На подъеме

Главный инженер завода В.А. Алферов отмечал, что к 1971 году на заводе появилось много нового. В том числе пробурены скважины, дающие питьевую воду. Установлено 62 единицы нового оборудования. Вступает в эксплуатацию нефтехранилище с пятнадцатидневным запасом топлива.

В 1968 году сумма убытков составляла 491 тысячу рублей. В 70-м году получено 186 тысяч рублей прибыли. Директор завода Б.А. Новиков, выступая на профсоюзной конференции, обсуждавшей новый коллективный договор, уверял, что это дает возможность наконец-то начать строительство составного отделения. На приобретение спортивного инвентаря выделялось 1200 рублей. В общежитии предусматривалось сменить мебель.

Кстати, Стекольный выступил устроителем областных соревнований по хоккею на приз «Золотой шайбы» и команда завода «Хрусталь» заняла призовое место. В число лучших игроков входили Василий Усов и Сергей Федорищев.

«Заря Севера» распространила интересную анкету «Строить жизнь с кого?», в которой задала молодым рабочим вопрос, кого и за что именно из своих старших товарищей они уважают.

Первым назвали Ивана Федоровича Еременко, заместителя директора завода. Отмечались его отношение к работе, обращение с людьми. Выдержка, справедливость и доброта, говорилось в анкете, его отличительные черты.

Здесь же названа и М.А. Королева. «Она — Человек с большой буквы,— пишет автор анкеты.— Ей я обязан верой в себя, в свои силы».

Работая начальником стекольного цеха, она совместно с партийной, профсоюзной и комсомольской организациями помогла заводу из планово-убыточного стать прибыльным. А стекольный цех держит по заводу переходящее Красное знамя. Восхищают ее организаторские способности, умение совмещать производственные обязанности с общественной работой.

Такой же интересный рассказ в газете о Нине Куршаковой, электрослесаре контрольно-измерительных приборов. Хорошо начинала свою трудовую биографию Нина — и труженица, и общественница, что надо!

А в деревообрабатывающем цехе общим уважением пользовалась станочница Галина Михайловна Новикова. Рабочие выдвинули ее в депутаты Стекольпенского поселкового Совета.

Тогда же пришла па завод и Наташа Пфлаумер, известная потом как добросовестный работник, общественница, участница художественной самодеятельности.

На самом ответственном участке деревообрабатывающего цеха — сборке мебели — стоял мастер высокого класса Алексей Андреевич Лужбип, потомственный краснодеревщик, крепко свивший свое новое «гнездо» на Колыме.

В стекольном цехе передовиком слыл стекловар Василий Васильевич Чистяков. Немолодой уже человек, он награжден за более чем десятилетнюю безупречную вахту у огнедышащей печи орденом Трудового Красного Знамени.

Итак, предприятие вышло в рентабельные. Чтобы решить эту стратегическую задачу, был применен тактический ход: увеличен выпуск прибыльной продукции, т.е. бутылки. Это делалось с расчетом перекрыть убытки от производства мебели. Для этого провели реконструкцию лерного отделения, по своему проекту переложили печь, предприняли ряд других мер.

Еще недавно территория завода и прилегающие к нему улицы выглядели несколько не так, как сейчас. Повсюду красовались транспоранты, призывающие лучше трудиться. Доски почета, галереи Трудовой славы и другая наглядная агитация. Фойе заводского клуба украшали стенды с фотографиями станочника В. А. Федоренко, кочегара А. Ф. Буняка, стекловара А. А. Нерябова. Люди останавливались у стендов уважительно.

В числе ударников коммунистического труда числилось 120 работников предприятия. Имена всех были аккуратно выписаны и помещены на видном месте.

Повсюду можно было встретить щиты с текстами социалистических обязательств бригад, смен, цехов и завода. Наглядной агитацией, показом опыта лучших занимался производственно-массовый сектор заводского комитета профсоюза.

Свою роль наглядная агитация, безусловно, играла. Сказано ведь: «Не хлебом единым жив человек». Вот, к примеру, Екатерина Дмитриевна Трифонова. Ее трудовой путь на заводе — от рабочей до начальника смены. И доброе слово о ней в виде фотографии на Доске почета под большими буквами: «Маяки пятилетки» у проходной приятно волновало и ее, и знавших ее людей этим выражением благодарности за труд заслужившему ее человеку.

Через наглядную агитацию рассказывалось и о слесаре стекольного цеха Л.П. Кузнецове. Он выполнял в стеклоцехе серьезную операцию — ремонт ножниц. Можно иметь хорошую стекловаренную печь, годное стекло, но не получать хорошей бутылки, если не будет хорошего отреза капли.

— Действительно,— писал один из журналистов,— когда смотришь в цехе на выработку бутылок, поражаешься точности, согласованности операций. Вот большой огненной массой вытекает расплавленное стекло, внизу автоматически подведена форма. Капля точно надает в нее. И надо, чтобы ложилась она в воронку ровным полетом, была без нитей. Все это зависит от работы ножниц. Качество их работы – дело А.П. Кузнецова.

Любознательным, вдумчивым работником сразу зарекомендовал себя Александр Молев, возвратившийся на завод после службы в армии. Заместитель председателя производственного сектора, член цехкома, боец оперативного отряда — это его общественные поручения или «нагрузки», как говорили тогда. К тому же, он непременный участник самодеятельности, а как комсомолец занимался с учащимися первых-четвертых классов на детской площадке «Солнышко».

В семидесятые годы, когда счет на пятилетки уже потерял свой вкус, пошла игра в слова на годы — стартовый, определяющий, решающий, завершающий и т.д. Эти определения повторялись по радио и в газетах беспрерывно, создавая иллюзию действительной борьбы коллектива за взятие рубежей. По разному действовала пропаганда на предприятиях, но на стекольном заводе она эффект имела. Однако второй год девятой пятилетки прошел неудачно. Намеченное пи по объему производства, ни по росту производительности труда и снижению себестоимости продукции выполнено пе было.

Теперь мы знаем главную причину многих наших срывов и неудач – негодной оказалась сама система организации производства. У рабочих отсутствовала серьезная заинтересованность в добросовестном труде. Зарплаты передовика и лодыря не очень-то разнились. Но все причины тогда сводились в основном к двум — плохое материально-техническое снабжение и слабая трудовая дисциплина. С этих позиций оценивались причины срыва и старшим инспектором отдела кадров В.И. Мирошниченко. «Достаточно сказать,— делилась она статистикой,— что за прошлый 1972 год совершено 320 прогулов. Убытки 10 092 рубля. Вот он корень зла, проблема проблем, которую мы призваны разрешить».

А причина прогулов, по ее же мнению, – пьянство. Пьянство проистекает из-за слабой воспитательной работы. Следовательно, если мы человеку как следует разъясним, что пить нехорошо, приведем примеры, он ужаснется и станет трезвенником. Тогда это была общепринятая схема воспитания.

Воспитывали по-разному. Пьяниц принародно позорили, лишали их (вместе с ними и их семьи) различных доплат и льгот.

На заводе, как и повсюду в стране, действовала система политобразования. После трудового дня при воздействии администрации, парткома и профкома собирали привычных ко всему рабочих и проводились занятия. Повсеместно изучалась история Коммунистической партии Советского Союза. Хорошим пропагандистом, т.е. преподавателем считалась, например, инженер по научной организации труда Е.А. Шапиро. Сколько времени ей приходилось тратить па подготовку к занятиям… Можно только посочувствовать теперь человеку! Как, впрочем, и слушателям, в числе лучших из которых назывались те же, просто рожденные добросовестными работниками, бульдозерист Д.Т. Дугладзе, кладовщик К.Р. Буханцева, слесарь А.С. Микоэлян, шофер А.П. Корнейчук.

Кроме политшколы, на а заводе действовали еще три школы основ марксизма-ленинизма и две — экономических знаний. Главный мотив занятий: «работать, работать, работать…»

Когда теперь вспоминаешь всю ту систему так называемого марксистско-ленинского образования, невольно приходят на память строки из резолюции партийно-хозяйственного актива по докладу И.Ф. Никишова в 1943 году: «Необходимо вести жесткую борьбу с лодырями и прогульщиками в лагере».

Сторожевые вышки и проволоку убрали, но, незримо, порядки — суть их — ох, как живучи. Понукать человека — грубым, обманным ли словом легче, чем создавать для него элементарные условия труда. В ходе сбора материала мне довелось побывать у многих ветеранов завода. В большинстве они неплохо устроены с жильем. Однако не все.

Коллектив на заводе, действительно, был крепкий, и не пьяницы определяли в конечном счете результат труда, уже первый квартал третьего, решающего года пятилетки удалось завершить досрочно. Вытянул стекольный цех благодаря его реконструкции, внедрению новой технологии и оборудования.

Старался и ДОЦ. Если стекольный цех вырывался за счет бутылки, то деревообработчики нажимали на стулья и табуретки. На районную партийную конференцию от завода в числе других была направлена Лидия Тищепко. Она оказалась самым молодым делегатом, ей исполнилось лишь 23 года. А вскоре секретарь партбюро А. Шизиков рапортовал, что предприятие досрочно – на две недели — завершило годовое задание по валовому производству и реализации продукции. Главный фактор, обеспечивший успех, по утверждению партийного руководителя, участке завода во Всесоюзном социалистическом соревновании, вызванный этим особый духовный подъем людей.

Считалось, что большую роль в делах коллектива могут сыграть партгруппы. Они образовывались непосредственно на производственных участках, возглавлялись рабочими. Партгрупоргом в ДОЦе являлся станочник М. Тухтахупов. Отвечая на обращение Центрального комитета к партии, к советскому народу, рапортовал он в газете: «Коммунисты цеха стали инициаторами пересмотра ранее взятых социалистических обязательств. Успех обеспечивают мастера высокой квалификаций. Коммунист Г.Н. Ефремов со своим напарником Г.С. Моцгоном дают качественную продукцию, кандидат в члены КПСС фанеровщица Ольга Буханцева показывает пример в труде. Так же споро работают рядом В. Суханова, Ю. Кособокова. Победителем в индивидуальном соревновании среди комсомольцев и молодежи стала Т. Приблоцкая, хорошо потрудились шлифовщица А. Пескова, станочник В. Шушунов, сборщики мебели А. Завьялов, Г. Субач, Н. Судас, обойщица Т. Герасимова».

Да, и успех обеспечивали, и качество давали, и пример показывали. Уверен — старались искренне и беззаветно!

Глава из книги Шалимова Ю.Б. Легенды и быль Колымского стекла. Магадан, 1992 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *