов: «Вы привыкли, что на одну печь приходится две стены приборов. Но Колыма не материк, здесь свои условия».

Сколько брака, бесхозяйственности списывалось во все времена на здешние специфические условия. Во что это обходилось и обходится?!

— На весь цех в 70-м году имелось всего два прибора для контроля температуры в ванной печи,— вспоминает Г. В. Куршаков.— Направленный в стеклоцех слесарем по ремонту контрольно-измерительных приборов и аппаратуры, я занял пустую комнатенку площадью в семь квадратных метров.

Георгий Васильевич Куршаков — сама биография последних двадцати лет завода. Участник Великой Отечественной войны, открытый и прямодушный человек, он всегда оказывается на острие самых трудных позиций производственной и общественной Деятельности коллектива. Председатель группы народного контроля, председатель профсоюзного комитета, секретарь партбюро завода – на эти и другие должности, в большинстве на общественных началах, выдвигали его, рабочего, рабочие.

Под стать ему — труженица, общественница — и жена его Ольга Александровна Куршакова. Во всех делах, в том числе и на производстве: тоже слесарь КИПиА, не раз избиралась депутатом в районный и областной Советы.

Глава из книги Шалимова Ю.Б. Легенды и быль Колымского стекла. Магадан, 1992 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *