«Нэлкени» – по-эвенски «Весенний цветок»

Вся наша колымская земля пронизана звучными эвенскими названиями. Они так ласковы, мелодичны и вкусны на слух, словно хрустально чистая вода, задорно журчащая на каменистых перекатах. Вслушайтесь хотя бы в некоторые из них: Нюрчан, Ольдяни, Хэвкандя, Биркачан, Нюкля …

Дословный перевод многих томонимов я узнала когда-то от своей молодой коллеги – журналистки Анны Хабаровой. Боже, как летит время! Вот уже более 30 лет мы идем вместе с ней по жизни. И хотя нынче моя любимая и уважаемая соратница вступает в возраст, в котором раньше старшее поколение северных народов уже признавали старейшинами, с Аннушкой это уж точно пока несоизмеримо. И не только потому, что в Магаданской области увеличивается возраст долголетия коренных народов, но и потому, что у нее в глазах по-прежнему все тот же молодой задорный блеск, она энергична и легка на подъем, а, главное, так же целеустремленно отстаивает во всех ветвях власти права аборигенных народов по защите их исконной среды обитания и традиционного образа жизни.

Вот и к нам в «МП» Анна Хабарова примчалась, слегка запыхавшись. Сразу после заседания Магаданской областной Думы. Там она представляет на постоянной основе интересы всех аборигенных народов, живущих на Колыме. А за день до этого в качестве районного народного депутата активно участвовала в очередном заседании Собрания представителей своего самого что ни наесть родного Ольского района.

Для начала, хотя я вроде как уже могу смело быть Анниным биографом, попросила ее чуть ли не с порога поделиться с нашими читателями самыми яркими детскими воспоминаниями. Ведь, согласитесь, все мы своими корнями родом из той счастливой жизненной поры. Передаю вам ее рассказ.

… Жила тогда большая многодетная семья эвенов Хабаровых в национальном эвенском селе Бараборка, раскинувшемся на живописном берегу реки Ланковой. Красота окружала Аннушку с детства неописуемая, да и микроклимат там особый, как, к примеру, в Стекольном. Константин возглавлял Сигланский поссовет, а Улита воспитывала ребятишек.

Аннушка родилась по счету девятой. И если раньше ее мама предыдущих детей, как и все другие эвенские женщины, рожала дома, то Аннушку уже в роддоме. Через три дня счастливый отец встречал Улиту на оленьей упряжке на берегу Ланковой.

И вот идет она с драгоценным сверточком в руках к нартам, а Константин кричит ей еще издалека:

– Кто родился-то?

И слышит в ответ:

– Девочка.

Столько радости у Константина в душе, а тут еще полуденное мартовское солнышко ласково припекает. Приоткрыл он осторожно уголок одеяльца, и оттуда, из сверточка, взглянула на него своими любознательными умными глазенками большелобая девочка.

– Ты уже придумала ей имя? – спросил Константин жену.

– Софья, – ответила Улита, потупив глаза (тогда иностранные женские имена были настоящим поветрием).

– Анной будет, – сказал, как отрезал Константин.

Конечно, говорили на своем родном мелодичном эвенском языке.

Себя отец Анны всегда считал большевиком, много читал разных книг и газет, и хотя был немногословным, на передний план никогда не лез. Все земляки всегда считались с его мнением, ну а уж жена и подавно.

Жила семья Хабаровых в одной комнате, выделенной им в двухквартирном доме. Константин вскоре начал заниматься исключительно охотой и рыбалкой. А Аннушка тем временем пошла здесь же, в Бараборке, в первый класс – незадолго до этого в селе открылась школа-интернат для ослабленных детей оленеводов.

– Папа, а почему наши дома рядом, а мы должны спать в интернате? – допытывалась на первых порах маленькая школьница.

– Такой уж заведен порядок, – коротко отвечал Константин.

И решила тогда Аннушка в тихий час удирать через форточку домой, ну а за ней следом подтягивалась и вся ребятня. Так что уже с ранних лет были в девочке задатки предводителя. Что и говорить, в отца пошла. А воспитательница весь тихий час радовалась: мол, тишина – то какая, вот как все детки сладко спят…

Самые же яркие детские воспоминания остались у Аннушки от ее учителей. В школу девочка просто рвалась – каждый год с нетерпением ждала 1 сентября. В форточки, откуда пахло свежей краской, постоянно заглядывала. Но и от дела никогда не отлынивала. Вместе со своими сверстниками цветочные клумбочки возле школы разбивала, старательно ухаживала за ними.

– Человек десять выпускников московских и ленинградских педагогических вузов, прибывших по призыву ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ в 1956 году в Магадан на пароходе «Иван Кулибин», направили работать в нашу школу, – рассказывает Анна. – Тогда мы, девочки, учились еще отдельно от мальчиков, вот даже какое время я застала. Так вот наши учительницы, заходя в школу, сбрасывали с себя валенки и ватники, а по школе ходили в капроновых чулочках и в туфельках на высоких каблуках. А сами отутюженные, наглаженные, с беленькими, вязанными крючком, ажурными воротничками, с ладненькими причесочками… Такие молодые, красивые и умные! Я всегда смотрела им вслед, открыв рот, и думала, вот вырасту, тоже обязательно буду так ходить.

На одни пятерки училась у них Аннушка, да с таким удовольствием. Вот это и есть ее самое яркое детское воспоминание. Так что, как видите, и учителя могут быть кумирами.

– Анна, фольклор северных народов, на мой взгляд, как никакой другой, очень поучителен, особенно для детей. Я так люблю все ваши эвенские праздники, ты знаешь, ни одного еще не пропустила. Так в чем же все-таки кроется такая мощная притягательность эвенских сказок, легенд, обычаев и поверий? – спросила я Анну.

– Как сейчас помню, мои родители, бабушки, тетушки вот так специально делать нас, ребятишек, что-то не заставляли, – ответила она. – Они говорили, если мы будем уважительно относиться к природе и всякой домашней утвари, то никогда не пропадем. Огонь тебя накормит, только его самого обязательно подкармливать нужно, водичка напоит, лес голодным не оставит… То есть взрослые, получается, как бы специально нас не учили, просто говорили, что ко всему нужно относиться как к живому. Стоило, к примеру, только кому-то из старших сказать: «Дети, кто больше всех дровишек в костер принесет, тому огонь и даст самое вкусненькое!», так мы сразу со всех ног бежали в лес. И так во всем.

А хозяином леса, да и вообще чуть ли не божеством, по словам Анны, у эвенов всегда был медведь. Самой же мудрой птицей считался ворон. В детстве она спрашивала бабушку, конечно, как бы с подвохом:

– А откуда ты, бабушка, знаешь, что вот этому ворону 300 лет?

– Так он у нас меченый, и мы об этом рассказываем от поколения поколению, – отвечала бабушка.

Так оно и есть – большинство эвенских легенд и мифов носит воспитательный, запрещающий и предупреждающий характер, которые сохранились до наших дней и стали обычаями народа. Например, «Нельзя обидеть духа огня», «нельзя задирать медведя», «нельзя громко кричать и разговаривать в лесу», «охотник перед охотой, обязательно должен кормить дух огня, дух земли» и многое другое.

А людей в бытность Аниных дедушек и бабушек не хоронили так, как нынче. Уносили их в глубь леса и укладывали на настил, сооруженный на самом высоком дереве и больше к этому месту не возвращались. А если человек уходил к верхним людям зимой, то те, кто побогаче, отправляли умершего далеко – далеко на нартах, запряженных белым оленем…

– Если говорить об исконных эвенских праздниках Хэбденек и Бакылдыдяк, то возрождали мы их мы вместе с нашими старейшинами, такими, как, к примеру, Мария Петровна Железная, Евдокия Михайловна Пиманенкова, – продолжает Анна. – Это в последние годы праздники финансируют, поскольку они действительно уже стали интернациональными, их полюбили все колымчане и даже гости из других регионов. А изначально не было никаких средств на их проведение, и все мы делали исключительно на добровольной основе. Поэтому, признаться, мне сейчас даже как-то странно слышать, когда кто-то вдруг говорит: «А сколько вы нам за это заплатите?» Вот и приходится им разъяснять, что далеко не все в этой жизни оценивается деньгами.

Зашел у нас разговор и о продолжительности жизни представителей коренных северных народов, живущих на территории Магаданской области.

– Условия для долголетия у нас есть, – убеждена Анна. – Другое дело, как каждый человек ими распорядится. Вот, к примеру, мой дед Карп Кирикович Хабаров прожил 105 лет. Он бы и дальше жил, но пошел на охоту и нарвался на нашего друга медведя, а защищаясь от него, напоролся на сук. Сегодня немало примеров долгожительства в Северо-Эвенском районе. Нашим уважаемым оленеводам из числа старшего поколения уже за 80, но они по-прежнему пешком проходят, а то и пробегают чуть ли не по 20 километров в день. Они не курят, не пьют, ведут здоровый образ жизни, питаются согласно народным традициям. Они философски смотрят на жизнь, не нервничают, ни с кем не ругаются. К слову сказать, я еще вообще ни разу не видела, чтобы наши уважаемые долгожители, впрочем, как и мои родители, ругались.

Вот уже долгие – долгие годы Анна идет по жизни рука об руку со своей второй половиной. Мне импонируют их взаимоотношения с Романом. Они заботливо оберегают друг друга, а в затруднительные моменты им приходит на помощь природное чувство юмора. Роман – прирожденный рыбак, так что дел у него всегда хватает.

Анна очень любит детей, всю жизнь заботится о своих племянниках. А Иринка для нее и для Романа так и вовсе сродни дочери. Казалось бы, совсем недавно племянница была еще сама ребенком. А сегодня она уже мама трех детей. Да еще какая! Любое дело у нее спорится, все везде успевает. И во многих общественных делах вместе со своими земляками активно участвует.

Хотя мы в этот раз договаривались говорить только о личном, наш разговор плавно перешел к проблемам северных народов. Анна более 20 лет возглавляла Магаданскую областную ассоциацию народов и этнических групп Крайнего Севера. И сегодня, как я уже говорила выше, представляет их интересы в Магаданской областной Думе.

– На Колыме действует программа социально-экономического развития КМНС на 2010 – 2018 гг., и есть ощутимые результаты. Она предусматривает развитие традиционных промыслов и национальных культур, решение жилищных и других социальных вопросов аборигенов. Выполнение этой программы строго контролируется общественностью. Работает на территории области и комитет по проведению Второго 10-летия коренных народов мира во главе с губернатором. Отчитываются о проделанной работе главы администраций районов. Многие проблемы национальных населенных пунктов решаются также в рамках других целевых программ, по модернизации здравоохранения, в частности, – рассказала Анна.

И тут же добавила:

– Но есть и проблемы, но они больше социального характера. Это и безработица, особенно в национальных селах, и отток молодежи из сельской местности, хотя моим сородичам и труднее других там адаптироваться. После окончания вузов выпускники не стремятся в родные края. В решении этой проблемы мы рассчитываем на принятый областной Думой закон «О денежных пособиях специалистам, работающим в областных государственных или муниципальных учреждениях, удаленных от административного центра Магаданской области». Уже есть положительные примеры и среди КМНС.

Сейчас вопросы КМНС находятся в ведении Министерства регионального развития, на которое навешено много других задач. Анна Хабарова двумя руками за создание Министерства по национальным вопросам, и уже неоднократно вносила такое предложение на высоких форумах.

Одна из проблем по-прежнему связана с защитой исконной среды обитания в местах традиционной и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, в частности деятельности родовых общин. Но об этом, как мы и договорились, у нас будет на страницах газеты отдельный обстоятельный разговор.

Выразила Анна и свое отношение и к национальной политике, в частности, на территории нашей области:

– Вот смотрите. В России живут представители 114 национальностей. В нашей области – более ста. Слава Богу, в отличие от некоторых других регионов мы живем в мире и согласии. Не случайно, традиционным стал магаданский фестиваль «Территория дружбы», каждый год собирающий в единое целое колымские землячества и национально-культурные автономии, воспитывающий молодежь в духе толерантности, патриотизма. Гражданский мир и межнациональное согласие основывается на постоянном диалоге государства и общества, это совместная работа, требующая очень тонких решений, взвешенной и мудрой политики. Я считаю, в нашем регионе национальная политика ведется в нужном русле.

Что и говорить, коренные малочисленные народы Севера в течение многих веков шлифовали свою уникальную, неповторимую цивилизацию и сделали её достоянием всех жителей нашей многонациональной территории. И один из ее ярких самобытных цветов – наша Анна Константиновна Хабарова.

Автор статьи: Ирина Нефёдова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *