Рассказы о ветеранах

Надежным, добрым товарищем заводчанам слыла народный контролер Тамара Алексеевна Глухоедова. Будучи лаборантом, она осуществляла входной контроль сырья. Поэтому в головной группе дозорных ей доверили руководство сектором качества продукции и производимых работ. Постепенно контрольные функции сектора стали распространяться на все звенья технологического процесса, начиная от поступления и кончая погрузкой готовой продукции в контейнеры. Вместе с членами сектора лаборантом Т.А. Дроновой; экономистом Т.А. Кулешовой, инженером-стандартизатором А.И. Ветрещак ей удалось предотвратить порчу большой партии соды. Деятельность Тамары Алексеевны отмечена Почетной грамотой районного комитета народного контроля.

Постоянно в том или ином контексте в разговоре упоминается Ольга Петровна Романова. Она перешла па завод из Хасынского дорожного ремонтно-строительного управления в 1982 году, где возглавляла партийную организацию, и сразу же была избрана секретарем партбюро завода, позже — председателем заводского комитета профсоюза. В этих и других качествах ей предстояло пребывать в общественной жизни завода многие годы. Мне встретились ее размышления на тему «Каково общественнику на стекольном».

Ольга Петровна говорила: «Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Общественник в силу своего положения постоянно находится под «напряжением», величина которого прямо пропорциональна авторитету организации, которую он представляет. Вообразить себе легкую жизнь общественника трудно еще и потому, что, находясь на своем рабочем месте, почти всегда испытываешь эмоциональный пресс коллектива. У людей прочно укоренилось в сознании: секретарь или председатель того или иного ранга поможет, стоит лишь поделиться с ним наболевшим. А всегда ли он всесилен? Вот и мучит разлад между готовностью поддержать человека и невозможностью сделать это в данную минуту. Авторитет, личный авторитет общественника — самое надежное подспорье в работе».

Таким авторитетом обладали М.А. Королева, К.П. Судас, Н.Г. Палецкая.

Из общественников вырастали и кадровые руководители. Начальником стекольного цеха в 1983 году назначили Валентина Александровича Дубинина, работавшего сменным мастером и руководившего на заводе школой идеологического актива.

Заметным общественником многие годы был Иван Прокопьевич Синицын. В стекольном цехе, где он трудился стекловаром, его звали все уважительно: Прокопьевич. О его трудовом и ратном пути в годы Великой Отечественной войны говорят награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией»; «Ветеран труда», «За трудовую доблесть».

— Сколько помню Прокопьевича,— говорил о нем А. А. Нерябов,— а мы с ним у печи проработали вместе десятилетия, он поражал меня какой-то своей особой внутренней подтянутостью и собранностью, внутренней значимостью. Не было в нем той мелкой суетливости, которая нет-нет да и покажет себя в обстоятельствах, когда в человеке высвечивается его сердцевина. Покажется и скроется надолго. Но настороженность к таким людям остается. Прокопьевич в самые затруднительные моменты оставался таким, каким мы его знали всегда,— спокойным, неторопливым, надежным.

В последние годы, когда завод лихорадило, шел массовый брак, а поиск причин его явно затягивался, И.П. Синицын не изменял своему правилу — действовать надежно, с максимальной пользой для общего дела. Его вклад в обеспечение общей стабильности трудно переоценить. Ряд его предложении учтен при реконструкции стекловаренной печи. При непосредственном участии его как бригадира внедрена в цехе система коэффициента трудового участия, заметно оздоровившая моральный климат в цехе. Да и каждый из ныне действующих стекловаров — В.А. Лннднн, С.Д. Пушкин и я, наконец, немало переняли у него.

Когда А.А. Нерябов, сам именитый на заводе стекловар, кавалер ордена Трудовой славы III степени говорил это о своем товарище, И.П. Синицын был уже на пенсии. Но посчитал нужным все-таки сказать все это А. А. Нерябов, а Прокопьевич и другие, конечно же, услышали. А вот рассказ и о А.А. Нерябове. «Началась стекольненская биография Анатолия Антоновича в 1960 году в группе демобилизованных солдат срочной службы. Был он к тому времени женатый человек, а значит, к перемене мест менее охочим, чем его холостые товарищи. С той поры уже не менял прописки. Каменщик стройучастка, засыпщик шихты, стекловар – ступени его профессионального становления. Но по-настоящему его лучшие качества раскрывались не сразу. Понадобилось десять и больше лет, прежде чем состоялся мастер высокой квалификации, человек, которого без колебаний можно назвать душой коллектива. Что является главным в характере Нерябова? Добросовестность! Это мнение разделял и В. А. Дубинин: «С ним беспокойно и надежно одновременно. Думаю, болея за производство, он способен увидеть проблему там, где другой беззаботно пройдет мимо. Критикует, невзирая на лица, но его критика содержит идею, подсказку, как следует решать проблему. Вот почему руководство цеха всегда прислушивается к точке зрения Нерябова.

Нерябов верит не слову, а делу, на него и равняются. Может, оттого и готов сам оказать немедленную помощь производству, человеку, попавшему в беду.

Примеров, подтверждающих эту активную позицию, можно привести множество. Так было в одну из смен, когда на стекловаренной печи разошелся температурный шов. Как бы на его месте поступил другой? Наверняка, сообщил о «ЧП» по инстанции и продолжил бы свою работу. Нерябов из другого теста. Поставив в известность о случившемся начальника цеха, а также главного технолога завода В.Г. Шкуро, Нерябов поспешил на помощь печнику Анатолию Куделе. Вместе с нам они в течение двух часов заделывали шов, выравнивали тепловой режим печи, словом, делали все для того, чтобы оперативно устранить неисправность и возможность последующего брака в выпуске бутылок. И добились своего.

Анатолия Антоновича, как члена цехкома, отличает принципиальность и объективность. Все знали, как требовательно он подходит к оценке итогов соревнующихся бригад на заседаниях цехкома. Никаких компромиссов, полная объективность. Даже если это противоречит интересам его бригады. Так было, когда заготовщик шихты совершил прогул. Первым об еще неизвестном факте, автоматически исключающем коллектив из соревнования, заявил сам Анатолий Антонович.

Сам Нерябов многое перенял у опытнейшего стекловара В.В. Чистякова. Теперь имеет сам учеников. Преемственность такого рода надо беречь и приумножать.»

Да, беречь и приумножать!

Ветераны предприятия, зная производство до тонкостей, вносили немалую лепту в творческое решение проблем, связанных с экономией средств и материалов, улучшением организации труда. В числе таких люден из числа инженерно-технических работников всегда находился начальник цеха паросилового хозяйства В.Н. Макейчик. Экономический эффект от внедрения его предложений за год составил до 2000 рублей. Немало сэкономленных
средств приносил предприятию и механик деревообрабатывающего цеха В.И. Петриев. Его предложения направлены были на снижение затрат ручного труда, экономию рабочего времени.

Не менее важной задачей, чем выполнение производственных планов, являлось участие в кормозаготовках. Во главе сенокосных бригад ставились наиболее ответственные работники, как наладчик А.В. Дронов.

В начале восьмидесятых годов па производстве стеклотары внедрен ГОСТ па молочную посуду, что позволило существенно снизить ее вес и тем самым сэкономить исходный материал. Продолжались работы по монтажу автоматической системы «Каскад», внедрение которой позволяло улучшить качество стекломассы.

Предприятие справлялось с заданиями по выпуску бутылки, однако нерешенных вопросов оставалось немало. Проблемой являлась упаковка и реализация продукции. В связи с повышением залоговой стоимости на бутылку, резко возрос ее оборотный поток. С перебоями выделялся транспорт. Но все это текущие неурядицы, опыт преодоления их в коллективе имелся достаточный.

Глава из книги Шалимова Ю.Б. Легенды и быль Колымского стекла. Магадан, 1992 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *