Что сказал покойник…

photo_59

Самое страшное, что может быть, – это заживо умереть.

Андерсен-Нексе Мартин

Идти в гору было трудно: под ногами хлюпала, чавкала, скользила расквашенная бесконечными дождями земля. То и дело приходилось обходить или перепрыгивать мутные ручьи, скатывающиеся с вершины Марчеканской сопки. Внизу они, слившись в один поток, перемыли дорогу глубоким оврагом, так что пришлось оставить дежурную машину и идти пешком туда, где, по словам очевидцев, находился автомобиль разыскиваемых беглецов.

Дождь, до этого мелко сеявший над городом и окрестностями водяную пыль, опять припустил, подернул рябью лужи, глухо зашелестел по кустам, камням, зашлепал по кепке участкового и капюшонам двух сотрудников МЧС.

– Только этого не хватало, – недовольно поморщился эмчеэсник, пряча от сырости руки в карманах.

– Давно дождя не было, ага, – поддержал его второй сотрудник чрезвычайного ведомства. – Ну и лето!

– Тихо! – одернул их полицейский. – Вон они!

В завесе тугих струй обозначился силуэт дорогой иномарки, завязшей в грязи. Чуть слышно урчал работающий на холостом ходу двигатель.

Подойдя ближе, служивые разглядели за мокрым лобовым стеклом двух мирно спящих людей – парня в водительском кресле и девушку в пассажирском.

– Голубки… – процедил с досадой себе под нос первый спасатель, другой же обогнул машину и деликатно постучал согнутым пальцем в стекло водительской двери. Которое через секунду взорвалось тысячью мелких осколков.

Грохот выстрела из дробовика еще не стих, а сотрудники уже прятались кто куда, с максимальной выгодой используя рельеф местности. В наихудшем положении оказался постучавший в окно спасатель: ему только и осталось, что плюхнуться в грязную жижу под брюхом авто.

– Паша, ты чего??? Не стреляй!! Свои! – крикнул из укрытия участковый.

– Как же, с…а, «свои»! Не подходи, убью!!! – голос парня из машины срывался на истерику, дрожащие руки лихорадочно водили стволом ружья вправо-влево, выискивая цель.

– Паша, опусти ствол! Все нормально, все хорошо! – участковый вновь сделал попытку привести водителя в чувство.

В ответ грянул еще один выстрел. В сторону кустов, за которыми прятался полицейский.

– Мать твою, Жиган, ты в своем уме?!

– Уходите, твари, всех перестреляю на хрен! Мне терять нечего! В тюрьму – не сяду!!!

Фразу про тюрьму Паша Жиган повторял особенно часто на протяжении полутора часов переговоров, во время которых сотрудники полиции и МЧС под шум дождя и свист дроби пытались наладить контакт, разговорить, образумить молодого человека.

Молодой человек оставался невменяемым. Как и его спутница, которая то вжималась испуганно в кресло, закрывая уши руками, то принималась дико хохотать, то впадала в ступор, глядя пред собой стеклянными глазами.

Убедившись, что уговорить Жигана не получится, полицейский вызвал подмогу из города. На место прибыли сотрудники спецподразделения. Когда Жиган разглядел скрытых за дождевой пеленой пригнувшихся, перемещающихся короткими перебежками людей в боевой экипировке, понял, что сейчас машину возьмут штурмом.

– Не дамся, гады. На зону не пойду.

Последние в своей недолгой жизни слова Жиган произнес обреченным шепотом. Повернулся к подруге. Она смотрела на него взглядом, в котором не осталось ничего – ни страха, ни сожаления. Ни надежды.

Жиган выстрелил ей в голову. Черепную коробку с содержимым разметало по салону ало-розовым фонтаном, с вкраплениями белого. Не в силах смотреть на это, Паша с закрытыми глазами опер приклад дробовика в пол, наклонил голову к горячему дулу и нажал на спусковой крючок.

***
Так, или почти так, за исключением некоторых деталей, закончилась жизнь магаданского наркомана и наркоторговца, а в недавнем прошлом – неплохого парня Павла Жигана (имя изменено).

Родился Паша в начале 90-х в благополучной семье. Когда ему было семь лет, при трагических обстоятельствах умерла мама, и остались они втроем: отец-летчик, Паша и старший брат, который вскоре после смерти матери создал свою семью и зажил самостоятельно.

За несколько месяцев до наступления совершеннолетия младшего сына с отцом произошло непоправимое: вместе с остальным экипажем и пассажирами – туристами-иностранцами он разбился в вертолете. Несчастный случай, имевший в области большой резонанс лет пять назад.

Формально опекуном Павла стал брат, по факту же парень оказался предоставлен сам себе, один в двухкомнатной квартире, доставшейся по наследству. Что ж, ему было не привыкать: из-за частых служебных командировок родителя он и раньше подолгу оставался без присмотра, познавая окружающий мир посредством общения с дворовыми приятелями.

Окончив школу, Павел поступил в институт, но плотно заняться учебой мешали раздумья: жить-то на что? На что ему, сироте, кормиться-одеваться, платить за квартиру? Где взять денег? Не заработать, а именно взять, ибо такова жизненная установка большинства представителей поколения NEXT, не приученная нашим обществом к мысли, что любые блага добываются трудом.

Как водится в таких ситуациях, советчики нашлись, все из того же дворово-уличного круга знакомых, которые свели Павла со сбытчиками синтетических наркотиков. Те сулили приличный доход за сущий пустяк: всего-то и надо, что продать за определенный срок несколько пакетиков с порошком. Попробовал – получилось, легко и в самом деле прибыльно.

Паша органично влился в группу распространителей. Получал, продавал, подсчитывал комиссионные, которых вполне хватало и на дозу-другую для себя – расслабиться, оттянуться…

Примерно через год Жиган задался вопросом: если он за продажу разовой дозы имеет такой навар, то сколько же имеют те, кто завозит синтетику в область и сбывает ее крупными партиями? И если этим кто-то занимается, то почему бы не заняться ему самому?

Жиган нашел в интернете сайт с нужным «товаром» (забористая штука!), заказал пробную партию – небольшую, граммов в 50. Без проблем получил ее на почте и быстро реализовал, выручив в пять раз больше, чем заплатил за посылку. Выгодно? Еще как!

В следующий раз объем заказа вырос вдвое, затем втрое. Через пару лет минимальный вес посылки составлял уже полкило.

Жизнь стремительно пошла в гору. У Павла, на зависть всем, появились крутые автомобили и мототехника, стильная одежда, статусные часы, модные телефоны и другие игрушки. Его окружали свои в доску парни, они же – партнеры по «бизнесу», они же – соучастники разудалых кутежей в ресторанах и ночных клубах после совместного раскумаривания.

Институт Жиган бросил. А на кой ему учиться, если он и без диплома хозяин жизни, может себе позволить то, о чем образованные доходяги, с утра до ночи впахивающие на работе, даже мечтать не смеют?

Все путем было и на личном фронте. Паша познакомился с девушкой, тоже сиротой. После гибели (опять же трагической) родителей Аню воспитывали дед и бабушка. Семья не бедствовала: опекуны вели в Магадане собственный бизнес.

Потом они засобирались в Питер, но Аня, которой на тот момент исполнилось восемнадцать, уезжать из родного города не захотела. Здесь дом, друзья по институту. И потом, с Пашей все так красиво началось…

Через полгода бурный роман увенчался свадьбой. Родилась дочь Вика. Еще через полтора года последовал не менее бурный развод, что, в общем, в современных реалиях – дело обыденное.

Тем не менее, пара продолжала жить вместе, растить дочь. Хотя моему разумению недоступно, насколько полноценно может развиваться ребенок в семье, где и папа, и мама регулярно употребляют наркотики. Да-да, соединив судьбу с Павлом, Аня узнала об этой, доселе неведомой ей стороне бытия и тоже крепко подсела на «допинг».

Однако внешне пока все выглядело благополучно. Настолько благополучно, что осенью 2013-го Павел с его крутыми тачками, часами, телефонами и специфическим «бизнесом» попал в поле зрения местечкового криминала.

***

«Выпасшие» Жигана молодые люди, которые сбились в стаю на почве страстного стремления к красивой жизни и полного неприятия аксиомы о том, что для ее достижения необходимо упорное приложение умственных и физических сил на честном трудовом поприще, решили развести драгдилера на бабки – зачем ему одному столько денег? Делиться надо!

30

Новоявленные рэкетиры выждали удобный момент, похитили Павла из его собственной машины, скрутили, вывезли за город и устроили «укрощение строптивого» в одном из недостроев. Били, глумились, ставили на колени – словом, заставляли признать себя «крышей».

Жиган согласился на все условия, убедил отпустить домой, откуда на другой день отправился в полицию заявлять о похищении и вымогательстве. Насчет специфики своего «бизнеса» Павел правоохранителей, разумеется, не просветил.

Примечательно, что вскоре после наезда «крышевиков» он в целях самообороны приобрел дробовик и пистолет-«травматик». Совершенно официально оформил разрешение на покупку и хранение оружия, встал на учет как охотник-любитель. Каким образом Жиган, наркоман со стажем, сумел пройти медкомиссию, в том числе у нарколога? Загадка…

Незадачливых рэкетиров повязали, поместили в СИЗО на период расследования уголовного дела, а в отношении Жигана была принята программа госзащиты свидетелей. И вот ведь что удивительно: каждый день он контактировал с сотрудниками полиции, оповещал их о планах на день, договаривался, если требовалось, об охране и при всем этом продолжал получать наркотики на почте (лично или через приятелей и третьих лиц, используемых втемную), торговать ими оптом и мелким оптом.

И употреблять. Причем чем дальше, тем чаще и все большими дозами. Однажды он «ушел» в наркотический ступор на 27 дней. Почти месяц, до краев наполненный уже не эйфорией и чувством всемогущества, а запредельными кошмарами, вытянутыми синтетической отравой из адовых глубин полуразрушенного подсознания…

Однако «бизнес» требовал от «предпринимателя» внимания. Более-менее вернувшись в действительность, Павел отправился на почту за очередной посылкой с порошком, с которой был задержан сотрудниками УФСБ России по Магаданской области.

Свою вину Павел признал сразу и полностью, охотно пошел на контакт со следствием, подробно рассказал о схеме заказа и сбыта, о лицах, задействованных в ней, об объемах получаемой прибыли, которая за три последних года, не считая машин, часов и прочих цацек, составила больше 6 млн руб.

Учитывая активное сотрудничество со следственными органами, Жигана не стали закрывать в СИЗО, ограничились подпиской о невыезде. Несколько дней все было нормально: Паша являлся по вызову следователя, давал необходимые пояснения.

Но потом, в тот самый миг, когда Жиган понял, что тюрьмы все равно не избежать, его, что называется, перемкнуло. А что, если за решеткой он пересечется со своими мучителями? Кто, что его тогда спасет? Роковая встреча в неведомой и оттого еще более страшной зоне стала его навязчивой идеей – леденящей, парализующей, невыносимой.

Возможно, и даже скорее всего, такой сильный страх перед вымогателями был вызван не столько реалиями, сколько навеян кошмарами наркотического дурмана. Павел ведь употреблять синтетику не перестал, пусть и не уходил больше в «крутое пике».

Находясь в совершенно подавленном состоянии, Жиган для храбрости опять «дунул» чего покрепче и признался Ане, что принял решение покончить с собой, потому что другого варианта не попасть на зону нет.

***

Вместо того чтобы попытаться отговорить бывшего супруга, нынешнего сожителя, отца своего ребенка от необратимого поступка, Аня, «дунув» из солидарности, заявила, что не останется на этом свете без него, потому что любит. Она готова принять смерть вместе с ним.

На том и порешили. Написали предсмертные записки, положили их в холодильник. Позвонили знакомому с просьбой посидеть вечером с дочкой, так как им надо отлучиться из дома на пару часов. Запаслись алкоголем и порошком в избытке – гулять так гулять! – и укатили. Взятый из сейфа дробовик Павел не стал убирать в багажник, положил в салоне. Чтоб был под рукой.

Все это произошло в пятницу. Ранним утром субботы знакомый четы Жиган, который присматривал за маленькой Викой, так и не дождавшись возвращения ее родителей, начал бить тревогу, звонить в правоохранительные органы.

Представители всех силовых структур сбились с ног в розысках потерявшейся пары. По городу были разосланы ориентировки. Поискам мешала чрезвычайная ситуация, возникшая из-за размытых сильными ливнями дорог и мостов.

Только на второй день, после обеда воскресенья, поступила информация о том, что автотранспортное средство, похожее на машину Жигана, а также двух людей в нем видели в районе Марчеканской сопки. На место были отправлены участковый уполномоченный и два сотрудника МЧС – мало ли что, может, им помощь какая нужна.

Где были Павел и Аня без малого двое суток, чем занимались – кто теперь может знать достоверно? Где-то катались (где можно было проехать). Прощались со знакомыми с детства местами. Выпивали, «полируя» принятую дозу. Обсуждали детали сведения счетов с жизнью.

Жалели ли о чем-то, что не успели сделать и никогда уже не сделают? Вспоминали ли про дочь? Понимали ли, что обрекают Вику на горькую сиротскую долю? Не думаю. Наркоманы, особенно «синтетические», – законченные эгоисты, к тому же не в ладах с рассудком. Какая, к черту, рассудочная деятельность, если даже врожденные инстинкты самосохранения и продолжения рода в этом случае молчат.

Так, за разговорами о том о сем, они заехали на сопку, спуститься с которой уже не смогли – размыло дорогу, увязла в грязи машина. Нервы, накрученные до предела подготовкой к суициду, синтетикой и алкоголем, наконец, не выдержали, и молодые люди отключились. Уснули.

Что было дальше, вы уже знаете.

***

Павлу было 23 года. Ане еще меньше. Их дочке – только три. Сегодня Вика живет в Санкт-Петербурге, у опекуна-прадедушки, воспитавшем когда-то Аню, но ему далеко за семьдесят. Сколько он еще проживет? Как ни крути, а впереди Вику ждет безрадостная участь круглой сироты.

Прошлым летом трагическая смерть Паши Жигана и его бывшей супруги потрясла магаданцев. Что и говорить, история мрачная. Но, как это ни печально, вполне обычная, даже шаблонная: молодой человек (девушка) попадает в затруднительное материальное положение, начинает добывать деньги самым легким и доступным на сегодня способом – распространяя наркотики, в процессе сам становится наркоманом. И конец истории: точку ставит либо могильный холмик, либо тюрьма.

Жиган – пример финала номер один, а для примера ко второму могу привести совсем недавний случай поимки сотрудниками сахалинского управления ФСБ молодого магаданца (кстати, сироты, выпускника детского дома) в аэропорту Южно-Сахалинска при попытке ввезти на остров партию героина.

Возможна вариация темы: молодой человек (девушка), с подачи обожающих родителей привыкший чуть не с пеленок ни в чем себе не отказывать, и в первую очередь – в удовольствиях, за компанию, из любопытства, от скуки, отдавая дань моде, чтобы как следует «поклубиться» – неважно – пробует что-нибудь легкое, «дизайнерское». Метамфетамин, к примеру.

Распробовав, повторяет, еще и еще. Втягивается – для возникновения устойчивой зависимости от синтетических наркотиков много времени не надо. В отличие от денег. И когда они заканчиваются (есть у денег такое неприятное свойство), самый доступный способ заработать на заветный грамм – продать кому-нибудь несколько пакетиков с порошком, взятых у наркодилера под реализацию.

Так и пополняется армия страждущих. Примеры? Будут примеры, дальше, а пока оглянитесь вокруг да посмотрите чуть пристальней, чем всегда.

20

В нашем регионе процесс втягивания населения в наркотический водоворот в последние годы нарастает с пугающей скоростью. По данным регионального управления ФСКН, на территории Магаданской области и Чукотского автономного округа в 2014 году зарегистрировано 617 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (561 преступление относится к категории тяжких и особо тяжких). Это на 13,2 процента больше, чем в 2013-м. К уголовной ответственности привлечен 141 человек (плюс 12 процентов к прошлогоднему показателю).

За 2014 год правоохранительными органами изъято почти 25 кг наркотических средств, в основном синтетических. Аналитики считают, что в целом по стране из незаконного оборота изымается не более пяти процентов всех находящихся «в деле» наркотиков. Если это мнение верно, то получается, что по территории области «гуляет» где-то с полтонны яда в ассортименте.

Как прямой результат: растет количество смертей от отравления наркотиками. Если в 2012-м по области их было 3, то в 2013-м – 8, а в 2014-м – 11. Подчеркну: это только официальные данные, представленные Министерством здравоохранения и демографической политики Магаданской области.

А сколько смертей, скрытых от статистики? Когда наркоман умирает не от отравления или передоза, а от болезней, возникших вследствие употребления наркотиков? В ДТП, в результате несчастных случаев? От суицидов?

Как-то я поинтересовалась у медиков магаданской службы «скорой помощи», работающих в разъезде, сколько им встречается пациентов в состоянии наркотического опьянения или с абстинентным синдромом.

«Да кто ж их считает! – ответили «скоропомощники». – Мы такую статистику не ведем. В смену – через смену попадаются. Уж у нас-то глаз на таких «больных» наметан». – «И куда вы их?» – «Развозим по больницам, там их откачают, подлечат и отпустят. До следующего «залета». Если бы ты знала, сколько их по ночам приезжает на станцию с намерением купить у нас шприцы!..»

Достоверно количество употребляющих наркотики в среде жителей Колымы не известно. Под наблюдением Магаданского областного наркологического диспансера на конец 2014 года находилось 468 человек.

В подавляющей массе это те, кого «сдали» на лечение трезвомыслящие родственники, либо те, кого уже так припекло, что стало страшно за свою жизнь. Состояние, которое, к огромному сожалению, у «синтетического» наркомана по мере улучшения самочувствия проходит быстро.

Итак, 468 зарегистрированных больных наркоманией. Неофициальный же источник, чья служебная деятельность в настоящее время непосредственно связана с борьбой в плоскости регионального наркобизнеса, утверждает, что только в Магадане сидящих на «системе», то есть употребляющих наркотики как минимум дважды в день – 600 человек, а употребляющих регулярно – более 10 000.

Десятая часть городского населения. Даже если эти сведения подвергнуть критике и поделить на два, на три, все равно ситуация представляется чудовищной, буквально кричащей о необходимости срочного принятия мер по ее исправлению.
Как это можно сделать, и можно ли что-то сделать вообще, попытаемся разобраться в дальнейших публикациях.

Автор статьи: Саша Осенева

Хотите попробовать?

Метамфетамин – (мет, меф, мел, винт, стекло, лед, кристалл, шустрый, доводка, др.) – производное амфетамина, является психостимулятором с чрезвычайно высоким потенциалом к формированию зависимости, которая нередко наступает после разового приема, в связи с чем отнесен к наркотическим веществам. В 1930-е годы в виде стимулирующего средства под названием «первитин» широко применялся в армии и оборонной промышленности Германии (таблетки первитина входили в боевой рацион летчиков и танкистов; инъекции первитина принимал А. Гитлер).

После Второй мировой войны производители первитина были вывезены из Германии в США, где создавали «таблетки бодрости» для войск в Корее и Вьетнаме. Первитин в армии США официально отменен в 1973 году, однако продолжает (под другим названием) использоваться в медицинской практике. В России первитин (метамфетамин) в медицинских целях не используется, считается наркотическим средством и включен в Перечень наркотических средств, оборот которых запрещен.

Метамфетамин.

Метамфетамин – белый кристаллический порошок. Принимают его путем вдыхания (ингаляция через нос), курения (в растворе метамфетамина вымачивается, а затем сушится курительный табак), инъекций. Также его принимают орально, вагинально и ректально.

Любой способ развивает одинаково сильное пристрастие. Этому способствуют вызываемые наркотиком ложные ощущения счастья и благополучия, прилива уверенности, гиперактивности и энергии, которые длятся обычно от 6 до 8 часов, но могут продолжаться до 24 часов. Удовольствие получаешь с первого приема, и с первого же приема начинает рушиться жизнь.

Метамфетамин – это синтетический, изготовленный человеком химический препарат. Чаще всего производится в нелегальных подпольных лабораториях из различных форм амфетаминов или их производных, которые смешиваются с другими химическими веществами для усиления их воздействия.

Обычные лекарства, как, например, капли от насморка, используют в качестве основы для производства этого наркотика. «Варщик» метамфетаминов отделяет активные вещества этих лекарств, псевдоэфедрин (химическое вещество, производное от амфетамина) и соединяет его с опасными и даже смертельными ингредиентами, такими как аккумуляторная кислота, канализационный очиститель и антифриз, чтобы увеличить силу воздействия наркотика.

В России, по данным правоохранительных органов, в общей структуре присутствующих в нелегальном обороте наркотиков, которые изготавливаются кустарно, метамфетамин занимает 52 процента.

Формула метамфетамина.

Прием данного наркотика приводит к необратимым последствиям: чрезмерное повышение кровяного давления и пульса разрушает кровеносные сосуды и каналы в мозге, что может вызвать инсульт; неравномерное сердцебиение может вызвать сердечный приступ; серьезно повреждаются печень, почки, легкие; кожные покровы покрываются незаживающими язвами; стачиваются зубы; развивается импотенция. Наступает преждевременное стремительное старение.

Развиваются агрессия, депрессия, паника, паранойя, галлюцинации, психотическое поведение; нарушается режим сна; отсутствие аппетита, тошнота приводят к физическому истощению, анорексии, обезвоживанию.

Необратимые повреждения мозга ведут к потере памяти и неспособности воспринимать абстрактные идеи. Даже у тех, кто перестал принимать метамфетамин, наблюдаются провалы в памяти и резкие перепады настроения, нередко вызывающие суицидальные желания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *