Колымский аффинажный …Эльдорадо…

Колымский аффинажный завод (КАЗ)Колымский аффинажный завод (КАЗ).

«Ах, как наши фантазии, в сущности,
Хилы, скромны и унылы!
Но без золота их воплотить
Нету силы»

Это точно. В суетном мельтешении эпох, веков, династий, империй и разных «измов» невозмутимым и незыблемым колоссом с непререкаемым авторитетом высшей материальной ценности остается только золото. Только сей благородный металл дает стопроцентную гарантию благополучия и процветания своим владельцам, будь то государство или частное лицо.

Поэтому во всем мире ко всему, что связано с золотом, относятся трепетно и аккуратно. Россия – не исключение. Так, круг производств, имеющих лицензии на аффинаж (процесс получения химически чистого драгоценного металла различных проб для банковских нужд, производства, ювелирной промышленности и т.п.), в нашей стране весьма ограничен.

Добытое золото..Добытое золото…

Согласно постановлению Правительства РФ №414 от 15.05.2013 г. перечень организаций, имеющих право осуществлять аффинаж драгоценных металлов, насчитывает всего одиннадцать позиций. Деятельность этих предприятий строго регламентирована целым сводом нормативных правовых документов – от 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» и постановлений Правительства РФо порядке работы осуществляющих аффинаж организаций, о порядке совершения операций с минеральным сырьем, содержащим драгметаллы, и т.д. до утвержденной Минфином РФ подробной инструкции о порядке учета и хранения данных стратегических ресурсов.

Также всем понятно, что наличие законов в нашей стране вовсе не исключает возможность пренебрежения ими, тем более в столь специфической отрасли (вы уже ответили себе на вопрос о миллионе?).

Время от времени российские СМИ взрываются сообщениями о возбуждении уголовных дел в отношении работников того или иного аффинажного производства…

А в конце прошлого года на всю страну (и дальше) прогремел Колымский аффинажный завод (КАЗ) в связи с осуждением двух бывших работников за хищения золота в крупных размерах.

Колымский аффинажный завод.

Колымский аффинажный завод (КАЗ)

Колымский аффинажный завод (КАЗ).

Вообще-то КАЗ – самый молодой российский завод по аффинажу золота и серебра и производству слитков – с момента основания (1998 г.) умело поддерживал безупречную репутацию «флагмана перерабатывающего производства», образцово-показательного предприятия, на котором было принято проводить экскурсии для большинства приезжающих в область высоких гостей. Знаете, приятная тяжесть в ладони сыто поблескивающего слитка обычно так умиротворяет…

Преосвященнейший Иоанн посетил Колымский аффинажный завод в Экскурсию для владыки Иоанна провел директор завода В. А. Феоктистов.Преосвященнейший Иоанн посетил Колымский аффинажный завод в Экскурсию для владыки Иоанна провел директор завода В. А. Феоктистов.

На протяжении 15-ти лет деятельности КАЗ региональные СМИ регулярно знакомили колымчан с его производственными успехами. Гордиться в самом деле было чем:

  • 1998 г.: введен в эксплуатацию производственный комплекс мощностью до 32 т аффинированного золота в год и извлечением попутного серебра;
  • 2001 г.: построен и введен в эксплуатацию цех для изготовления мерных слитков золота и цех аффинажа серебра мощностью 180 т;
  • 2004 г.: завершено строительство второй очереди линии аффинажа серебра, позволившей выпускать 360 т серебра в год;
  • 2004 г.: КАЗ включен в список надежных поставщиков золота (международный знак «GoodDelivery»). В 2006 г. этот статус присвоен и серебряным слиткам;
  • 2009 г.: мощности завода позволяют выпускать до 50 т золота и 450 т серебра в год;
  • 2011 г.: построено плавильное отделение для переработки шлаков.

В 2013 году, по сообщениям прессы, деловыми партнерами КАЗа являлись более 120 магаданских, якутских и чукотских горных предприятий. За годы работы на заводе переработано более 382 т золота и 1900 т серебра. В целом по объему производства КАЗ занял второе место среди аффинажных заводов России.

Экскурсия на заводе для Д.А. Медведева

Экскурсия на заводе для Д.А. Медведева. Экскурсию провел директор завода В. А. Феоктистов.

Деятельность бессменного руководителя образцового предприятия В.А. Феоктистова также заслуживала только самой высокой оценки, которая закрепилась в 2008 году Орденом Почета – «за большой вклад в развитие золотодобывающей отрасли и многолетний добросовестный труд», как было сказано в Указе Президента РФ Д.А. Медведева.

То есть, все было замечательно, все было супер. И тут такой пассаж: уголовные дела на «несунов», последовавшие за этим проверки, выявления на КАЗе нарушений и суровые предписания областной прокуратуры по их устранению … Вообще-то, все началось несколько раньше.

«Капитал, капитал, поделися.. Между всеми, всеми добрыми людьми!»

Стремительному росту народного благосостояния, конечно, нужно только радоваться. Мы же боремся за улучшение качества жизни колымчан! Однако когда данное улучшение происходит не в общей массе, а в определенном сегменте общества, в который людей объединяет конкретный общий признак, а именно – причастность к деятельности одного и того же предприятия, – это, согласитесь, наводит на размышления.

Задумались и наши представители правоохранительных органов: каким волшебным образом жители Хасынского района, а также Магадана и окрестных весей, которые еще вчера с трудом дотягивали до отметки «средний класс», после нескольких месяцев работы на КАЗе начинали скупать жилье, делать в нем евроремонты, обставляться стильной мебелью, кататься на дорогих машинах, наращивать личные капиталы, открывать, наконец, собственный бизнес?

Золото манит..

Золото манит..

Жилье, к слову, далеко не все сотрудники завода покупали в Палатке или Магадане. ЦРС как минимум. А то и разные приятные страны Карибского бассейна. Скажем, Доминиканская Республика, в которую на ПМЖ за короткий промежуток времени отбыло несколько семей, основав там, надо полагать, маленькое колымское землячество. Этакую Нью-Палатку. Между прочим, в числе беззаботно-счастливых обитателей Доминиканы оказался и бывший личный водитель генерального директора КАЗ. Домик у него там свой…

При всем этом великолепии средняя заработная плата работников Колымского аффинажного, прямо скажем, размерами не впечатляет: согласно официальным сообщениям, в 2013 году она поднялась до 41,8 тыс. руб., то есть год, два, три назад зарплата была еще скромнее.

У сотрудников правоохранительных органов возник закономерный вопрос: как рядовые для области заработки позволяют сотрудникам завода богатеть, причем в кратчайшие сроки?

Второй загадкой стало значительное ухудшение криминальной обстановки в Хасынском районе, причем все чаще преступления были связаны с незаконным оборотом оружия и наркотиков. Вместе с тем, плотность преступлений была прямо пропорциональна близости к КАЗ. Не только географической: странным образом действующие лица криминальных историй были так или иначе связаны с заводом.

Когда золотые слитки с КАЗ всплыли в Ингушетии, во время проведения операции ФСБ по пресечению канала поставки теневого колымского золота, последние сомнения развеялись: неладно что-то в «аффинажном королевстве».

Что конкретно? С целью выяснить это сотрудники УФСБ по Магаданской области провели ряд оперативных мероприятий, подробности которых пока опустим, но отметим, что в результате чекистам прояснилась следующая «картина маслом». На заводе – воруют. Нет, не так: на заводе – ВОРУЮТ.

Молчанье – золото?

Воруют все, кому не лень. Обстоятельно, с выдумкой и вполне организованно: кто парами (плавильщик – охранник, один орудует в цехе, второй выносит с территории завода), кто целыми звеньями. Воруют все, что плохо лежит, от шлака (содержащего до 30 и больше процентов золота) до готовых слитков.

Сбыт налажен. Ворованный металл скупают представители двух конкурирующих преступных группировок, назовем их «славяне» и «горцы». Нетрудно догадаться, что в Ингушетию золото с КАЗ попало трудами последних. Они же обратным рейсом по трассе привозят товар, запрещенный к свободному обороту, но пользующийся на Колыме спросом. И боевое оружие, и наркотики приобретали, в частности, иные сотрудники КАЗа по «бартеру».

Бывало, работники завода коллективно «раскумаривались» прямо в одном из производственных помещений в рабочее время…Ну да это шалости по сравнению с вопиющими фактами хищений в крупных и особо крупных размерах. Куда администрация «аффинажки» то смотрела?! Вы не поверите: в счастливое будущее! Во-первых, в счастливое будущее предприятия, для незапятнанной репутации которого вовсе не нужны публичные скандалы. Клиентуру распугают, проверяющих накличут… А во-вторых, смотрела она в счастливое будущее пойманных за руку воришек, которые изредка все же попадались собственной службе безопасности и у которых просто отбирали золотишко, бросали его обратно в печь на переплавку, а «несунов» увольняли – тихо, мирно, без заявлений в правоохранительные органы. Чтобы не портить им, дуракам, биографию.

Так, во всяком случае, объяснял свои действия В.А. Феоктистов, в то время как на заводе закручивался вихрь событий, вызванных профессиональным любопытством чекистов. Обнаруживался один тайник с драгметаллом за другим, распутывались клубки взаимовыгодных отношений работников КАЗа как между собой, так и с деятелями «по ту сторону забора».

По инициативе областного УФСБ совместно с Главным Управлением ФСБ России на Колымском аффинажном заводе дважды проводились проверки представителями Пробирной Палаты при Минфине РФ (о результатах – очень интересных! – расскажу в свое время). Страсти накалялись… Первым, кто, почувствовав близкое разоблачение, не выдержал напряжения и явился к правоохранителям с повинной, стал А. Зеленовский (фамилия изменена).

Наша сила – в плавках!

Слитки, выплавленные на КАЗСлитки, выплавленные на КАЗ.

История, из-за которой плавильщик А. Зеленовский попал на скамью подсудимых, незатейлива, как кирпич. Из отделения приемной плавки в отделение Миллера цеха аффинажа золота ему нужно было отнести два лигатурных слитка общим весом больше 7 кг, содержащих химически чистого золота больше 6,5 кг. Стоило это по тем ценам ни много ни мало – почти 11 млн руб. Однако слитки попали не в отделение Миллера для дальнейшей переработки, а в тайник, оборудованный А. Зеленовским в цехе гидрометаллургии. Что примечательно: пропажи никто не хватился. Чуть позже его напарник достал слитки из тайника, благополучно вынес их с территории завода и спрятал в багажнике машины А. Зеленовского, припаркованной недалеко от проходной.

Какое-то время А. Зеленовский хранил похищенное золото на съемной квартире в Магадане, пока его не изъяли сотрудники УФСБ. Следом они изъяли еще два лигатурных слитка, содержащих около 6 кг химически чистого золота, спрятанных А. Зеленовским в тайнике на территории завода. Местонахождение схрона в порыве чистосердечного раскаяния указал сам плавильщик. Он рассказал правоохранителям еще много чего полезного, помогал следствию как мог, в результате чего получил довольно мягкое наказание – условный срок в четыре года.

Закономерный финал..Закономерный финал…

Также условным лишением свободы закончилось уголовное дело в отношении другого плавильщика КАЗа – С. Чаркина (фамилия изменена), осужденного за покушение на хищение золота. Закончив приемную плавку, он получил два лигатурных слитка весом около 10 кг каждый и понес их в отделение Миллера. Однако по дороге один слиток «нечаянно потерялся»: С. Чаркин на ходу закинул его под инструментальный шкаф. Место «потери» было выбрано с умом, поскольку находилось в «мертвой зоне» работавших в помещении видеокамер. Позже записи наглядно показали следствию: идет С. Чаркин с двумя слитками в руках, пропадает из поля зрения на пару секунд – и вот он входит в отделение, но уже с одним слитком. Забрать спрятанное под шкафом золото С. Чаркин не успел – его случайно нашел сотрудник завода, слесарь-ремонтник, который что-то уронил на пол и полез под шкаф доставать. А там… А там – «ничейных» 17 млн руб. золотозубов улыбаются в пыли. Да-а, бывают в жизни огорчения! И что характерно: узнав о находке, администрация завода, на котором уже вовсю трудились правоохранители, о случившемся акт составили, но само вещественное доказательство преступления не приложили к делу, а сразу пустили в плавку. Привычка?

«Здесь наконец мы
В блаженной истоме утонем,
Подставляя ладони
Золотому дождю»

Разумеется, далеко не все эпизоды манипуляций А. Желтовского и С. Чаркина с драгметаллом, находящимся на КАЗ, вошли в упомянутые уголовные дела, равно как не все участники в них «засветились». Часть была осуждена за другие преступления, остальные ждут своей очереди. В целом картинка смазанная получается, нечеткая, поэтому для полноты представления, что же происходило на заводе в последние годы, предлагаю эксклюзивное интервью с бывшим работником КАЗа.

Степан – имя, конечно, вымышленное, однако персонаж абсолютно реальный. Несколько лет он проработал на заводе в цехе аффинажа золота, ныне – успешный предприниматель, владелец торговой сети, заботливый глава семейства. Итак, интервью.

– Степан, насколько благоприятные условия для хищения драгметалла были на КАЗ в период вашей работы на этом предприятии?

– Благоприятные настолько, что только ленивый или очень глупый этим не пользовался. Я и устраивался на завод уже зная, что оттуда несут. Собственно, основная цель у меня была – присоединиться к процессу. На КАЗе работало много моих знакомых, земляков, одноклассников, которые вовсю этим занимались, и я видел, как все просто и прибыльно. А придя на завод, убедился в этом лично. По натуре я не вор, меня вынудили обстоятельства. Знаете, когда в холодильнике лежит один окорочок, а у тебя на руках маленький ребенок, на принципы глубоко нас…ть.

– Вы были безработным?

– Нет, я работал в сфере ЖКХ. Предприятие длительное время находилось в сложной ситуации, зарплату постоянно задерживали. Вы когда-нибудь пытались объяснить ребенку, что дома кушать нечего, потому что у тебя на работе большие проблемы? Я обязан был найти другую работу.

– Но на КАЗе ведь тоже зарплата невысокая?

– «Невысокая» – слабо сказано. Хотя труд адский. Разговаривал с ребятами,сопровождавшими на КАЗ партии сырья с «Купола», с «Каралвеема». У себя на рудниках они выполняли ту же работу, что и мы, и получали за нее под 100 тыс. руб. И труд у них механизированный, почти ничего сами не таскают. А у меня зарплата была 30 тыс., у кого побольше опыта – 40, ну, максимум 50 – это уже у мастеров. Охранники вообще получали 12-15 тыс. руб. Это на стратегическом объекте!

КАЗ. Плавка золота

КАЗ. Плавка золота.

Зарплата мизер, плюс все на своем горбу. Конечно, время от времени на КАЗе ставились новые печи, менялось кое-какое оборудование, но инфраструктура оставалась допотопной. Чтобы печь загрузить на золоте, надо 30-40 кг на руках перетаскать, поднять на приличную высоту, опустить в тигель. В серебряном цеху вообще загрузки бывают по 200 кг. Все это очень тяжело. Люди держались там только для того, чтобы крутить свое кино.

В общем, пришел, осмотрелся. Самая основная задача моя была – закрепиться в цехе золота, чтобы не перевели на серебро. Там, конечно, тоже дела свои делаются, но объем не такой большой. Так что пришлось мне первые месяцы чуть ли не жить на заводе, зарекомендовать себя хорошим работником. Потом, когда заработал честное имя, смог спокойно заняться своими делами. Начал действовать. Уже знал, к кому можно обратиться с вопросом выноса. Одному вынести сложно, но в паре с кем-то – легко….

– Бумаги о материальной ответственности при устройстве на завод подписывали?

– Нет. Материальная ответственность лежит на мастерах смены. А может, и подписывал – не помню. В любом случае, это чистая формальность. Никакого контроля, считай, там не было. Да и сейчас нет. Когда начались проверки ФСБ, прокуратуры, контроль чуть ужесточили, но сейчас, насколько знаю по рассказам знакомых, все возвращается на круги своя. К всеобщему удовлетворению. Как уходил металл, так он и уходит.

– Кому сбывать золото, знали тоже сразу?

– Подсказали знакомые, у которых были выходы. Со временем появились свои нужные знакомства с людьми, желающими принимать металл. Это как раз не трудно: они сами подъезжают. Появляется на КАЗе новый человек – они присматриваются к нему. Если видят, что работник «крутится», предлагают сотрудничество. Люди просчитываются на раз. Не было толком ничего – ни квартиры, ни машины, ни капиталов, и вдруг человек начинает покупать недвижимость, ездить на крутых тачках – не важно, в поселке это или в городе. Через полгода максимум об этом узнают и начинают «крутить».  В таком сотрудничестве есть свои плюсы: тебя не просто «крышуют», но и помогают – готовят «коридоры» для выноса (у них свои люди в охране), решают оргвопросы. Могут, например,  помочь с доктором, с больницей, если у тебя в семье кто-то заболел. Не оставляют, в общем, в беде.  Это у «славян». У товарищей с Кавказа подход другой. Там больше на испуг берут, семье угрожают. Сеть скупки налажена, отточена, охватывает всю Магаданскую область и уходит за ее пределы. Были граждане, которые увозили металл в Доминиканскую Республику и сейчас живут там. Гостиницу построили.

– Именно золото вывозили?

– Угу. Оно там дороже, чем здесь. Каким образом вывозили? По той же схеме, по какой оно уходит в Ингушетию, ничего нового. Гонят по трассе машинами, оборудованными тайниками. Делают закладки в контейнерах и отправляют с домашним имуществом морем.

– Сколько можно было выручать за сданное золото?

– В зависимости от пробности металла, смотря кому сдаешь, какая у тебя репутация. В среднем от 1000 до 1200 рублей за грамм. То есть килограмм – миллион. А когда за смену при удачном стечении обстоятельств ты можешь делать от 3-х до 6-ти кг металла (начинал со ста граммов), сами понимаете, какой появляется азарт. Не каждую смену, конечно, удавалось что-то добыть. И контролировал свои аппетиты, старался не борзеть, делать с умом, продумывать все до мелочей. Не хвастаюсь, но мне это удавалось: даже когда пошли сигналы и меня начали «пасти», с поличным так и не поймали.

– И руководство ни разу не спохватилось, куда уходит с завода металл?

КАЗ. Плавка золотаКАЗ. Плавка золота.

– Мне кажется, оно просто закрывало на это глаза, чтобы не раздувать скандала. Видимо, были свои причины скрывать происходящее. Периодически, конечно, пытались как-то бороться. Меняли систему охраны, меняли охранников, ставили дополнительные рамки, видеокамеры… Бессмысленно все это, потому что для полного искоренения воровства нужно привлекать людей на завод совершенно со стороны, не из области – и для работы в цехах, и для охраны, а к ней – еще охрану приставлять. И менять всех каждый сезон, пока не успели «обрасти» связями. Только так. А это, как вы понимаете, невозможно.

Единственное, что реально, – это сделать утечку контролируемой, направленной в одно русло, и тем самым минимизировать потери. Лучше знать, через кого, как и сколько уходит металла, чем не знать вообще ничего. На любом подобном предприятии в России есть утечка. У нас мозги так заточены – тащить все, что плохо лежит. Приходит человек на предприятие и через два-три месяца начинает понимать, что его ничто не сдерживает. Фактически полная бесконтрольность, полная безнаказанность. И слишком велик соблазн. Да еще и подталкивают к этому: сами охранники, к примеру, подходят к плавильщикам, предлагают провернуть совместно дело.

– Кто-нибудь отказывается?

– А вы бы отказались?

– Степан, на ваш взгляд, какое количество золота уходило с завода через рядовых работников?

– По моим прикидкам, за год – не больше 400 кг. Только кто сказал, что несли лишь простые работяги? Но это уже не нашего ума дело.

«Презираем мы злато,
Его не имея.
А увидим хоть раз –
И от счастья немеем»

А чьего ума дело? Попробуем разобраться во второй публикации по КАЗ. В этом нам помогут результаты прошлогодних проверок Пробирной Палаты.

Слитки

Золотые слитки…

Пока же из того, что рассказал Степан, можно заключить следующее. Система учета и контроля драгметалла, поступившего от недропользователей на Колымский аффинажный завод, а также система охраны работали на таком уровне, который позволял рядовому составу сотрудников КАЗ без особого напряжения заниматься хищением золота на разных стадиях его переработки. Вопреки закону сохранения вещества в природе, недостачи металла завод не ощущал. По крайней мере, это не было отражено в ежегодных металлургических балансах, составлявшихся руководством КАЗа.

Зато в полной мере недостачу ощутили многие контрагенты завода – чукотские, якутские и магаданские горнодобывающие предприятия, сдававшие металл на аффинаж и забиравшие свое очищенное золото с большой задержкой, влекущей для горняков большие финансовые потери.

В разряд предприятий в конце 2013 года, что называется, попали ООО «Ресурс М», которому КАЗ не возвратил 5 кг химически чистого золота, ОАО «Сарылах-Сурьма» – 35 кг, ООО «Фатум Плюс» – 57 кг, ООО «Полевая» – 151 кг, ОАО «Сусуманзолото» – 464 кг, ЗАО «Чукотская ГГК» – 1040 кг. К слову, по факту незаконных действий КАЗа в отношении 151 кг драгметалла, добытых «Полевой» в 2013 году, возбуждено уголовное дело. Еще несколько материалов по другим контрагентам завода находятся в проверке…

Автор статьи: Саша Осенева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *