Неочищенные стоки из бесхозной трубы

Пока стоки не пробили себе дорогу под землей, улицы поселка выглядели так.

Пока стоки не пробили себе дорогу под землей, улицы поселка выглядели так.

Неполадки системы отведения и очистки сточных вод в поселке Ола на моей памяти – самая долгоиграющая тема для нашего издания. Марафон журналистских расследований коллег начался еще в далеком 2011-м.

Публикации рассказывали о многомиллионных хищениях на строительстве «бумажной» канализации; о потрясающих воображение ноухау подрядчиков, монтировавших водоотводящую систему из обычных квартирных сантехнических пластиковых труб с помощью монтажной пены, саморезиков, хомутиков, резиночек и чуть ли не скотча.

Резиночки-хомутики. Ольское ноу-хау.

Резиночки-хомутики. Ольское ноу-хау.

О том, как руководство этой находчивой компании чудесным образом избежало наказания, а ответственные за приемку очевидной залепухи чиновницы не только вышли чистыми из канализационных вод, но и продолжают работать специалистами в районной администрации и даже в региональном министерстве.

Рассказывали журналисты о необъяснимом росте случаев онкозаболеваний в пос. Ола при отсутствии мало-мальски серьезных промышленных производств, об отравленной воде в колодцах частных подворий, о затоплении зловонными потоками подвалов домов, дворов, улиц райцентра и даже поселкового кладбища – это ли не кощунство по отношению к праху и памяти об усопших?

«Самое что ни на есть кощунство, святотатство и богохульство!» – считает ольчанин Вячеслав Клочков. Почетный ветеран МВД РФ, член районного Общественного совета, ветеран труда РФ и Магаданской области, обладатель активной гражданской позиции и повышенного чувства справедливости, Вячеслав Иванович рассказал редакции об очередной дурно пахнущей находке в окрестностях поселковых очистных сооружений и в непосредственной близости от кладбища и Ольского лимана.

Бьет ключом из-под земли!

По словам В.И. Клочкова, 18 апреля он в составе группы инициативных жителей поселка обследовал участок в районе станции биологической очистки (СБО).

Станция биологической очистки нуждается в реконструкции.

Станция биологической очистки нуждается в реконструкции.

– Не давала нам покоя мысль: куда же сливается канализация? – говорит Вячеслав Иванович. – Очистные в полном объеме не функционируют, находятся в несправном состоянии. Два аэротенка из шести работают лишь время от времени и, по странному совпадению, в основном когда комиссии какие-нибудь приезжают.

Два года назад неочищенные поселковые стоки сливались в аварийный котлован, откуда дренировали в лиман, отравляя воду и все живое. Лабораторные анализы показали превышение ПДК по многим позициям, например, по железу – в 6,2 раза, марганца – в 5,2 раза, свинца – в 2 раза. Тогда же, в 2017-м, рассказывали о случаях, когда люди выбрасывали выловленную в лимане рыбу – невозможно было ее есть.

После вмешательства общественности, СМИ, депутата Госдумы Владимира Позднякова, прокуратуры Ольского городского округа аварийный котлован перестали использовать как место слива ЖБО. Но куда фекалии деваются теперь? Мы решили выяснить. И вот что нашли.

Стоки льются в траншею перед кладбищем. На заднем плане - СБО.

Стоки льются в траншею перед кладбищем. На заднем плане – СБО.

Вячеслав Иванович демонстрирует фотографии. Кладбищенская ограда, вдоль нее с наружной стороны – глубокая траншея, за ней метрах в 50-ти в сторону лимана виднеется здание СБО. Траншея частично заполнена грязной водой, которая ручьями бежит… прямо из покрытой прошлогодней травой земли!

– Канализационные «ключи» бьют по краю траншеи на протяжении не менее ста метров, – уточняет В.И. Клочков. – Стекают, получается, на дно, а потом постепенно просачиваются в грунт и уходят в лиман. Не исключено, что частично фекалии проникают и на территорию кладбища, затапливают могилы.

Как долго это происходит, сказать трудно: место безлюдное, народ там не ходит, транспорт не проедет, а со стороны кладбища, возможно, и не видать этого безобразия, поэтому на него внимания и не обращали.

«И все вокруг бесхозное,
А значит, не мое»

О находке ольчане сообщили главе администрации округа и в районную прокуратуру. Руководитель округа Д.В. Морозов пообещал выяснить вопрос с директором МУП «Ола-Электротеплосеть», в чьей ответственности сегодня находится станция биологической очистки, а надзорный орган направил В.И. Клочкову письменный ответ (№217-ж-2014 от 22.04.2019) за подписью заместителя прокурора Ольского района В.В. Пьянова.

Из ответа следует, что о факте утечки канализации прокуратуре известно с марта 2019 года. Происходит она в напорном коллекторе, предназначенном для отведения очищенных (!) сточных вод от СБО до места их сброса.

В июле 2018 года в ходе прокурорской проверки было установлено, что данный коллектор «не имеет собственника (является бесхозяйным), что исключает возможность обеспечения надлежащего контроля за его техническим состоянием».

– Значит, как деньги брать за очистку сточных вод, так хозяин есть, счета ольчанам выставляются исправно. А как выполнять эту работу, так крайнего не найдешь! – справедливо возмущается В.И. Клочков.

 

Лучше не заглядывай в колодец!

Лучше не заглядывай в колодец!

Меж тем, техническое состояние коллектора на момент комиссионного осмотра, проведенного сотрудниками надзорного органа 20 марта 2019 года, таково: «Смотровые колодцы, а также оголовок выпуска сточных вод частично разрушены, отсутствуют крышки колодцев, обнаружены места дренирования сточных вод в районах кладбища, леса, а также Ольского лимана в районе, не предназначенном для этого».

Черное озеро у кладбищенской ограды.

Черное озеро у кладбищенской ограды.

Прокуратура уже почти год пытается найти коллектору-«сироте» хозяина, добиваясь от Ольского городского округа его регистрации в Едином госреестре недвижимого имущества и постановки на баланс, в настоящее время – через суд.

Сколько на это уйдет времени, трудно сказать. Но пока объект формально никому не принадлежит, спросить за его текущее во всех смыслах состояние не с кого.

Реконструкция-то когда?

Второй момент. По сообщению районной прокуратуры, результаты лабораторных исследований проб сточных вод, отобранных в местах дренажа (уже после выхода из СБО) во время мартовской проверки, не соответствуют по микробиологическим показателям.

Иными словами, стоки шуруют на землю, под землю, в море, испаряются в атмосферу неочищенными, что доказывает нерабочее состояние очистных сооружений. По крайней мере, их функционирование не в полном объеме.
Если бы это было не так, то дирекции прежнего эксплуатанта станции биологической очистки ОАО «ОлаИнтерКом» и руководству районной администрации надзорными органами не вносились бы неоднократные представления о нарушениях природоохранного законодательства. И не назначались бы штрафы. Размер их, правда, не впечатляет: как правило, в пределах 1000 руб.

В ответ обещания принять меры были, как же. Еще в конце 2017 – начале 2018 года администрация МО «Ольский городской округ» уведомляла надзорные органы о планах по модернизации СБО с привлечением средств Магаданской ОЭЗ и разработке проектно-сметной документации на реконструкцию очистных.

В декабре 2018-го районный прокурор С.А. Кудым во время нашей встречи рассказал о проведении в настоящее время Ольской администрацией технического обследования СБО с целью выявления всех изъянов и неполадок для дальнейшего планирования мероприятий по реконструкции объекта. Это спустя почти год с начала заявленной разработки проекта по реконструкции!

О результатах техобследования и дальнейших действиях прокуратуры на их основании С.А. Кудым обещал проинформировать наше издание, но, видимо, не нашел времени. Сообщений о дате начала проведения работ по реконструкции ольской СБО в открытых источниках до сегодняшнего дня не было.

«Иртыш», говорят, не настоящий!

Третий момент: собственно канализационные сети поселка, построенные самым причудливым манером. В указанном выше письме зампрокурора В.В. Пьянов, ссылаясь на ольскую районную администрацию, утверждает, что сети, включая четыре канализационные насосные станции (КНС), выполняющие функции перекачки ЖБО от потребителей до СБО, находятся в «работоспособном состоянии».

Об этих «кэнээсках», или «модулях», а в простонародье – «синих вонючих домиках» я наслышана от жителей поселка, да и фотографий их содержимого насмотрелась. Фотоматериалами поделился коллега-тележурналист, член районного Общественного совета Александр Кубик.

По документам эти «синие домики» проходят как заводские изделия комплексного подземного исполнения типа «Иртыш-ЭКО-2-ПФ 2 150/315.325-11/6-СП 2,2х6,5» и соответствуют требованиям СанПиН.

По факту, свидетельствуют ольчане и фотоматериалы, это ржавые контейнеры, зашитые веселеньким сайдингом. Подземная «начинка» – железные бочки на стяжках и все те же пластиковые трубы на хомутиках и монтажной пене.

А трубы для надежности шлакоблоками придавим и запеним. Чтобы не всплывали.

 

 

А трубы для надежности шлакоблоками придавим и запеним. Чтобы не всплывали.

Народ откровенно веселился, наблюдая, как монтировали КНС, как в колодцах подпирали блоками легкий пластик, чтобы его не выдавливало наружу напором. И все равно выдавливало: «Пытаются засунуть обратно, а оно не засовывается. Умора!».

Сейчас, говорят, таких проблем нет, и фекальных разливов, в которых поселок тонул в 2014-2015 годах, не отмечается. Просто сточные воды под напором победили монтажную пену, вырвались из труб на волю и преспокойно дренируют из колодцев в рыхлый речной ольский грунт, а оттуда известно куда – в море.

Разливы канализации в поселке, 2014 год.

Разливы канализации в поселке, 2014 год.

Кроме того, «вонючие домики», простите, наземные павильоны управления КНС не оборудованы воздушными фильтрами. Люди круглый год дышат канализационными испарениями.

Районная администрация совместно с оператором канализационных сетей ООО «Спецтранс-Ола» озаботилась проблемой и в апреле этого года приняла решение об устройстве дополнительной асфальтобетонной опалубки и высадке зеленых насаждений вокруг КНС.

Помогут ли деревья избавиться от удушающей вони? А может, лучше сначала все-таки проверить «работоспособность» насосных станций? Действительно ли они качают стоки на станцию биологической очистки в полном объеме, а не являются точками самостийного слива в грунт?

Шлак его знает

Четвертый фрагмент картины «Отравление Ольского лимана» – расположенный недалеко от берега золошлакоотвал, где МУП «Ола-Электротеплосеть» складирует золошлаковые смеси, которые образуются от сжигания угля на поселковой котельной.

Угольные шлак и золу у нас до сих пор принято считать отходами наименьшего класса опасности – пятого, хотя последние исследования показывают, что это не так.

Например, Агентство по защите окружающей среды США обнаружило, что проживание рядом с местами захоронения золошлаковых отходов в несколько раз повышает риск заболевания раком. Оказывается, эти отходы заражают почву и воду мышьяком, свинцом, кадмием и другими тяжелыми металлами. Чем не возможная причина тревожной статистики по онкозаболеваниям среди жителей Олы?

Еще немного полезной информации с сайта «Протос Экспертиза»: «Размывание золошлаковых хранилищ талыми водами и дождевыми потоками, ветровая эрозия приводят к накоплению в поверхностных и подземных водах токсичных элементов I-II классов опасности, попаданию в приземной слой атмосферы пыли, несгоревших микрочастиц угля, металло- и хлорорганических соединений, наиболее опасным из которых является бензпирен. Зачастую в пределах действующих ТЭЦ и зонах их санитарной охраны грунтовые воды по ряду показателей не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам».

Формально земельный участок, на котором складируются золошлаковые отходы, используется незаконно, поскольку он не внесен в государственный Реестр объектов размещения отходов (ГРОРО) по причине отсутствия проектной документации на строительство объекта размещения отходов.

Об этом В.И. Клочкову сообщил руководитель областного Управления Росприроднадзора А.В. Шиманов в письме №04-00-08/1629 от 22.04.2019. За отсутствие проектной документации директор МУП «Ола-Электротеплосеть» был даже оштрафован (ага, на тысячу рублей). В настоящее время предписание Росприроднадзора не исполнено, материалы переданы в районный суд.

Что дальше? А дальше предприятие поднажмет – и нарисует проект, и золошлакоотвал будет внесен в ГРОРО. Формальности будут соблюдены, и отвал уже на законных основаниях продолжит медленно, но верно делиться с окружающей средой и людьми тяжелыми металлами и токсинами.

Помойка или лечебные грязи?

Итого в поселке Ола Магаданской области имеются: требующая серьезной реконструкции станция биологической очистки сточных вод, нуждающиеся в тщательной ревизии с последующей реконструкцией канализационные сети, незаконный золошлакоотвал и бесхозный дырявый напорный коллектор, заливающий неочищенными фекалиями кладбище, лес и Ольский лиман.

Не многовато прорех для одного населенного пункта? Вот и В.И. Клочков счел, что столь высокая концентрация факторов, негативно влияющих на экологию, не может оставаться без внимания властей и обратился к губернатору области С.К. Носову и другим ответственным лицам о совершении тяжкого преступления по ст. 358 УК РФ «Экоцид».

Экоцид, разъясняется в статье, это «массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу». Является наиболее тяжким преступлением против человечества. Виновные в экоциде наказываются лишением свободы на срок от 12 до 20 лет.

Никто из адресатов В.И. Клочкова его точку зрения на вопрос не разделил. Из ответа заместителя председателя Правительства Магаданской области А.Н. Белозерцева (№336/001/025 от 01.04.2019): «Органы местного самоуправления МО «Ольский городской округ» не располагают фактами совершенного преступления по ст. 358 УК РФ, равно как и фактами укрывательства данного преступления».

Из ответа заместителя прокурора Ольского района В.В. Пьянова (№217-ж-2014 от 22.04.2019): «Фактов массового уничтожения растительного или животного мира, отравления атмосферы или водных ресурсов, а также совершения иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу, на территории района не выявлено.

Правоохранительными органами района проверки на предмет наличия состава преступления не проводились ввиду отсутствия оснований. Сведения носят характер предположительных, объективными данными не подтверждаются».

Не удивительно. Судебная практика по ст. 358 УК РФ в стране отсутствует. Один из немногих примеров – попытка привлечь виновных к ответственности за это преступление в 2001-2002 гг. на Камчатке (отравили хлором мальков лосося на рыборазводном заводе).

Успехом она не увенчалась, равно как и требование ОНФ привлечь к ответу по этой статье виновных в пересыхании реки и гибели природной территории вокруг нее из-за свалки строительного мусора в деревне Нижнее Валуево Московского округа в 2017-м.

Видимо, для того чтобы создать прецедент, должно произойти что-то действительно ужасное. Потенциальной угрозы такой ЧС либо вялотекущего процесса уничтожения живого мира недостаточно. Будем ждать?

И последнее. Меня заинтересовало сообщение Вячеслава Ивановича о выброшенной рыбе, пойманной местными жителями в Ольском лимане в 2017 году. При случае попросила прокомментировать эту ситуацию специалиста районной администрации по работе с КМНС В.И. Ерохину.

Валентина Ивановна заверила меня, что это неправда, рыбу никто не выбрасывал. Правда, представители северных народов сейчас уже почти не ловят в лимане, все больше на Нюкле, но не потому, что лиман отравлен стоками поселковой канализации, а потому, что река Ола поменяла русло, и лиман стал заиливаться.

Иловая грязь, которая скапливается в одном месте лимана под названием «Гнилой угол», заметила В.И. Ерохина, является источником дурного запаха, а еще имеет лечебные свойства. Совсем как на Талой.

Так может, нам впору не об экоциде переживать, а строить новую грязелечебницу, а Ольский лиман объявлять курортной территорией?

Автор статьи: Саша Осенева.

Фото Вячеслава Клочкова, Анатолия Луценко, Александра Кубика.

«КТ» №22

Май 2019 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *