Пусть людям крыльев не дано…

Стартую в небо

Стартую в небо.

Юра Воронин относится к тому редкому типу людей, после общения с которыми благодаришь небо и всех живущих на нем создателей. Просто за то, что он есть и одним своим присутствием делает жизнь на грешной земле ярче, чище – столько в нем позитива, энергии, неукротимого жизнелюбия. И еще – потрясающего чувства юмора, удивительным образом сочетающегося с изысканной лиричностью, которая выплескивается в его авторских песнях.

Юрий Воронин.

Юрий Воронин.

Кроме того, Юра – замечательный столяр-краснодеревщик, и вообще – мастер на все руки. Недаром его высоко ценили как специалиста в столярном цехе Магаданской ТЭЦ, где он проработал много лет.

Нынешней осенью Юра, родившийся и выросший на Теньке, отдавший Колыме больше полувека, к растерянности многочисленных друзей, знакомых и поклонников его творчества, покинул наши края.

Перед отбытием к теплым берегам Азовского моря в подвальчике, приютившем Магаданский клуб авторской песни, Юра по традиции, неукоснительно соблюдаемой всеми истинными колымчанами, в тесном дружественном кругу собрал тех, кто ему дорог.

Было много добрых напутствий, пожеланий, шуток, самой собой – песен, самых любимых, самых душевных. И были воспоминания Юры о забавных происшествиях и приключениях, выпавших на его непростую, но, без сомнения, счастливую долю. А рассказчик он весьма талантливый!

Юрий Воронин.

Юрий Воронин.

Один из рассказов мне запомнился особо – не только потому, что он реально смешной (мы давились от хохота, пока слушали), но и потому, что есть в нем что-то философское, символичное, жизнеутверждающее, что-то очень настоящее, коренное. Этакая аллегория на тему «через тернии – к звездам». Впрочем, прочитав историю Юры Воронина о первом полете (я записала его на диктофон), вы и сами все поймете.

***

«Это было очень давно, хотя я был уже вполне себе взрослый мужик, после учебы в Московском университете, после армии. Жил я тогда на Теньке, работал в совхозе.  С другом Володькой мы решили построить дельтаплан. А родилась идея после того как мы однажды заблудились на охоте и поняли, что лучший способ передвижения по пересеченной местности – это по воздуху.

Дельтоплан «Славутич».

Дельтоплан типа «Славутич».

Сказано – сделано. А из чего делать? Материалы в то время, сами понимаете, какие были. Ну, купили дюралевые шесты для прыжков, какие-то планки. Достали трубы, шелк – все, что нужно, и за три месяца, к апрелю, смастерили дельтаплан класса «Славутич» (украинская модель).

Первый раз стартовать на дельтаплане с сопки стремно и страшно, поэтому остановились на буксировочном варианте: «крылья» фалом цепляем за автотранспортное буксировочное средство, которое разгоняется, разгоняет дельтаплан и пилота. Развив нужную скорость (для нас скорость отрыва была километров 25 в час), аппарат взлетает, планирует на небольшой высоте и плавно приземляется. С местом проведения испытаний проблем не было: вокруг поселка совхозные поля, на которых за зиму снег плотно взялся настом.

Так было в теории. На деле все получилось по-другому. Началось с того, что в ответственный момент Володькин мотоцикл «Урал», определенный нами на роль буксира, не завелся. Я рванул в совхоз договариваться со знакомым водителем дежурной ассенизационной машины. Пока искал знакомца, пока объяснил, что от него требуется, пока добрались к месту испытаний, дело подошло к обеду. А день был такой пронзительный! Над головой безоблачная синева, тепло – апрель же в разгаре…

Не учли мы этот важный момент. Дело в том, что на поле, куда мы приехали, всю зиму выливался жидкий навоз из совхозных курятников, для удобрения почвы. Он, конечно, быстро замерзал, превращаясь в подобие ровной бетонированной площадки, на которой удобно разогнаться до нужной скорости. Именно поэтому мы и выбрали это место. Но, господа, апрельское солнце в зените! Припекает здорово. Навозная жижа начала активно оттаивать…

Как птица в небе...

Как птица в небе…

В волнительных предполетных хлопотах данного рокового обстоятельства не учел никто – ни я, первый пилот, ни друг Володька, ни Сергей – общий знакомый, которого мы прихватили с собой в качестве летописца сего героического события (всучили ему фотоаппарат «Зенит»), ни, тем более, водитель ас-машины ГАЗ-53, экстренно выдернутый с передовой трудового фронта. И вот я уже на старте, сосредоточенный, весь такой устремленный в синюю высь. На мне меховая шапка заместо шлема, вельветовые красные штаны, теплая куртка. Подвесная «амуниция» надета и подогнана по всем правилам.

Машина тронулась. Сорокаметровый фал, которым привязан к буксиру дельтаплан, натянулся струной. Я, вцепившись в рулевую трапецию, побежал следом – быстрее, быстрее… Тугим потоком воздуха меня приподнимает, ноги отрываются от земли, тело в подвесной системе принимает горизонтальное положение. Я лечу! Лечу!!! И тут водитель, увидевший впереди вместо «бетонированной» площадки растаявшее навозное озерцо, неглубокое, но обширное, сбрасывает скорость. Толком не набравший высоты дельтаплан ныряет вниз, а я падаю пузом… Да, в то самое озерцо.

Володька, стоявший на подножке ас-машины, чтобы держать ситуацию под контролем, видя такое дело, с перепугу заорал водителю: «Газу! Газу давай!!!» Он дал. И поскольку встать я не смог (рулевая трапеция была полностью погружена в жидкий навоз), я заскользил по озерцу на животе очень быстро. Очки мне абсолютно не помогли. И манжеты куртки тоже: жижа набилась в рукава по плечи. И за пазуху тоже…

Набрав на себя дерьма килограммов двадцать, я все-таки взлетел, уже по-настоящему. Правда, из воспоминаний о моем первом в жизни полете преобладает одно: я старался дышать через раз, потому как дышать, вы представляете, было нечем.

Фотохроники этого душераздирающего зрелища не вышло: Серега думать забыл про фотоаппарат. Так и стоял, разинув рот. Но и без фото в поселке немедленно стало все известно. Совхоз не смеялся – ржал недели две.

Полет.

В полете…

Нам потом тоже было смешно… Но главное: первый, специфически пахнущий опыт нас не остановил. На самопальном дельтаплане мы с Володькой, прыгая с сопок, впоследствии совершили не один полет и получили от этого колоссальное удовольствие».

***

Недавно разговаривала с Юрой Ворониным по телефону. Весел, бодр, весь в заботах по обустройству на новом месте, в хлопотах по уборке позднего урожая клубники. С осторожной радостью поделился, что ностальгия по Колыме (то, чего он так опасался) пока не грызет.

Это пока, Юра, у тебя еще все впереди. Ты же сам поешь: «Поверь, этот край никогда не расстанется с нами…» И уж тогда – ждем тебя в гости!

Автор статьи: Саша Осенева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *